Category: отзывы

Эмоции

Выдающийся оперный спектакль Александра Тителя. "Хованщина"

Вернулся из Театра им. Станиславского и Немировича - с премьеры оперы "Хованщина" в постановке Александра Тителя. На первых премьерах (в феврале, кажется) не смог быть из-за занятости, но сегодня послушал и не пожалел.
Выдающийся спектакль, выдающийся!
Читал рецензии на него, но не видел такого определения... Всё-таки странноватая у нас критика.
Повторяю: выдающаяся постановка (художник Владимир Арефьев, художник по костюмам - а они там очень важны - Мария Данилова), одна из лучших в багаже Александра Тителя, а у него практически не бывает плохих спектаклей (хотя его "Борис Годунов" мне не понравился).
Я никогда не думал, что казавшаяся ещё с детства мне скучной (в том числе и по музыке) исторической костюмной оперой "Хованщина" может быть столь захватывающей. 3 часа увлекательного динамичного действия, а вторая часть спектакля (после антракта) - просто шедевр. Пересказывать невозможно - надо слушать и смотреть.
Сегодня выступал первый состав солистов - все отлично пели. И внятно (слова понятны).
Гениальные хоровые партии Мусоргского, гениальные. И великолепно исполнены и женским, и мужским хорами театра. Был ещё и детский хор. Зал аплодировал после некоторых хоровых партий. Аплодировал бы чаще, да музыкальные переходы этого не позволяли.
Танцы замечательные и остроумные. Массовые сцены, как всегда у Тителя, мастерски выстроены. Настоящая драматургия, а не хождение по сцене.
Ещё раз - захватывающий спектакль, а второе действие - просто шедевр. В том числе и сцена несостоявшейся казни. И замечательный по глубине и изяществу финал.
Обязательно пойду ещё раз. И всем советую - при первой же возможности идти. Ближайшие спектакли в июне.
Спокойствие

Выступление Путина. Беглые комментарии по ходу дела. - Самое осторожное выступление последн. времени

11.43. Как там люди в Кремле? Нервничают, веселятся, как западные лидеры на похоронах Манделы? "Фоткаются" в кремлевских интерьерах?

11.57. Уж полдень близится.

12.07. О Конституции. Несколько общих слов. Но тут я не согласен. Конституция России нужна другая.

12.08. О местном самоуправлении и земстве. Его надо реформировать. Но как - не сказал.

12.10. Общественные советы. Общественный контроль. Общественная палата. - Пока общие слова.

12.11. Межэтнические отношения. Аморальный интернационал - новый термин. Но опять очень аккуратные формулировки.

12.14. Скрытая критика правительства, не выполняющего майские указы 2012 года. Но очень-очень осторожная.
12.16. Более резкая критика правительства и губернаторов. Но всего две фразы.

12.19. Галстук хороший. Но слишком спокойный. Надо бы поагрессивней.

12.20. Много о медицине и здравоохранении. Но, судя по всему, основывается на официальных данных, сильно искажающих реальное положение дел.

12.20. О культуре, морали, патриотизме. Русский язык упомянул.
Об образовании. Об истории и традициях.
О возвращении сочинений. Аплодисменты. Сначала уничтожили, теперь восстанавливают. Но виновников не назвал.
Опять, к сожалению, ориентируется на то, что ему докладывают, а не на то, что есть в реальной жизни.

12.25. Демография. - Правильно, но опять слишком общие слова.
Жилищное строительство. Ещё только нужно достичь советского уровня (1988 год). Что-то свободный рынок не может несвободные советские показатели превзойти.

12.29. Об экономике. Отставание по производительности труда в два-три раза. Да нет этого! Это порочные расчёты наших экономистов!
Наука. - К сожалению, много новомодных терминов, но нет новых идей, отличающихся от тех, которыми реформаторы науки уже загнали нашу науку в тупик.
Положительный отзыв о советском опыте. Так тогда и надо дать команду восстановить его, а тех, кто сопротивляется - уволить.

12.33. Ещё одна новомодная идея - новые профессиональные стандарты. Что это за зверь?

12.35. Опять вспоминает положительный советский опыт - даже заводы-втузы!
12.36. Об образовании. Правильная критика, но всё, что делается - лишь ухудшает ситуацию!

12.39.Село.
12.40. Моногорода. Оказывается, и тут от СССР осталось много хорошего. А правительство собиралось моногорода закрыть.

12.43. Трудовая миграция. - Увы, очень обтекаемо.
12.44. Инвестиционный климат. - Кое-какие налоги вернуть в регионы.
12.47. Пока выступление не политическое, а как де факто главы правительства.

12.49. Об офшорах. Опять объясняет правительству, что и как ему делать.
12.52. Подъём Сибири и Дальнего Востока. Налоговые льготы. - Но это всё не президент должен предлагать, а правительство.

13.02. ЕврАзЭС.
Об Украине будет или нет? Должно быть. Но в каких словах?
Начал об Украине. Очень-очень аккуратно. Слишком аккуратно. Видимо, боится повредить товарищу Януковичу. То ли пусть Янукович сам выплывает, если сможет. То ли - ему уже помочь невозможно, США-ЕС всё равно Украину уже съели и мы сделать ничего не можем.
13.06. Никто не сможет получить военное превосходство над Россией. - Самое определённое, что было сказано. И в иных областях так бы.
13.08. Расширение военной подготовки в гражданских вузах.

13.11. Переходит к завершению.
Демонстрирует оптимизм.

ВЫВОД. Очень аккуратное, крайне консервативное (в смысле - не революционное) выступление. Решил никого не трогать резкой критикой. Видимо, имеет основания для такой осторожности. Но, боюсь, общество ждало более резкого и жёсткого выступления.
Кроме того, половина выступления - это просто выступление фактического главы правительства.
Светлый

Из каких сословий нужно выбирать парламент России

В связи с многочисленными вопросами относительно моего предложения выбирать парламент России по сословному, а не партийному принципу, публикую здесь свою статью, напечатанную 25 ноября 2009 года в газете "Известия".
ПАРТИЙНОСТЬ ИЛИ СОСЛОВНОСТЬ?
Не уверен, что опубликованная в этой колонке месяц назад моя статья «Мой ответ на вопрос Медведева» - судя по тексту президентского послания — привлекла внимание самого президента, но широкий читатель ее заметил. Более того, ее заметил не только широкий читатель, но даже и один писатель. Причем писатель не простой, а самый писучий писатель земли Русской, а именно Дмитрий Быков.
Но Дмитрий Быков не только самый писучий наш писатель, но еще и самый политический. Нет ни одного, пусть даже самого крохотного, политического события, на которое бы Дмитрий Быков не откликнулся язвительным стихом или пространным трактатом.
И вот в последнем из своих трактатов Дмитрий Быков с негодованием отвергает мое предложение избирать одну из палат русского парламента не по партийному, а по сословному принципу, прямо утверждая, что от этой самой сословности веками страдала Россия.
При всей значимости Дмитрия Быкова для современной отечественной литературы и массовой культуры я не стал бы откликаться на его несогласие с моим предложением, если бы именно на ту же самую «сословность» не среагировали точно так же нервно и многие другие читатели, которым пригрезилось, что я хочу отнять у них современный парламентаризм, подсунув взамен средневековые — вплоть, видимо, до инквизиции — политические конструкции. Таким образом Дмитрий Быков выступил выразителем не только своего личного, но некоего коллективного страха. Что, безусловно, характеризует его с лучшей стороны как писателя, а мне дает повод разъяснить свое предложение и попытаться развеять упомянутые страхи.
Начну с того, что по само по себе развитое Средневековье, точнее то, что обычно называют феодализмом, является, возможно, наилучшим из всех прожитых человечеством форматов общественного и политического устройства, оптимальным в смысле сочетания коллективных и индивидуальных интересов. За изъятием, разумеется, инквизиции и права первой брачной ночи. Это очень интересная, но обширная тема. Может быть, стоит как-нибудь посвятить ей отдельный текст — включающий и описание вполне средневековых институтов, сохранившихся и процветающих в современных демократиях: от крупнейших корпораций-феодов до Юрьева дня, носящего ныне название футбольных трансфертов. Но сейчас вернусь к сословности.
Совершенно точно знаю, что Дмитрий Быков не в восторге от современной партийной системы России. И думаю, что он вряд ли голосовал за какую-либо из четырех представленных в нынешней Думе партий. То есть современный партийный парламентаризм не дает Дмитрию Быкову никаких шансов иметь своего представителя в Думе. Лично для него это не страшно — он имеет возможность выражать свое мнение в печати и по телевидению. Но вот десятки миллионов наших с ним сограждан (и граждан других стран) такой привилегии лишены.
Правда, Дмитрий Быков надеется, что наша партийно-парламентская система будет со временем так усовершенствована, что на думской скамье появятся, наконец, депутаты от партии, которой он по велению и сердца, и разума отдаст свой голос.
А вот я утверждаю, что для десятком миллионов других граждан России такого не случится никогда, ибо парламентаризм, основанный на «бесполой партийности» исчерпал свою политическую эффективность, а сам институт партий исторически устарел и почти полностью переродился в институт скрытого или открытого лоббирования интересов современных феодов и ограниченного числа владетельно-властных кланов. И это справедливо для всего мира, а не только для России.
Вряд ли какой олигарх ходит голосовать, ибо у него и без того достаточно возможностей для того, чтобы провести свой личный интерес или интерес своего политического или бизнес-клана в парламенте. Оттого, что какой-нибудь рабочий со всей семьей каждый раз участвует в голосовании, шансы на учет его интересов (кроме некоторых, в силу особых причин учитываемых правящим классом) в решениях парламента все равно равны нулю.
Когда-то считалось, что сословное представительство исключает учет интересов основной массы населения, а партийное создает механизм реализации этих интересов хотя бы на законодательном уровне. Когда-то, видимо, так и было. Было — и сплыло.
Я думаю, что в современном парламенте России в равных пропорциях должны быть представлены, как минимум, следующие сословия:
1. Крестьянское (сельхозпроизводители)
2. Рабочее (наемные работники сферы материального производства)
3. Врачебно-медицинское
4. Учительско-преподавательское
5. Научное (наполовину гуманитарное, наполовину от естественных наук)
6. Информационное (но не журналистское, у которого и так есть трибуна)
7. Духовное (от традиционных религий)
8. Военное
9. Управленческое (политическое)
10. Частнособственническое (владетельное)
11. Женское
12. Опекаемых и поднадзорных (дети-сироты, старики, инвалиды, бездомные, заключенные).

Нетрудно заметить, что первые десять сословий сложены фактически по профессиональному признаку, а последние два — по специфическим: гендерному и признаку повышенной социальной незащищенности.
Мало кто из нас с легкостью ответит на вопросы: за какую партию он голосовал? Какая партия лучше других отражает его интересы? Какой должна быть партия, которая эти интересы отражала бы в максимальной мере?
Но любой из нас легко отнесет себя к одному из двенадцати перечисленных сословий (термин, возможно, нужно подобрать другой). Следовательно — легко и осмысленно сделает свой выбор при голосовании.
И никому уже не придется гадать, понимает ли под «российским консерватизмом» провозгласившая его своей идеологией «Единая Россия» то же самое, что и ты.
Обратите внимание: в предложенной мною схеме нет никакой аристократии или «художественной интеллигенции», олигархи и мелкие собственники соединены в одно сословие и полностью отсутствует юридическое сословие, которое вообще не должно иметь какого-либо выраженного самостоятельного, а тем более самодовлеющего статуса. Тогда парламент и конституционный суд будут принимать решение об отмене либо воссоздании института смертной казни исходя не из каких-то абстрактных «европейских ценностей» и неизвестно как и зачем появившихся «международных обязательств», а из национальных интересов страны. В данном случае — из интересов борьбы с запредельной по масштабам и жестокости преступностью.
Двенадцати сословиям должны соответствовать двенадцать парламентских курий с равным числом мест. А столь дорогие сердцу многих нынешние и идеальные прошлые и будущие партии (электоральные механизмы) пусть конкурируют своими конкретными списками за места в каждой курии, а не в Думе в целом.
Тогда и списки будут короткие — 20 человек. И кандидаты в них будут вноситься по внятным (а иначе не проголосуют за них) мотивам и обоснованиям.
Конечно, то, что я предлагаю, есть не просто изменение избирательной или конституционной системы. По сути это бескровная политическая революция. И решиться на нее, отказавшись от привычных стереотипов («рынок нас спасет», а «многопартийность осчастливит»), нелегко.
Но ведь все мы сейчас за инновации, в том числе и политические. То есть за внедрение в жизнь принципиально нового.
А можно ли назвать новым, господа прогрессисты, создание в 21 веке политических конструкций индустриального общества?
ЗЫ. 5 февраля 2013 г. В 16-00 Виталий Третьяков отвечает на ваши вопросы.
http://s47.radikal.ru/i115/1302/6b/00d243856320.jpg
Спокойствие

Партийная демократия в России: строительство воздушного замка на песке

Сегодня целый день телевизор рассказывает о партийных съездах, конференциях, координационных советах, каких-то слияниях, переходах одних якобы политиков в какие-то другие якобы партии.
Думаю, 90 процентов телеаудитории (населения страны) эти репортажи не смотрит, а если и смотрит краем глаза, то ничего в этих репортажах, съездах и конференциях их не трогает. Ибо не касается.
Россия, тратя деньги, всё строит и строит какую-то многопартийную систему, которую в принципе построить уже нельзя.
В связи с этим публикую здесь в сокращенном варианте свою статью трёхлетней давности.
Уже три года прошло. Строительство воздушного замка на песке продолжается. Зачем?

Из статьи "ПАРТИЙНОСТЬ ИЛИ СОСЛОВНОСТЬ?" (Известия, 26.11.09)

На предложенную мною "сословность" среагировали точно так же нервно, как и Дмитрий Быков, и многие другие читатели, которым пригрезилось, что я хочу отнять у них современный парламентаризм, подсунув взамен средневековые - вплоть, видимо, до инквизиции - политические конструкции.

Само по себе развитое Средневековье, точнее, то, что обычно называют феодализмом, является, возможно, наилучшим из прожитых человечеством форматов общественного и политического устройства, оптимальным в смысле сочетания коллективных и индивидуальных интересов. За изъятием, разумеется, инквизиции и права первой брачной ночи. Это очень интересная, но обширная тема, и, может быть, стоит как-нибудь посвятить ей отдельный текст. Но сейчас вернусь к сословности.

Совершенно точно знаю, что Дмитрий Быков не в восторге от современной партийной системы России. И думаю, что он вряд ли голосовал за какую-либо из четырех представленных в нынешней Думе партий. То есть современный партийный парламентаризм не дает ему никаких шансов иметь своего представителя в Думе. Лично для него это не страшно - он имеет возможность выражать свое мнение в печати и по телевидению. Но вот десятки миллионов наших с ним сограждан (и граждан других стран) такой привилегии лишены.

Правда, Дмитрий Быков надеется, что наша партийно-парламентская система будет со временем так усовершенствована, что на думской скамье появятся наконец депутаты от партии, которой он по велению и сердца, и разума отдаст свой голос.

А вот я утверждаю, что для десятков миллионов других граждан России такого не случится никогда, ибо парламентаризм, основанный на "бесполой партийности", исчерпал свою политическую эффективность, а сам институт партий исторически устарел и почти полностью переродился в институт скрытого или открытого лоббирования интересов современных феодов и ограниченного числа владетельно-властных кланов. И это справедливо для всего мира, а не только для России.

Вряд ли какой олигарх ходит голосовать, ибо у него и без того достаточно возможностей провести свой личный интерес или интерес своего политического или бизнес-клана в парламенте. От того, что какой-нибудь рабочий со всей семьей каждый раз участвует в голосовании, шансы на учет его интересов (кроме некоторых, в силу особых причин учитываемых правящим классом) в решениях парламента не изменятся, и они равны нулю.

Когда-то считалось, что сословное представительство исключает учет интересов основной массы населения, а партийное создает механизм реализации этих интересов хотя бы на законодательном уровне. Когда-то, видимо, так и было. Было - и сплыло.

Я думаю, что в современном парламенте России в равных пропорциях должны быть представлены как минимум следующие сословия:

1. Крестьянское (сельхозпроизводители)

2. Рабочее (наемные работники сферы материального производства)

3. Врачебно-медицинское

4. Учительско-преподавательское

5. Научное (наполовину гуманитарное, наполовину от естественных наук)

6. Информационное (но не журналистское, у которого и так есть трибуна)

7. Духовное (от традиционных религий)

8. Военное

9. Управленческое (политическое)

10. Частнособственническое (владетельное)

11. Женское

12. Опекаемых и поднадзорных (дети-сироты, старики, инвалиды, бездомные, заключенные).

Нетрудно заметить, что первые десять сословий сложены фактически по профессиональному признаку, а последние два - по специфическим: гендерному и признаку повышенной социальной незащищенности.

Мало кто из нас с легкостью ответит на вопросы: за какую партию он голосовал? Какая партия лучше других отражает его интересы? Какой должна быть партия, которая эти интересы отражала бы в максимальной мере? Но любой из нас легко отнесет себя к одному из перечисленных сословий (термин, возможно, нужно подобрать другой). Следовательно, легко и осмысленно сделает выбор при голосовании. И никому уже не придется гадать, понимает ли под "российским консерватизмом" провозгласившая его своей идеологией "Единая Россия" то же самое, что и ты.

Обратите внимание: в предложенной мною схеме нет никакой аристократии или "художественной интеллигенции", олигархи и мелкие собственники соединены в одно сословие и полностью отсутствует юридическое сословие, которое вообще не должно иметь какого-либо выраженного самостоятельного, а тем более самодовлеющего статуса. Тогда парламент и Конституционный суд будут принимать решение об отмене либо воссоздании института смертной казни исходя не из каких-то абстрактных "европейских ценностей" и неизвестно как и зачем появившихся "международных обязательств", а из национальных интересов страны. В данном случае - из интересов борьбы с запредельной по масштабам и жестокости преступностью.

Двенадцати сословиям должны соответствовать двенадцать парламентских курий с равным числом мест. А столь дорогие сердцу многих нынешние и идеальные прошлые и будущие партии (электоральные механизмы) пусть конкурируют своими конкретными списками за места в каждой курии, а не в Думе в целом. Тогда и списки будут короткие - 20 человек. И кандидаты в них будут вноситься по внятным (а иначе не проголосуют за них) мотивам и обоснованиям.

Конечно, то, что я предлагаю, есть не просто изменение избирательной или конституционной системы. По сути это бескровная политическая революция. И решиться на нее, отказавшись от привычных стереотипов ("рынок нас спасет", а "многопартийность осчастливит"), нелегко.

Но ведь все мы сейчас за инновации, в том числе и политические. То есть за внедрение в жизнь принципиально нового.

А можно ли назвать новым, господа прогрессисты, создание в XXI веке политических конструкций индустриального общества?
Светлый

Что вместо партий? Политическая система для России

Не уверен, что опубликованная в этой колонке месяц назад моя статья "Мой ответ на вопрос Медведева" - судя по тексту президентского послания - привлекла внимание самого президента, но широкий читатель ее заметил. Более того, ее заметил писатель - а именно Дмитрий Быков. Нет ни одного, пусть даже самого крохотного политического события, на которое бы Дмитрий Быков не откликнулся язвительным стихом или пространным трактатом. И вот в последнем из своих трактатов Дмитрий Быков с негодованием отвергает мое предложение избирать одну из палат русского парламента не по партийному, а по сословному принципу, прямо утверждая, что от этой самой сословности веками страдала Россия.

На ту же самую "сословность" среагировали точно так же нервно и многие другие читатели, которым пригрезилось, что я хочу отнять у них современный парламентаризм, подсунув взамен средневековые - вплоть, видимо, до инквизиции - политические конструкции. Таким образом Дмитрий Быков выступил выразителем не только личного, но и некоего коллективного страха. Что, безусловно, характеризует его с лучшей стороны как писателя, а мне дает повод разъяснить свое предложение и попытаться развеять упомянутые страхи.

Мало кто из нас с легкостью ответит на вопросы: за какую партию он голосовал? Какая партия лучше других отражает его интересы?

Само по себе развитое Средневековье, точнее, то, что обычно называют феодализмом, является, возможно, наилучшим из прожитых человечеством форматов общественного и политического устройства, оптимальным в смысле сочетания коллективных и индивидуальных интересов. За изъятием, разумеется, инквизиции и права первой брачной ночи. Это очень интересная, но обширная тема, и, может быть, стоит как-нибудь посвятить ей отдельный текст. Но сейчас вернусь к сословности.

Совершенно точно знаю, что Дмитрий Быков не в восторге от современной партийной системы России. И думаю, что он вряд ли голосовал за какую-либо из четырех представленных в нынешней Думе партий. То есть современный партийный парламентаризм не дает ему никаких шансов иметь своего представителя в Думе. Лично для него это не страшно - он имеет возможность выражать свое мнение в печати и по телевидению. Но вот десятки миллионов наших с ним сограждан (и граждан других стран) такой привилегии лишены.

Правда, Дмитрий Быков надеется, что наша партийно-парламентская система будет со временем так усовершенствована, что на думской скамье появятся наконец депутаты от партии, которой он по велению и сердца, и разума отдаст свой голос.

А вот я утверждаю, что для десятков миллионов других граждан России такого не случится никогда, ибо парламентаризм, основанный на "бесполой партийности", исчерпал свою политическую эффективность, а сам институт партий исторически устарел и почти полностью переродился в институт скрытого или открытого лоббирования интересов современных феодов и ограниченного числа владетельно-властных кланов. И это справедливо для всего мира, а не только для России.

Вряд ли какой олигарх ходит голосовать, ибо у него и без того достаточно возможностей провести свой личный интерес или интерес своего политического или бизнес-клана в парламенте. От того, что какой-нибудь рабочий со всей семьей каждый раз участвует в голосовании, шансы на учет его интересов (кроме некоторых, в силу особых причин учитываемых правящим классом) в решениях парламента не изменятся, и они равны нулю.

Когда-то считалось, что сословное представительство исключает учет интересов основной массы населения, а партийное создает механизм реализации этих интересов хотя бы на законодательном уровне. Когда-то, видимо, так и было. Было - и сплыло.

Я думаю, что в современном парламенте России в равных пропорциях должны быть представлены как минимум следующие сословия:

1. Крестьянское (сельхозпроизводители)

2. Рабочее (наемные работники сферы материального производства)

3. Врачебно-медицинское

4. Учительско-преподавательское

5. Научное (наполовину гуманитарное, наполовину от естественных наук)

6. Информационное (но не журналистское, у которого и так есть трибуна)

7. Духовное (от традиционных религий)

8. Военное

9. Управленческое (политическое)

10. Частнособственническое (владетельное)

11. Женское

12. Опекаемых и поднадзорных (дети-сироты, старики, инвалиды, бездомные, заключенные).

Нетрудно заметить, что первые десять сословий сложены фактически по профессиональному признаку, а последние два - по специфическим: гендерному и признаку повышенной социальной незащищенности.

Мало кто из нас с легкостью ответит на вопросы: за какую партию он голосовал? Какая партия лучше других отражает его интересы? Какой должна быть партия, которая эти интересы отражала бы в максимальной мере? Но любой из нас легко отнесет себя к одному из перечисленных сословий (термин, возможно, нужно подобрать другой). Следовательно, легко и осмысленно сделает выбор при голосовании. И никому уже не придется гадать, понимает ли под "российским консерватизмом" провозгласившая его своей идеологией "Единая Россия" то же самое, что и ты.

Обратите внимание: в предложенной мною схеме нет никакой аристократии или "художественной интеллигенции", олигархи и мелкие собственники соединены в одно сословие и полностью отсутствует юридическое сословие, которое вообще не должно иметь какого-либо выраженного самостоятельного, а тем более самодовлеющего статуса. Тогда парламент и Конституционный суд будут принимать решение об отмене либо воссоздании института смертной казни исходя не из каких-то абстрактных "европейских ценностей" и неизвестно как и зачем появившихся "международных обязательств", а из национальных интересов страны. В данном случае - из интересов борьбы с запредельной по масштабам и жестокости преступностью.

Двенадцати сословиям должны соответствовать двенадцать парламентских курий с равным числом мест. А столь дорогие сердцу многих нынешние и идеальные прошлые и будущие партии (электоральные механизмы) пусть конкурируют своими конкретными списками за места в каждой курии, а не в Думе в целом. Тогда и списки будут короткие - 20 человек. И кандидаты в них будут вноситься по внятным (а иначе не проголосуют за них) мотивам и обоснованиям.

Конечно, то, что я предлагаю, есть не просто изменение избирательной или конституционной системы. По сути это бескровная политическая революция. И решиться на нее, отказавшись от привычных стереотипов ("рынок нас спасет", а "многопартийность осчастливит"), нелегко.

Но ведь все мы сейчас за инновации, в том числе и политические. То есть за внедрение в жизнь принципиально нового.

А можно ли назвать новым, господа прогрессисты, создание в XXI веке политических конструкций индустриального общества?