Category: лытдыбр

доска

Чему сегодня учат в школе, или Какие ещё нужны доказательства?

Вот уже десять лет я возглавляю Высшую школу (факультет) телевидения МГУ имени М.В. Ломоносова. Поступают на наш факультет, как и на другие факультеты университета, в основном свежеиспечённые выпускники средней школы.
За 10 лет я познакомился с сотнями бывших школьников. И прекрасно знаю слабые (их больше) и сильные (их гораздо меньше) стороны современного школьного образования, которое все эти десять лет продолжали неистово реформировать. Я привык ко всему. В том числе и к тому, что в университете мы вынуждены постоянно восполнять пробелы в знаниях, которые абитуриенты должны были бы получить в средней школе.
А теперь я просто расскажу, что в среду 13 февраля случилось у меня на лекции и что меня, человека опытного и всякое видевшего, потрясло – в буквальном смысле этого слова. Повторяю: потрясло! Я даже дважды на несколько секунд потерял дар речи, чего со мной никогда не случалось ни на одном телевизионном ток-шоу, какую бы ахинею ни несли оппоненты.
Это предисловие. А теперь о том, что произошло.
Я читал вводную лекцию своего курса «Теория телевидения» первокурсникам, то есть тем, кто ещё год назад сидел на школьной скамье и сдавал ЕГЭ. На первом курсе бакалавриата у нас 40 студентов. На лекции присутствовали 28 человек (остальные отсутствовали по болезни).
Упомянув весьма распространённый на современном телевидении так называемый стёб, я сначала перевёл это слово в литературную русскую норму – глумление. А затем привёл самый свежий пример такого глумления, вызвавшего большой общественный резонанс. А именно: мерзкую «шутку» «актрисы», как её называют, из «Comedy Woman» Натальи Медведевой о генерале Карбышеве.
Из-за отсутствия реакции аудитории, я понял, что первокурсники мои не поняли, о чём речь. Я пояснил, подробнее пересказав эту «шутку». Оказалось, что студенты ничего не слышали об этом, что очень странно, так как все они, естественно, постоянно сидят в Сети.
Тогда я решил начать с фактов. И спросил: вы знаете, кто такой генерал Дмитрий Карбышев? Молчание.
Я удивился и повторил вопрос в иной форме: поднимите руку те, кто знает, кто такой генерал Карбышев.
Поднялась всего одна (одна!) рука.
На несколько секунд я умолк, после чего кратко рассказал о Дмитрии Карбышеве, начиная с его службы в царской армии и кончая мученической смертью в гитлеровском концлагере.
Студенты слушали и молчали.
Я ещё раз уточнил: разве вам в школе на уроках истории, когда вы изучали Великую Отечественную войну, ничего о генерале Карбышеве не рассказывали?
Ответ меня потряс: нет!
Никто из 28 человек, в том числе и тот студент, который единственный слышал о Карбышеве до вчерашнего дня, не сказал: «Да, рассказывали».
И тогда я автоматически задал другой вопрос: а о генерале Власове вы знаете?
Студенты, обрадованные тем, что они, наконец, могут показать преподавателю и заодно декану, что они всё-таки что-то знают, живо закивали и заговорили: да, знаем!
Вот тут я во второй раз на несколько секунд потерял дар речи…
Итак, молодые люди, в прошлом году закончившие российскую среднюю школу, сообщили мне, что они никогда не слышали о генерале Карбышеве на школьных уроках истории. И что они вообще не знают, кто это такой.
Зато все они знают, кто такой генерал Власов.
Завершаю.
На нашем факультете половина студентов москвичи, вторая половина – приехали из разных городов России, включая Сибирь, Дальний Восток, юг и север страны. Многие – из больших университетских городов. В целом – хорошие, сообразительные и любознательные ребята.
Конкурс для поступления на наш факультет один из самых высоких в МГУ, а это значит, что для поступления к нам нужно иметь очень высокую сумму баллов за ЕГЭ.
Среди ЕГЭ, которые нужно сдать для того, чтобы подать документы на наш факультет, обязателен ЕГЭ по истории.
Подвожу итог: о генерале Дмитрии Карбышеве выпускники российских средних школ не слышали вовсе, а кто такой генерал Власов знают. Все знают.
Вопрос: кто, как и зачем преподаёт в нашей средней школе отечественную историю?
Второй вопрос. Он же последний: какие ещё нужны доказательства, чтобы понять, наконец, что с ТАКОЙ реформой образования пора заканчивать?

Киноверсия "Анны Карениной" Карена Шахназарова замечательна

Вернулся с премьеры киноверсии (2 часа) "Анны Карениной. История Вронского" Карена Шахназарова. Очень понравилось. Прямо как советские киноэкранизации литературной классики 50-70-х годов (конечно, с поправкой на модную сегодня метафизику). Ярко, динамично (ни минуты не было скучно), отличная режиссура и отличная игра актёров (в принципе, мне все понравились, в том числе и те, что в телесериале выглядели неубедительно).
Финальные кадры (Японская война, яркие взрывы и прочие спецэффекты), на мой взгляд, слишком прямолинейны как метафора. Дескать, в этом поколении рухнула семья, значит в следующем рухнет и мир. Ведь и Троянская война началась из-за женщины (измена, распад семьи), однако мир до сих пор жив, хотя и постоянно воюет.
Но и эта вересаевская прививка моралисту Толстому сделана режиссёрски вполне логично.
Словом, мне очень понравилось. Так и сказал после просмотра Карену Георгиевичу: "Поздравляю! Отличный фильм уровня советской киноклассики!"

Задачка по приватизации. Дайте правильный ответ. И честный!

Допустим, госкомпания стоит 100 млрд. рублей и даёт чистой прибыли в год 1 млрд. рублей.
Правительство приняло решение её приватизировать, оставив контрольный пакет акций у государства.
Я покупаю 10 процентов акций, то есть плачу 10 млрд. рублей. Это хорошо. Эти деньги укрепляют госбюджет 2016 года (нам так говорят).
Получив 10 процентов акций, я могу рассчитывать на 10 процентов от прибыли, то есть на 100 млн. рублей в год.
Значит, если госкомпания будет работать так же, как и работала, то через 100 (сто) лет я верну свой миллиард, и только на 101 год начну получать собственно прибыль. Через 100 лет!
Почему эта госкомпания начнёт работать лучше, не совсем понятно, но, допустим, начала – в 2 раза лучше. Тогда я начну получать прибыль от потраченных 10 млрд. через 50 лет!
Но если компания вдруг (а вдруг!) начнёт работать хуже, и окажется с убытками, то я – как акционер – буду гасить их на 10 процентов? Почему-то у меня сомнения. Зачем мне это нужно? И чтобы застраховаться от этого я, во-первых, приложу все усилия, чтобы все убытки компании покрывал госбюджет. Тем более, что у государства контрольный пакет акций, а, кроме того, у него денег больше, чем у меня. Да и не для того же я покупал акции этой компании, чтобы, уже потеряв 10 млрд. рублей, ещё и каждый год оплачивать по 10 процентов её убытков.
Во-вторых, я могу потребовать для своей дочки пост какого-нибудь вице-президента с окладом 100 млн. рублей в год – это всего-то по 8,5 млн. рублей в месяц, гроши. Так, во всяком случае, мне хоть как-то понятно, зачем я купил акций аж на 10 млрд.
Или я попрошу, когда госкомпания, чтобы освободиться от «непрофильных активов», будет продавать разные там здания, продала одно-два (желательно, в центре Москвы) – моей фирме. Тогда опять же понятно, зачем я потратил целых 10 млрд. рублей, фактически потеряв их на 100 лет.
Ведь если я просто положу 10 млрд. рублей в банк, то, не теряя их, буду получать сразу же и каждый год по 7-10 процентов, то есть уже на второй год (и во все последующие) – по 0,7-1 млрд. рублей без всяких забот.
Ну и так далее…
Вопрос 1: какая выгода (кроме разового получения 10 млрд. рублей) от всего этого государству?
Вопрос 2: зачем мне тратить 10 млрд. рублей, покупая акции этой госкомпании?
Вопрос 3: не является ли всё это (я явно себе в ущерб покупаю 10 процентов акций госкомпании) прикрытием какой-то другой «операции», о содержании которой налогоплательщики могут только догадываться?
Вопрос 4: может, я вообще ничего не понимаю в экономике, и мне нужно срочно бежать со своими 10 млрд. покупать 10 процентов акций этой компании, что и сделают современные продвинутые и отлично рыночно подкованные бизнесмены?
Прошу кратко, ясно и конкретно ответить на мои (профана в рыночной экономике) вопросы специалистов. Желательно из Минэкономразвития и иных соответствующих министреств. Или хотя бы тех, кто вообще во всём этом разбирается.
Если не ответят, то я буду считать, что меня, гражданина России и добросовестного налогоплательщика, нагло и грубо обманывают. Собственно, я уже так считаю. Но желаю удостовериться, что я неправ.
Эмоции

Что есть театр как искусство? Размышления во время спектакля...

Вернулся из театра Сатиры, где прошло заключительное представление фестиваля спектаклей по пьесам Юрия Полякова. Между прочим, очень плодовитого драматурга, а возможно, и самого плодовитого в современной России.
Это был спектакль "Хомо эректус" - театральное действие, начинающееся как фарс, переходящий затем в сатиру, трансформирующуюся к концу спектакля в драму.
Зал смеялся и аплодировал. Московские театральные критики, насколько мне известно, этот спектакль не жалуют.
Вот я смотрел и думал: так что всё-таки является настоящим театром? То, что нравится массовому зрителю, но от чего воротят нос театральные критики? Или то, от чего в восторге театральные критики, но что вызывает скуку у зрителей или их возмущение?
Казалось бы, ответ ясен. То, что приводит в равный восторг и зрителей, и критиков. А ещё и коллег-драматургов и коллег-режиссёров.
Между прочим, такие спектакли бывают. Но редко.
А всё остальное - это театр, но не искусство?
Так и не найдя (для себя) внятного ответа, я отправился на фуршет... Там я просто болтал с разными людьми, включая драматурга, режиссёра и артистов. И это - тоже театр.
Светлый

Отрывки из главы "Товий" первой книги моих Воспоминаний

Для тех, кому лень искать по сноске, но есть желание ознакомиться с небольшим отрывком из первой книги моих Воспоминаний, привожу здесь публикацию из свежего номера газеты "Культура". Книга должна выйти в середине июня.


Из СССР в Россию и обратно. Воспоминания

В июне в издательстве «Ладомир» выйдет первая книга воспоминаний известного российского журналиста, декана Высшей школы телевидения МГУ Виталия Третьякова «Из СССР в Россию и обратно», посвященная его детским и отроческим годам (1953-1964). Автор любезно предоставил «Культуре» возможность опубликовать несколько фрагментов будущей книги.

ТОВИЙ

Бабку и деда моих по отцовской линии звали Евдокия Михайловна и Алексей Алексеевич. Я их помню хорошо — живал в раннем детстве и у них дома (на квартире), и на даче. О бабке знаю совсем мало, о деде несколько больше. Всё конкретное, понятное дело, по рассказам моих родителей.

Оба они происходили, как утверждает моя мать, из семей старообрядцев. И вроде бы из одного места — из деревни то ли Салтыково, то ли Салтыковка близ села Бронницы. Бронницы, по-моему, давно уже небольшой город, а когда-то были большим, но селом.

В Москву перебрались еще до революции.

По семейному преданию, слышанному мною от отца в детстве, дед Алексей Третьяков работал до революции личным шофером московского миллионера Рябушинского. Когда началась германская (Первая мировая, как мы сейчас говорим, а тогда ее еще называли вроде бы и Второй отечественной) война, дед был отправлен (или пошел сам) на фронт. Но как автомеханик в боевых действиях, кажется, не участвовал, служил в авторемонтных мастерских.

Вернувшись с фронта, устроился на завод АМО — тот, что потом стал называться имени Сталина, а позже — имени Лихачева.

И проработал на этом заводе всю свою жизнь — до выхода на пенсию.

Дед, все говорили, был очень хорошим специалистом. Пик его карьеры на заводе — начальник одного из цехов. Но поскольку в партию он не вступил (причины не знаю, но, кажется, и не хотел вступать) и образования высшего не получил, то дальше карьера его не пошла.

Говорил мне мой отец, что сам Лихачев работал первое время под началом деда, а уж потом пошел в гору и возглавил завод.

Когда первые десять советских грузовиков, выпущенные как раз заводом АМО, приехали, для демонстрации достижений советской экономики, на Красную площадь, за рулем, по-моему, шестого из них сидел мой дед Алексей Третьяков <...>

Моя фамилия — Третьяков — вызывает у большинства людей совершенно очевидный вопрос. Вопрос мне этот порядком надоел.

Ни в какой родственной связи с купцами Третьяковыми, основателями Третьяковской галереи, я не состою и никогда в их потомки себя не записывал.

Ближе к концу правления Горбачева разные генеалогические центры и биографические общества начали забрасывать меня (как, понятное дело, и многих других более или менее известных людей) предложениями о «выяснении Вашей родословной». Было ясно, что могут просто выяснить, а могут и сочинить все, что пожелаешь.

Ни разу на эти предложения я не клюнул.

Второй вопрос, который (даже чаще) возникает у многих при знакомстве со мной: что это у меня за отчество и кто был мой отец? Подтекст второй части вопроса ясен — не еврей ли он?

Нет, не еврей. Ни он не еврей, ни я не еврей.

К собственно еврейскому вопросу в России я еще неизбежно подойду, но меня поражает беспардонность тех, кто ведет счет евреям во всем мире и в России, занося туда всех по собственному выбору и желанию. Насколько мне известно, я внесен как один из знаменитых или на худой конец известных евреев в разные еврейские справочники.

По-моему, составителям таких справочников нужно было бы, как минимум, поинтересоваться на сей счет если и не моим мнением, то хотя бы моей родословной.

Писать в редакции этих справочников письма с опровержением я считал глупым и недостойным. Но, с другой стороны, почему я должен терпеть эту ложь, а другие читатели этих справочников ей внимать? И дело не в том, что мне приписывали — без всяких на то оснований и тем более моего желания — еврейство. Дело в том, что у меня отбирали мою русскость. Без спроса и публично...

Теперь об имени отца. Особых неприятностей, насколько мне известно, оно ему не доставляло, но вопрос о национальности тоже постоянно преследовал его — то от праздных любопытствующих, то от особо озабоченных этой проблемой как русских, так и евреев.

Моя бабка по отцовской линии Евдокия Михайловна родила шесть детей. Все мальчики. А мечтала она о девочке.

В пору беременности моим отцом мечта эта достигла высшего предела. Посему будущей желанной дочери было приготовлено имя. Причем не простое, а книжное (по Пушкину) — Земфира.

Но родился (14 января 1926 года) опять мальчик. Тогда в сердцах бабка назвала его именем малоизвестного библейского персонажа — Товия (или Товии). Почему именно этим именем, я не знаю. Видимо, читала в тот момент какую-то книгу, в которой герой с таким именем наличествовал. Не знаю...

Так любительница книг премудрая Евдокия выразила свое отношение к рождению очередного сына, а в абсолютно русской семье появился мальчик с еврейским именем.

(Осталось у меня в памяти еще такое объяснение странного имени моего отца. Вроде бы назвала его бабка, чтобы не ломать в данном случае голову и одновременно как-то отметить нерождение желанной Земфиры — по святцам, но специально выбрав самое заковыристое имя. Я пытался найти в святцах имя Товия на день рождения отца и по новому стилю, и по старому. Не удалось.)

...Сколько я встречал искажений своего отчества на письме — не счесть: Товьевич, Тувиевич, Тофьевич, Тодиевич, Довиевич, Додиевич, Иовлиевич, Тольевич, естественно — банальное Анатольевич...

Постоянное коверкание моего отчества никогда меня особенно не волновало. Я просто привык — как к своему необычному отчеству, так и к тому, что его вечно путают либо неправильно произносят и каждый второй его происхождением интересуется.

Просветил меня относительно происхождения моего отчества покойный митрополит (а в пору нашего первого знакомства, о чем я обязательно расскажу в свое время и в соответствующем месте, еще архиепископ или даже епископ) Волоколамский Питирим.

Он как-то (когда я гостил у него в епархии) сказал мне: «А Товий, между прочим, это небольшой (помню, что он выразился именно так), но уважаемый святой».

Кстати, меня всегда (после окончания университета) удивляло, когда недоуменный вопрос об имени моего отца задавали люди вполне интеллигентные и вроде бы (по определению) начитанные.

В Библии есть Книга Товита (то есть Товии), правда, отнесенная к разряду неканонических. А кроме того, имя Тоби очень распространено в английской классической литературе. Просто невозможно не заметить его, например, у Стерна.

Да и сейчас у англосаксов это имя в обиходе, пусть и не слишком широком. Я сам встречал в Англии и в США людей с этим именем, причем и мужчин, и женщин.
Карта

Благодарность за поздравления. Первая, не последняя...

Не имея физической возможности ответить индивидуально каждому, кто уже поздравил меня с моим юбилеем - по телефону, телеграммами, с помощью SMS, через ЖЖ, фейсбук, твиттер и мою страницу в сети ВКонтакте, уже сейчас приношу всем свою глубокую и искреннюю благодарность за добрые слова и не менее добрые чувства, которые в эти слова облекались, всем - от своей классной руководительницы из школы №632 Евгении Александровны Тихоновой, разбудившей меня своим звонком, до того, чья телеграмма дошла до нашего дачного посёлка, что, впрочем, неудивительно, так как если такие телеграммы не будут доходить, то зачем у нас вообще существует министерство связи и всяких там коммуникаций, а также до человека, живущего совсем недалеко от меня, но с которым мы встречаемся реже, чем хотелось бы; всем моим родным, друзьям, коллегам, приятелям, знакомым - в жизни и по многочисленным сетям!
Так как мой день рождения падает на день, укрытый тенью, безработностью и праздностью Нового года, то я понимаю (и опыт есть), что ещё многие поздравления будут дожидаться меня (до 9 января) в моём московском кабинете, а поздравляющие время от времени возникать и в ближайшие дни. Посему мне, видимо, придётся ещё раз поблагодарить всех (а некоторых и индивидуально) в середине января.
А пока что могу сказать следующее: 1) то, что ждут от меня многие, я обязательно буду продолжать делать; 2) мною задумано ещё многое, что при благоприятном стечении обстоятельств удивит и порадует (а иных и разозлит) публику. И даже при неблагоприятном стечении обстоятельств будет сделано многое. Кое-что - уже очень скоро...
Ещё раз всем - огромная и искренняя благодарность!
Всех - с Новым годом! Всем - счастья, здоровья, процветания и успехов в 2013-м году!
В качестве минимального праздничного ответа на поздравления - фотография ёлки, стоящей в моём доме. Пусть весь ближайший год будет у вас богат и красив так же, как эта ёлка!IMG_0281-2
Спокойствие

ПРОСТИТЬ ТОВ. СТАЛИНА НЕЛЬЗЯ. НО ПОНЯТЬ МОЖНО

Это пост не о Сталине, но опять придется его упомянуть.
Если вы смотрели передачу "Гордон-Кихот" - "дискуссию" между Михалковым и Матизеным (а я уверен, что многие смотрели), то должны понять, почему тов. Сталин управлял советскими писателями, художниками, кинематографистами и прочими творцами и инженерами человеческих душ, то есть интеллигентами, из Кремля, не доверяя им самим управлять и управляться друг другом.
Я не утверждаю, что он делал это правильно. Я просто говорю, что можно понять, почему он так делал - даже если это ошибка.
А ведь прошло 80 лет!
Представляете, что было в 1927 и других годах того времени! Ведь и талантов тогда было побольше. И характеров...
Это к вопросу об отечественной интеллигенции. О ее отношениях с властью. А главное - об ее отношениях между собой...
А ведь каждый в отдельности - интересный и в общем-то неплохой человек.

ЗЫ. Топ, топ, топ - http://t30p.ru/blog.aspx?v_tretyakov.livejournal.com.
Спокойствие

100 ЛУЧШИХ СОВЕТСКИХ ФИЛЬМОВ

В дискуссиях в этом блоге часто поминаются советские фильмы — и сами по себе, как особый феномен отечественного и мирового искусства, и в связи с разного рода политическими и идеологическими спорами.
Характерно, что в праздничные дни, в том числе и в эти, все российские телеканалы резко увеличивают показ именно советских фильмов. Кстати, профессионалы знают: советские фильмы всегда имеют хороший рейтинг. Разумеется, эти фильмы не приносят рекордных рейтингов (как некоторые современные и специально создаваемые и рекламируемые программы), но это никогда и не минимальный рейтинг. Всегда и стабильно — чуть выше среднего.
Так как феномен «советского фильма» а) явно существует, б) по-прежнему вызывает у одних восхищение, а у других раздражение, сегодняшний пост я решил посвятить именно этому.
В свое время я составил ради собственного интереса список 100 лучших советских фильмов. Выношу его сегодня на всеобщее обозрение. И уверен — эмоций по сему поводу будет много. Даже несмотря на прекрасную погоду и выходные дни.
(Список составлен без соблюдения какой-либо системы, нумерация носит чисто служебный характер. Кроме того, мне не удалось сократить список до 100 позиций — хотя и сокращать я начал с двухсот).

1. Гамлет
2. Бег
2.Чапаев
4. Дачники
5. Верные друзья
6. Первая любовь
7. Неоконченная пьеса для механического пианино
8. Служили два товарища
9. Дворянское гнездо
10. Идиот (И. Пырьев)
11. Жестокий романс
12. Гори, гори, моя звезда
13. Начало
14. Александр Невский
15. Иван Грозный
16. Семнадцать мгновений весны
17. Щит и меч
18. Большая перемена
19. Кавказская пленница
20. Бриллиантовая рука
21. Баллада о солдате
22. Летят журавли
23. Сердца четырех
24. Небесный тихоход
25. Воздушный извозчик
26. Моя любовь
27. Калина красная
28. Печки-лавочки
29. Живет такой парень
30. Мертвый сезон
31. Война и мир
32. Анна Каренина
33. Воскресение
34. Анна на шее
35. Девять дней одного года
36. Всё остается людям
37. Я шагаю по Москве
38. Покровские ворота
39. Человек-амфибия
40. Тихий Дон
41. Поднятая целина
42. Донские рассказы
43. Маскарад
44. Маленькие трагедии
45. Собака на сене
46. Сталкер
47. Солярис
48. Андрей Рублев
49. Зеркало
50. Женщины
51. Стряпуха
52. Раба любви
53. Нежность
54. Верность
55. Судьба человека
58. Отчий дом
59. Дни Турбиных
60. Медведь
61. Свадьба
62. Свой среди чужих, чужой среди своих
63. Жаворонок
64. Белая птица с черной отметиной
65. Иваново детство
66. Дама с собачкой
67. Братья Карамазовы
68. Кубанские казаки

69. Бумбараш
70. Доживем до понедельника
71. А зори здесь тихие
72. Сорок первый (по Б. Лавреневу)
73. Оптимистическая трагедия
74. Дом, в котором я живу
75. Щит и меч
76. Никто не хотел умирать
77. Моя любовь
78. Два бойца
79. Мой друг Иван Лапшин
80. Комиссар
81. Коммунист
82. Хождение по мукам (первая версия)
83. Начало
84. Васса Железнова (первая версия)
85. Васса (Глеб Панфилов)
86. Девчата
87. Живые и мертвые
88. Случай с Полуниным
89. Добро пожаловать, или Посторонним вход запрещен
90. Собачье сердце
91. У озера
92. Подранки
93. Высота
94. Семья Журбиных
95. Республика «Шкид»
96. Председатель
97. Гусарская баллада
98. Ревизор
99. Карьера Димы Горина
100. Алёшкина любовь
101. Мёртвый сезон
102. Первый учитель
103. Звонят, откройте дверь!
104. До свиданья, мальчики!
105. Два капитана (первая версия)
106. Отец солдата
107. Время, вперед!
108. Чайковский
109. Дети капитана Гранта
110. Приходите завтра
111. Женитьба Бальзаминова
112. Шинель
113. Неподсуден
114. Веселые ребята
115. Окраина
116. Шумный день
117. Деревенский детектив
118. А если это любовь?
119. Место встречи изменить нельзя
120. Белое солнце пустыни
121. А зори здесь тихие…
122. Забытая мелодия для флейты
123. Старшая сестра
124. «Три тополя» на Плющихе
125. Еще раз про любовь
126. Капитанская дочка
127. Цирк
128. Герой нашего времени
129. Тени забытых предков
130. Начальник Чукотки
131. Жил певчий дрозд
132. Путь к причалу
133. Подвиг разведчика
134. Холодное лето пятьдесят третьего
135. Повести Белкина
136. Броненосец «Потёмкин»

Поправка. "Щит и меч" оказался в этом списке под двумя номерами: 17 и 75. Это просто моя оплошность. Извините.

ПРИМЕЧАНИЕ. Уже первые отклики указали мне на то, что я просто забыл: Например, "Берегись автомобиля" или "Когда деревья были большими". И кое-что еще. Спасибо всем за упоминания об этом. С вашей помощью, уверен, стремительно составим список в две сотни безусловных шедевров.
Карта

О ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ. СТУДЕНТУ - И НЕ ТОЛЬКО ЕМУ

Довольно часто посетители блога интересуются тем, что я думаю о нашей журналистике. Отвечать на эти вопросы было как-то недосуг. Но вот на днях магистрант Южного Федерального Университета (Ростов-на-Дону) Тимур Сазонов попросил меня ответить на ряд вопросов. Это интервью понадобилось ему для дипломного сочинения «Творческие особенности политической аналитической журналистики». Ответив на вопросы молодого коллеги, я решил воспользоваться своими ответами и для того, чтобы хоть отчасти удовлетворить любопытство полемистов, сражающихся в моём «Политическом дневнике».

ВОПРОС 1. ВОТ ДВА МНЕНИЯ: Андрей Рябов: «…Политология постепенно превратилась в «кремлинологию», в глубокомысленные пересуды post factum о дворцовых интригах… Не случайно появился слой «приближенных» политологов. Их задача — подготовить общественное мнение к новым поворотам «генеральной линии» либо популяризировать уже принятые решения. Под видом научных прогнозов, конечно». Юрий Богомолов: «В России у всех – политиков и журналистов, политологов и обычных людей – общая страсть: видеть во всем приметы, симптомы и предзнаменования, судить по ним и выносить на их основании вердикты. Мельчает политика, а с нею деградируют аналитики… Вторую неделю кряду они обсуждали мизансцену в главном кремлевском кабинете: на какой стул сели новоизбранный президент и новоназначенный премьер. Кто первым сказал «Э…» и с какой интонацией. И до сих пор, кажется, продолжают это делать. И находят кучу смыслов и еще больше предзнаменований». В условиях закрытости власти возможна ли в принципе сегодня качественная аналитическая журналистика, как журналистика, опирающаяся на факты?

ОТВЕТ. – В той или иной степени власть «закрыта» всегда и во всех странах. Поэтому вопрос о существовании качественной аналитической журналистики связан не столько с «закрытостью власти» (покопай поглубже – и найдешь то, что прячут), сколько с возможностью опубликовать то, что журналист «открыл», то есть со свободой печати. Тут в России, безусловно, есть проблемы, но не вообще (в принципе свобода печати у нас реальная), а проблемы, связанные с табуированием некоторых тем, с интересами некоторых влиятельных властных и бизнес-структур.
Кроме того, аналитическая журналистика – это не сбор всей возможной информации и лишь после этого – обобщения. Во-первых, так пишутся диссертации, а не статьи и комментарии для СМИ. Во-вторых, на сбор «всей» информации чаще всего и времени нет (особенно если ты работаешь в ритме ежедневной газеты или ежедневных новостных телепрограмм).
Аналитическая журналистика – это оперативная прикладная политология и социология. То есть знание законов политики и развития общества лежит в основе такой журналистики. А конкретные факты (их всегда не слишком много) добыть в России вполне можно.
Последнее. Безусловно, на Западе политика более публична. Но не надо забывать, что в современных условиях значительная часть этих публично демонстрируемых политических декораций являются именно декорациями, а действительно важные вопросы все равно (по крайней мере, первоначально) решаются в тиши и в тайне закрытых кабинетов.
Словом, хотя и представляется, что на Западе условия для функционирования качественной политической журналистики лучше, это не совсем так, а порой и совсем не так. И сущностные проблемы нашей политической журналистики лежат в другой плоскости. А в приведенных вами выше цитатах много идеологически тенденциозной утрированности.
ВОПРОС 2. C каким фактическим материалом в принципе должен работать политический журналист? Что может быть основой для анализа? Слухи? – но их часто «запускает» В. Сурков в своих собственных целях… Мимика, жесты, интонации первых лиц? – но так легко дойти до идиотизма, описанного Ю. Богомоловым… Выступления президента? – но они часто лишь декларация намерений… Данные ВЦИОМ? – но это социология манипуляции…
ОТВЕТ. В вашем вопросе, извините, много поверхностных или, если хотите, книжных утверждений. Политический журналист должен анализировать все проявления политики (как публичной, так и закрытой). То есть и слухи, и опросы, и жесты… Но главное – реальные события и поведение реальных политиков, как публичных, так и теневых. Кто или что заставляет вас верить результатам опросов ВЦИОМ? Не верите – напишите, что вы им не верите, и дайте свою интерпретацию поведения избирателей.
Уверяю вас, что я пишу и говорю то, что считаю правильным, ставлю под сомнения любые данные, если у меня есть основания не доверять источнику. И мои тексты всегда публикуются. Мои выступления по телевидению (как в моей передаче, так и в других) никогда не цензурируются.
Конечно, это не распространяется на всех журналистов. Если малоизвестный или не имеющий авторитета и даже имени журналист будет оспаривать результаты опросов ВЦИОМ, основываясь просто на утверждении «а я им не верю», его текст не будет опубликован в большинстве изданий. Сначала завоюйте (своей работой, интересными комментариями, сбывающимися прогнозами) авторитет, а потом уже получите право говорить и писать все, что вы думаете.
Так, кстати, и на Западе. Просто у нас действительно больше открытого государственного (а чаще – исходящего от администраций регионов) вмешательства в дела тех или иных СМИ. Но основного принципа это все равно не меняет: сначала авторитет – потом право на максимальную свободу высказываний.
ВОПРОС 3. Став редактором «Московских новостей», Вы провели настоящую революцию в издании. «МН» превратились в «газету мнений». Эксперты, политики, ученые предлагали свое видение политического процесса. Как о важной проблеме Вы говорили о закрытости власти, об отсутствии информации о ее идеологии, взглядах... В газете появились программы партий, стенограмма выступления В.Суркова и пр. Однако, на мой взгляд, сегодняшний политический процесс представляет собой в основном внутриклановую борьбу за материальные ресурсы и влияние. Политика разделяется на две сферы – теневую, в которой и происходят реальные события, и «лицевую», в которой идеологемы, программы партий и пр. играют скорее декоративную роль. В одном из номеров «The New Times» опубликована в статья о «черной кассе Кремля» - из этой кассы в 2007 году финансировались кампании большинства партий, в том числе оппозиционных. Политическая жизнь в России – тотальная режиссура. Так действительно ли важно публиковать «первичную» политическую информацию и анализировать «лицевую» политическую сферу, если реальная политика – все равно теневая? Отсутствие политических расследований в газете – Ваша принципиальная позиция? Какими все-таки должны быть предмет и задачи современной российской политической журналистики?
ОТВЕТ. Журналистские расследования, действительно, одно из самых слабых мест нашей журналистики. Причин тому много. Большая закрытость власти (и бизнеса, кстати, тоже) – одна из таких причин. Но часто то, что подается как журналистское расследование в реальности является просто описанием «документов», переданных тому или иному журналисту в папочке, собранной в одной из правоохранительных структур, или бизнес-групп, или иных «групп интересов».
Главным редактором «МН» я проработал всего два года, причем последний год работы – в весьма неблагоприятных условиях. Поэтому до такого тонкого и высокопрофессионального дела, как настоящие журналистские расследования, мы дойти не успели.
А предмет и задачи современной российской политической журналистики очевидны: разумеется, предмет – это политическая жизнь общества и реальная политика, проводимая правящим классом и оппонирующими ему группировками. Задачи – объяснять обществу смысл происходящих событий (там, где для этого требуются дополнительные знания, которыми не располагает аудитория), а также максимально полно (но с учетом национальных стратегических интересов России, ибо она живет и действует в, скажем так, «пространстве жесткой и циничной конкуренции») освещать то, что реальные политики пытаются от общества скрыть.
ВОПРОС 4. Насколько полно, на ваш взгляд, современная политическая журналистика формирует повестку дня? Адекватно ли то, о чем пишут журналисты, РЕАЛЬНЫМ и ДЕЙСТВИТЕЛЬНО важным политическим процессам, происходящим в государстве? Какие важные темы НЕ ОСВЕЩАЮТСЯ вовсе или освещаются слабо? О чем писать сейчас необходимо???
ОТВЕТ. Ваш последний вопрос слишком обширен. Он фактически состоит из нескольких вопросов. Но постараюсь, пусть и предельно кратко, ответить на все.
Современную политическую повестку дня формируют не журналисты, а правящая элита (в нее входят издатели и главные редакторы ведущих СМИ и отдельные, очень влиятельные, журналисты) и, конечно, население страны. Повестка дня, формируемая элитой, не может слишком уж сильно расходится и тем, что волнует население.
Хорошие (профессиональные) журналисты в целом адекватно пишут о действительно реальных и важных политических процессах. Но таких журналистов очень и очень мало. Кроме того, значительная часть наших журналистов глубоко ангажированы (внешне или внутренне) идеологически. А потому часто выдают желаемое за действительное. О банальном невежестве я просто не говорю – его более чем достаточно. Повторяю – политическая журналистика есть оперативная политология и социология. Имея поверхностное представление о том и о другом, невозможно создать качественный текст. А вот интересный, «захватывающий» - можно.
Есть ряд тем, табуированных в нашей журналистике (но не для всех, а для большинства журналистов). Это – положение в Чечне, деятельность некоторых спецслужб, жесткий анализ практической политики президента, а теперь и премьер-министра. СМИ, так или иначе связанные с властью, все острые вопросы, относящиеся к этим темам и проблемам, как правило, обходят.
Но сказать, что об этих острых вопросах у нас вообще ничего не пишется, не печатается, не снимается и не показывается – не правильно. Тут я возвращаю вас к изложенному выше тезису о том, кто получает право говорить то, на что не имеют права (или возможности) другие.
Закон журналистики (если ты хочешь добиться в ней реального успеха и влияния) прост: надо писать о том, о чем пишут все, но не так, как пишут все, и надо писать о том, о чем никто не пишет. Иных вариантов не бывает.

СВЕТ НА КУТУЗОВСКОМ ПРОСПЕКТЕ: НОРМА ИЛИ АНОМАЛИЯ?

Ехал сегодня вечером домой – и вдруг на всём Кутузовском проспекте (от «Украины» и почти до Триумфальной арки) погас свет. Реклама, естественно, гореть продолжала.
Не знаю, сколько эта «аномалия» длилась во времени, т.к. проспект я проскочил быстро, но то, что случилось что-то аномальное, выходящее за пределы нормы, я ощутил сразу. И сознание автоматически стало искать причину: «козни Чубайса»? Нерадивость лужковской администрации? Ассиметричный ответ Британии за «закрытие» Британского совета в России? Теракт? Атака инопланетян? Пьяный электрик? Из-за отлета Путина в Софию решили сэкономить на освещении правительственной трассы?
Словом, аномалия раздражает и заставляет искать сложные объяснения.
А между тем, является ли это аномалией? 100 лет назад (и ещё 100 веков до этого) данный отрезок земли вообще не освещался. В этой исторической линейке я просто оказался на несколько секунд в норме, до того много лет подряд находясь в аномалии, которую привык считать нормой.
К чему это я? А к тому, что многие (если не почти все) проблемы, которые мы обсуждаем вообще и в данном блоге в частности, дискутабельны только по двум причинам: 1. Одна часть спорящих считает нормой то, что другие считают аномалией, 2. Мы в большинстве своем считаем нормой то, что в лучшем случае является одной из стадий перехода от нормы к аномалии (или наоборот).
Эстонцы ненавидят русских. Для меня это аномалия, потому что я к эстонцам отношусь нейтрально: ну живут себе и живут. Но если ненависть к другому является нормой (хотя бы для эстонцев), то аномальна (или ненормальна) моя точка зрения. И поэтому политика Эстонии, построенная на перманентном изготовлении гадостей для русских и России, для этой страны нормальна.
Собственно Эстонию я взял просто для примера. Вообще зря помянул на ночь глядя, да нет времени искать другие примеры.
Хорошо, вот другой. Сегодня принято считать нормой, что народы должны жить в мире (хотя бы) или даже (высшая норма) в любви и согласии. На основе этой «нормы», кстати, так же, как и свет на Кутузовском проспекте, противоречащей всей мировой истории, заставляют арабов и евреев, а конкретнее – палестинцев и израильтян жить в мире, согласии и дружбе. Ну и какой это принуждение даст эффект? Когда и на какой период?
Сытый голодного не разумеет. Это ведь норма. Как и обратное – голодный сытого не разумеет. Следовательно, нормы для всех нет вообще. Отсюда естественные и описанные в науке политике следствия, включая государственное принуждение-насилие. Которое и является единственной нормой.
Короче говоря, меня бы интересовал короткий и профессиональный перечень реальных, а не желаемых или политкорректных норм, а самое главное – список реальных, действительно реальных аномалий. И лишь далее – обсуждение актуальных событий на основе прежде всего отнесения одних к норме, а других – к ненормальному.
У меня свой список есть. Но, как всегда, затрагивая метафизический вопрос, я предпочитаю сначала послушать других.