Виталий Третьяков (v_tretyakov) wrote,
Виталий Третьяков
v_tretyakov

ИСТОРИЧЕСКИЙ АБОРТАРИЙ

Вчера в "Известиях" опубликована очередная моя статья. Редакция несколько сократила текст - не меняя его содержания. И изменила название - на мой взгляд, сделав его более "политкорректным".
Привожу здесь текст статьи в авторской редакции.
(А вас всё читают и читают - http://t30p.ru/blog.aspx?v_tretyakov.livejournal.com)

Вот уже лет двадцать пять, как в разных аудиториях мне приходится говорить о свободе слова вообще и об ее уровне в нашей стране. Последние десять лет — с момента начала регулярной преподавательской работы — я вынужден докладывать о бытовании этого общественно-политического института еще и своим студентам.
О чём я им говорю? О том, например, что свобода слова и свобода печати (в современном варианте — свобода СМИ) не одно и то же. И если свобода слова примерно одинакова у всех граждан данного государства, то при формальном равенстве в праве пользования свободой печати в реальности это право есть у правящего класса той или иной страны, самих работников СМИ и наиболее активной (или наиболее крикливой) части примыкающей к властвующей элите социальной группы, в России ранее именовавшейся столичной интеллигенцией. Такова практика функционирования свободы СМИ в современных обществах западного типа, включая и Россию. Можно сокрушаться по этому поводу, можно ликовать — положение дел не изменится.
Какой вывод можно сделать из констатации сего факта? Очень простой — сегодняшнее общественное мнение есть не столько сумма тенденций, доминирующих в общественном сознании вообще, сколько производное от соотношения разных позиций по тому или иному вопросу в этих трёх субъектах общественной мысли (или недомыслия).
Представление о том, что распространение интернета и фактическое формирование в его лоне неких не связанных с государством «свободных СМИ» резко демократизирует сложившийся институт свободы печати, на мой взгляд, глубоко ошибочно. Ведь иерархия образуется и в сети. И в ней доминируют те же три группы, но только вместо интеллигенции главными «выразителями общественного мнения» стали там те, кого правильней бы было назвать «интернет-мещанами», или «интеллектуал-попсой». Эта виртуальная «интеллигенция» отличается от реальной, например, тем, что нецензурной лексикой пользуется не только в своём кругу и на кухне, а публично, «во весь голос», не стесняясь, а даже гордясь своей «раскрепощенностью». Но главное, что характерно для этих «интернет-мещан», чей голос и доминирует в «самом демократичном СМИ» - общественная безответственность, претензия на монопольное обладание истиной и удивительное умение выдавать собственные (чаще всего чисто эгоистические) интересы, то есть интересы меньшинства, за интересы всего общества.
Меня разочаровала известная мне реакция на мою последнюю статью в «Известиях», статью, предлагающую, упрощенно говоря, запрещение абортов как основу новой демографической политики России. Существенной поддержки эта статья не нашла. Однако неприятия — в достатке. Причем те, кто её критиковали (я выбрал корректное слово), либо совершенно не поняли её сути, либо, напротив, прекрасно всё поняв, сочли её настолько отклоняющейся от «линии партии мещан», то есть своих «интересов и идей», что «не смогли пройти мимо». И это как раз те, для которых национальные интересы России сводятся к обязанности всех не мешать им, «интернет-мещанам», жить так, как им хочется.
Надеюсь, что у меня еще будет возможность объяснить свою позицию по самому важному для выживания России вопросу — демографическому. Видимо, после обнародования первых результатов ближайшей Всероссийской переписи. Сейчас же я хочу процитировать текст, прекрасно, несмотря на его редкую для «интернет-мещан» лексическую пристойность, демонстрирующий приемы, которые используют в полемике те, кто ныне претендует быть выразителем «идеалов авангарда общества».
«Виталий Третьяков опубликовал в «Известиях» статью, в которой предложил принятие и проведение государственной политики по превращению женщин в репродуктивные машины...
Такая государственная политика предполагает не только увеличение количества «пряников» в виде различных государственных выплат, поощряющих производство потомства, но и удлинение «кнута» – за счет, прежде всего, запрета абортов и введения сурового наказания за нарушение этого запрета...
Кроме того, журналистом вводится понятие «государственные дети», явно, но в неопределенном объеме расширяющее права государства в ущерб родительским правам и правам детей...
В рассуждениях Третьякова содержится и призыв к установлению в рамках предлагаемой им государственной политики очевидных элементов государственной идеологии – вопреки конституционному запрету...»
Обращаю внимание читателей только на два момента (соответствующие места в тексте я выделил шрифтом). Ловко манипулируя моими словами и вкладывая в них пугающий «свободного человека» смысл, автор, возгоняя весь «ужас» того, что я предлагаю, даже наделяет меня сверхъестественной властью. Ибо, как известно, «репродуктивной машиной» (существом, способным к рождению детей) сделали женщину либо Господь Бог, либо Природа. Но ведь «интернет-мещанин» лучше их знает, что есть истина. В данном случае — что есть женщина.
И второй момент, характерный для тех, кто претендует на знание истины в последней (то есть в своей, сугубо эгоистической) инстанции, по отношению к инакомыслящему — обвинение в уголовном преступлении, причем не иначе как государственном.
Вообще потрясание уголовным кодексом — любимое дело тех, кто не терпит никакой иной мысли, кроме своей. Это такие современные сталинисты наизнанку - либерал-сталинисты. То есть идеи у них несколько иные, чем у Иосифа Виссарионовича, а вот методы борьбы с оппонентами — такие же. Спасает только то, что живем мы в начале 21-го, а не 20 века, а особенно то, что к власти они не пришли.
Теперь от наших «интернет-мещан» перейдем к не нашим, но уже обладающим реальной властью «интеллектуал-либералам» из предместий Запада.
Недавно литовский парламент проголосовал за внесение в уголовный кодекс своей страны наказаний за отрицание факта «советской оккупации Литвы». Несколько раньше что-то подобное за проявление симпатий то ли к коммунистам, то ли к коммунизму в целом предложил венгерский парламент. Это не первые и явно не последние решения такого рода.
Я точно знаю, что любить Россию, советскую или антисоветскую, и её историю никого не заставишь. И не собираюсь заставлять. Равно и я не люблю Латвию, Эстонию и Литву за то, что, не присоедини их к себе в 1939 году Советский Союз, они были бы верными союзниками Гитлера и наравне с нацистами топтали бы своими сапогами нашу землю. Но я, в отличие от «свободных либерал-мещан», что литовских, что наших, никогда не предложу вводить в России уголовное наказание за ту или иную интерпретацию истории.
Вообще модное, именно на либеральном Западе родившееся поветрие, нашедшее благодатную почву в основном в отдаленных провинциях ЕС-НАТОвской империи, корректировать изучение истории и даже публичные размышления о ней уголовным кодексом, представляется мне обскурантизмом в пределе его развития.
К сожалению, политические и идейные моды и к нам приходят в основном с Запада. И я не исключаю, что однажды и в самой России под страхом уголовного наказания меня заставят утверждать, что семья это не союз мужчины и женщины, создающийся в первую очередь для продолжения рода, а нечто иное. Или, что предлагая запретить аборты, я покушаюсь на конституционный строй России. Или что я должен либо признать историю своей страны «проклятием человечества», либо отказаться от университетской кафедры и права писать статьи. Но я все равно не понимаю, какое все это имеет отношение к не в России рожденному Франсуа-Мари Вольтеру, либерализму, демократии и свободе слова.
Парламенты могут запрещать в своих странах определенные цвета, знаки, символы и даже идеи. Их право, отрешившись от забот сегодняшнего дня, давать оценку историческим событиям хоть от сотворения мира. Если это удовлетворяет избирателей этой страны — так тому и быть. Но уголовный кодекс как первый лекционный курс на историческом факультете — это все-таки слишком. Особенно для Европы, если, конечно, она не хочет окончательно покончить с собой как с самоценной цивилизацией. Ибо исторический абортарий, как и абортарий медицинский, можно считать вершинами цивилизационного развития. Только почему-то эти вершины очень напоминают надгробные камни.
Tags: "Известия", Великая Отечественная война, Венгрия, Европа, Евросоюз, Латвия, Литва, НАТО, Россия, Эстония, власть, демография. аборты, интернет, история, либералы, права, свободы, цивилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 398 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →