?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Интересно, как трансформировался в русском языке смысл выражения «Как Бог на душу положит». Очевидно, что первоначально это была исключительно положительная характеристика того, что кто-то делает. А превратилась в сугубо отрицательную: кое-как…
 
 
Виталий Третьяков
В свежем номере "Литературной газеты" вышла большая подборка материалов, посвящённых событиям августа 1991 года (в связи с 25-летием). В основном это ответы на вопросы "ЛГ" тех, кто был так или иначе причастен к тем событиям.
В этой подборке и мои ответы на вопросы "ЛГ".


Вопрос: Как Вы относились к "путчу ГКЧП" тогда и как изменилось (если изменилось) Ваше отношение сейчас?
Ответ: Разумеется, сугубо отрицательно. Кто помнит атмосферу того времени в Москве, тот, думаю, согласится со мной. С одной стороны, предчувствие катастрофы, с другой – нежелание её и страх будущего. Надежда избежать катастрофу у одних связывалась с Горбачевым, хотя к тому времени ему уже мало кто верил, но невозможно же было представить, что во главе государства стоит такой беспомощный человек. Другие верили в Ельцина. ГКЧП же выступил и против того, и против другого. Тем самым объединив всего на несколько дней большинство общества против себя.
Кроме того, очень уж странно вели себя члены ГКЧП. Поверить их бледным испуганным лицам и трясущимся рукам было невозможно.
Но сразу после возвращения Горбачева из Фороса, когда Ельцин публично унизил его, требуя немедленно подписать запрет КПСС, лично мне всё стало ясно. И я написал, что произошли два государственных переворота. Сначала ГКЧП сверг Горбачёва, а через четыре дня тоже самое сделал уже Ельцин.
Отношение к ГКЧП не изменилось. Всё они делали не так – это и до сих пор ясно. Другое дело, что сначала (до ГКЧП) народ обманывал Горбачев (некоторые утверждают, что и во время ГКЧП и это, к сожалению, очень походит на правду). А после ГКЧП народ стали обманывать Ельцин и его окружение.
В этом смысле члены ГКЧП оказались честнее и того, и другого. И они действительно хотели сохранить страну и восстановить в ней спокойствие. В этом их благородство, хоть и беспомощное, неумелое, запоздалое. А Горбачев своей безрассудной политикой вёл страну к распаду, Ельцин вообще сделал ставку на личную власть в России в обмен на распад страны.
Совсем кратко суть моего изменения отношения к ГКЧП такова: они должны были свергнуть Горбачёва гораздо раньше – в конце 1988 или в самом начале 1989 года. Но всё тянули с этим благородным делом…

Вопрос: И какова была роль ТВ в тех событиях?
Ответ: В тех событиях – не очень большая. Телевидению к тому времени уже давно никто не верил. И перейдя из рук Горбачева в руки ГКЧП веры оно не приобрело.
Конечно, прямая трансляция пресс-конференции членов ГКЧП (трясущиеся руки Янаева и пр.) сделала своё дело: люди увидели, что сидящие за столом «кандидаты в диктаторы» даже себя не могут контролировать – не то что страну. Но всё равно – одним из решающих факторов государственного переворота (точнее – обоих госпереворотов) тогда телевидение ещё не стало. Это случилось в сентябре-октябре 1993 года. И с тех пор телевизионный ресурс – один из главнейших ресурсов как при захвате власти, так и при её удержании и сохранении. В августе 91-го – ещё нет.