January 3rd, 2015

Из СССР

О деньгах и семейном бюджете в 60-е годы (ещё один отрывок из моих Воспоминаний)

Воспоминания вызывают большой интерес. Уже 3 января, а всё ещё приходят комментарии к отрывку из второго тома моих Воспоминаний - о том, как в 60-е годы в моей семье отмечали Новый год (а обнародовал этот отрывок я ещё в декабре).
Сегодня, благо дни нерабочие и событий немного, привожу ещё один отрывок, который явно многих заинтересует - по крайней мере, темой.


Деньги
Рано или поздно нужно кратко сказать и о них. Подробно я всё равно не смогу, так как, естественно, мало какие точные цифры помню. Но всё-таки.
Кажется, я уже говорил, что отец, как я думаю и почти уверен, получал в годы, когда он зарабатывал больше всего, от 250 до 300 рублей в месяц. Мать - едва ли больше 120 рублей. Это с премиями - с так называемой прогрессивкой. То есть суммарно, если брать по максимуму, 420 рублей в месяц.
Налога тогда было всего два - подоходный (13 процентов) и на бездетность (если не ошибаюсь, 6 процентов, но родителей он, естественно, не касался). Ещё профсоюзные взносы - 1 процент, и членские взносы в партию (у отца) - по-моему, 3 процента. И ещё года до 1968-го отец платил, о чём я писал в первой книге, алименты. Однако в нынешних приблизительных расчётах я это проигнорирую, хотя алименты составляли 25 процентов, то есть немало.
Таким образом, на жизнь нам оставалось каждый месяц примерно 360 рублей. По тем временам совсем неплохо. Но нас было пять человек.
Плата за квартиру и коммунальные платежи были, это я уже отмечал, минимальными. И вряд ли всё это обходилось моим родителям больше, чем в 10--15 рублей.
На еде родители, как я уже говорил, никогда не экономили. Вообще не помню, чтобы когда-либо отец с матерью обсуждали между собой, что нужно ограничить расходы на питание. Вот новую одежду (не бельё или рубашки, конечно) или, например, новый телевизор они покупали не вдруг, а поднакопив за какое-то время соответствующую сумму.
Ничего сверхдорого, да и просто дорогого мы не покупали. На это действительно денег не хватало. И в отпуск на юг (после единственного путешествия в Крым, о котором я расскажу) мы никогда не ездили. О приобретении машины или дачного участка даже мысли у родителей не возникало. Ясно, что денег ни на автомобиль, ни на строительство дачного дома у нас не было.
Зато мы, дети, каждое лето проводили в пионерских лагерях, то есть отдыхали полноценно. И вопрос о том, что дальнейший наш путь - получать высшее образование, а не идти после школы зарабатывать деньги, не обсуждался. Это предполагалось как очевидное.
Я точно помню своё денежное содержание до хрущёвской реформы (деноминации) - в виде большой трёхрублёвой банкноты (размером с царскую банкноту, которые почему-то тоже бывали у меня в руках в детстве). Эти три рубля я получал от матери каждый день, уходя в школу. На них в детстве и обедал в школе. Но это было на Большой Коммунистической.
А живя в Княжекозловском переулке, в школу мы уходили с 30 копейками (каждому), что как раз и соответствовало трём рублям старыми деньгами.
Когда я пошёл в 9 класс, то, по-моему, мать стала мне давать рубль в день. И этого вполне хватало, причём так хватало, что мы ещё и в карты на деньги с одноклассниками играли. Но об этом речь ещё впереди, так как пока я в периоде своей учебы с пятого по восьмой класс.
Родители приучили нас к честности. Мы всегда платили за проезд в трамвае, на котором чаще всего ездили (3 копейки; плата за проезд в троллейбусе была 4 копейки; в автобусе и метро - 5 копеек, но в метро, не заплатив за вход, войти вообще было невозможно). Это настолько впиталось в мою и моих братьев плоть и кровь, что я оплачивал проезд в трамвае, если даже оказывался один в вагоне, что по вечерам (это уже когда я стал учиться в университете и порой приходить домой очень поздно) случалось довольно часто.
Только ещё один аспект финансового положения моей семьи (и других, конечно) я могу описать точно. Все сдавали бутылки - в магазины, покупая с учётом их стоимости новые продукты, и в специальные пункты приёма стеклотары. Называлось это сдавать посуду. Сдавать бутылки - это было бы точнее, но так говорили гораздо реже.
Поскольку частенько это приходилось делать и мне, то я прекрасно помню соответствующие цены того времени.
Бутылка из-под молока или кефира (пол-литровая; между прочим, одно время молоко продавалось и в литровых бутылках) стоила 15 копеек (в молочном магазине можно было просто сдать две пустых бутылки и тут же получить взамен одну с молоком); банка из-под майонеза - 3 копейки; пол-литровая банка (самая ходовая) - 6 копеек; трёхлитровая - 36 копеек.
Пол-литровая бутылка из-под пива (лимонада, впрочем, тоже), водки или коньяка стоила 12 копеек. Бутылка из-под шампанского (и их принимали) - 17 копеек.
Пустые (и вымытые) молочные бутылки мы, как правило, брали в магазин, когда шли покупать молочные продукты. А вот водочные или пивные бутылки и стеклянные банки сдавали, когда их скапливалось товарное количество (например, две полные сетки-авоськи), выбирая специальное время для такого похода, в пункт приёма стеклотары. Ближайший к нам, по-моему, находился на противоположной от нас стороне Госпитального вала - в районе трамвайной остановки.
Конечно, выручка от сданных бутылок наш семейный бюджет не укрепляла, но тогда так было принято - не выбрасывать стеклянную посуду, а сдавать. И соответствующая система и инфраструктура в целом бесперебойно функционировали. Я слышал, что и сейчас такая система есть, но то ли я теперь живу по другим правилам, то ли спрятана эта система так глубоко за парадными фасадами и блестящими витринами, что я её проявлений не вижу. Тем более, что передвигаюсь по Москве в основном в автомобиле.

Кредит
Подробно рассказав о вещах, которые родители покупали в 60-е годы, о том, сколько они зарабатывали, я забыл упомянуть о том, что многие дорогие покупки родители делали в кредит. Система потребительского кредитования населения (не интересовался, когда возникшая) тогда в Советском Союзе была широко распространена и действовала очень чётко. От нынешней, если я не ошибаюсь (сам-то я тогда этих деталей знать не мог, а позже, начав жить своей семьёй, никогда ничего в кредит не приобретал), это система отличалась двумя очень важными позициями. Во-первых, людям фактически предоставлялся не кредит, а возможность покупать дорогие вещи в рассрочку (обычно, годовую). То есть никаких процентов эта рассрочка не предусматривала. Во-вторых, взносы по кредиту выплачивались не самими людьми, а автоматически вычитались из их зарплаты бухгалтерией того предприятия, на котором они работали.
Чтобы оформить покупку вещи в кредит, человек должен был принести в магазин справку о своём заработке по постоянному месту работы. После этого кредит и покупка оформлялись, купленная вещь забиралась из магазина, а соответствующие документы переправлялись в бухгалтерию предприятия. И далее всё работало автоматически.
Насколько я понимаю, кредиты не оформлялись для покупки автомобилей (самый большой дефицит в то время), квартир (в так называемых жилищных кооперативах) и предметов роскоши - шуб из натурального меха и ювелирных украшений, а также одежды. А вот на мебель, холодильники, телевизоры и прочую дорогостоящую бытовую технику, даже, по-моему, на пианино, - беспрепятственно. Если заработок позволял и, естественно, не больше одного зараз.
Существование (или возникновение) системы потребительского кредитования - бесспорный признак общества массового потребления.
У моих родителей с выплатой кредитов (брались они отцом, так как у него зарплата была гораздо выше, чем у матери) никаких проблем никогда не возникало. Возникали ли такие проблемы у других людей, не знаю. В принципе - не могли не возникать. Жизнь ведь никогда полностью не вписывается даже в самую чёткую и отлаженную систему. Но я о таком не слышал.