March 3rd, 2014

Чего сейчас больше всего не хватает (в связи с ситуацией вокруг Украины)

1. Максимально полной и максимально объективной информации от официальных источников в российском руководстве. Максимально полной, естественно, в пределах допустимого в данной ситуации.
Телевизионными рассказами о митингах и демонстрациях людей не убедишь и не успокоишь.
2. Многие уже начали впадать в истерику. Я имею в виду тех, у кого эта истерика искренняя и не связана исключительно с боязнью, что их "не пустят на Запад".
Это вполне естественно.
Истерика и от непонимания (много противоречивого в высказываниях наших официальных лиц и записных ораторов по любому случаю), от ощущения "какой-то неправды", да и просто от дефицита информации.
Наконец, от опасения, что начальников и богатых всё это не затронет, а вот обычных людей и особенно их детей - непременно затронет.
Истерика может быть перекрыта выступлениями только по-настоящему авторитетных людей. В оптимуме - президента.
3. Наконец, на мой взгляд, никто ещё внятно не объяснил (на высоком официальному уровне - тем более), а чем всё-таки вызваны действия России (особо комично звучат в этом случае слова о "защите наших братьев-украинцев"), насколько продуманы все возможные негативные послдствия (а они, бесспорно, будут), наконец: какие варианты мирного решения вопроса (а сейчас все вольно или невольно всё равно думают о войне) возможны и какие из них отрабатывает Москва. Разговоры просто о возвращении к 21 февраля никого не успокаивают. Тем более, что в сознании людей 21 февраля на Украине было то же, что и 19, 20-го и во все остальные дни.
Карта

Война с Украиной. О том, что не может быть, ибо не может быть никогда

Все боятся войны. И это правильно и естественно.
Мало кто желает войны. И это тоже правильно и естественно.
Однако неправильно и неестественно, более того – неумно и безответственно публично рассуждать о войне, пугать войной, не понимая, что это такое, или понимая, но специально вводя широкую публику в заблуждение.
Речь, естественно, о «войне с Украиной», которую то ли «уже развязала Россия, то ли вот-вот развяжет».
Конечно, было бы лучше, если бы подобные разъяснения сделали официальные представители России, но поскольку они по непонятным мне причинам этого не делают, то кое-что на «простой бумаге» напишу я.
По-многим и очень серьёзным причинам и речи не может быть о «войне России с Украиной».
Главная проблема войны (и в данном гипотетическом случае) не в том, чтобы какую-то армию разгромить и какую-то территорию занять, а в том, как отнесётся к этому население данной территории и что потом на этой территории делать.
Сказки о «братской Украине» можно рассказывать долго, но ситуация реально такова. По крайней мере треть населения Украины (в её западных областях, естественно) не только не собирается приветствовать вступление российской армии на Украину, но будет этому сопротивляться. Многие и с оружием в руках. А это означает подавление сопротивления не слабосильных ВС Украины, а гражданского (вооруженного) населения. В Москве это, конечно, понимают. По одной этой причине даже гипотетически предполагать, что ВС России оккупируют всю территорию Украины, абсурдно.
Далее. Если ты кого-то оккупировал, то ты вынужден 1) установить оккупационный режим; 2) обеспечивать всем необходимым население оккупированных территорий.
Разумеется, в Москве сидят не идиоты, не понимающие, что взять на содержание (даже если всё население Украины останется лояльным) 45 миллионов человек (треть населения России), включая весь Майдан и Яценюка с Кличко, страну, обременённую государственным долгом то ли в 70, то ли в 140 млрд. долларов и неэффективной экономикой, безумие. Это вторая причина, по которой никакого вооружённого вторжения на Украину быть не может.
Третья. «Оккупация» это всегда временный режим. А что дальше? Решать за Украину все её запутанные, в том числе и финансовые дела? На протяжении скольких лет, десятилетий?
Четвёртая. Война России против Украины неизбежно приведёт к возникновению гражданской войны на Украине между, условно говоря, Востоком и Западом, - по крайней мере в центральных областях Украины. Вообще-то говоря, такую войну уже разожгли вооружённые «активисты евромайдана» (читай – боевики и террористы). Пока она носит характер точечных столкновений, а её возникновение – полностью на совести тех, кто спровоцировал противостояние в Киеве и их западных кураторов и покровителей. Россия здесь вообще не причём.
Иное дело, если войска России вторгнутся на территорию всей Украины.
А тут уже дело не только в моральной и политической ответственности, но и в том, что России придётся участвовать в подавлении гражданской войны, причём в подавлении её с обеих сторон. Естественно, Россия никогда в такую очевидно проигрышную авантюру по собственной инициативе не ввяжется.
Пятая. Из мелкого, но в нынешних условиях – существенного. На Украине есть олигархи, которые откажутся от чего угодно, но только не от своих состояний. Кремль со своими-то олигархами не всегда знает, что делать, а тут он ещё вынужден будет заниматься делами местных?
Можно привести ещё много очевиднейших причин того, что никакой широкомасштабной войны с Украиной никто в Москве не задумал, не планирует и даже не попытается «в порядке эксперимента» осуществлять.
Я уже не говорю о собственно «гуманитарных» аспектах всего того, что сейчас приписывают России в связи с мифическим вооружённым захватом Украины.
В связи с этим всякие разговоры о том, что Путин задумал «маленькую победоносную войну» (тем более, для того, чтобы «окончательно задушить внутреннюю (российскую) оппозицию»), как минимум, глупость, произносимая устами в лучшем случае невежд.
Однако реальной является перспектива вооружённой защиты русского населения Украины там, где оно будет подвергаться угрозе политических или физических репрессий и по его просьбе. Это, во-первых, не требует никакого «массированного вторжения», никакой «войны с Украиной». Во-вторых, может стать реальностью только «в крайнем случае», то есть в таком случае, когда физическое уничтожение русских и иных не принявших «новую власть» в Киеве, станет трагической реальностью.
В-третьих, такие операции не потребуют использования каких-либо «призывников», «мальчишек», на чём сегодня особо спекулируют одни или чего искренне опасаются другие.
В-четвёртых, политическую, гуманитарную и правовую обоснованность таких возможных операций нужно разбирать отдельно. Фактически Кремль уже заявил о готовности к этому. И именно это может быть предметом серьёзных (не спекулятивных) публичных, экспертных и политических дискуссий.
В-пятых. Вопреки ангажированному (внутренне или внешне) мнению тех, кто считает, что Украина без внешнего вмешательства распасться не может, эта перспектива достаточно реальна. Первое: может – и причин тому много. Второе: внешнее вмешательство уже наличествует – это вмешательство Запада (всё, что связано с событиями последних месяцев после саммита ЕС в Вильнюсе). И именно оно перевело потенциальную угрозу распада Украины в реальную.
И как раз на сей случай (распада Украины) Россия (с учётом того, что гражданами Украины являются не менее 8, а реально – не менее 20 миллионов русских) должна быть готова к их защите, включая вооружённую, но, естественно, и в этом случае ни о какой оккупации всей Украины речи быть не может (по указанным выше причинам).
Вообще-то у тех на Западе, кто опасается «вооружённого вторжения России на Украину», есть возможность эту угрозу (реальную или мнимую) предотвратить. Нужно просто взять на содержание все 45 миллионов граждан Украины, всю украинскую промышленность. Если завтра Запад даст Турчинову-Яценюку 100 миллиардов долларов, то угроза распада, спровоцированная самим Западом, сразу исчезнет. Конечно, нужно будет сделать ещё кое-что (например, блокировать создание националистической власти), но минимально необходимый и обязательный первый шаг – 100 миллиардов долларов на киевскую бочку.

Чем реально может помочь Москва "украинскому революционному правительству"? Самым главным

Одна из главных проблем киевских властей - назначить в южные и восточные области Украины губернаторов, которые могли бы либо успокоить, либо подчинить себе местное население силой.
Какими должны быть эти кадры? Вариантов немного.
Местные русские, лояльные временной администрации Турчинова-Яценюка. Но таких нет в природе.
Местные украинцы, лояльные временной администрации Турчинова-Яценюка. Но и таких то ли нет в природе, то ли тех, что есть, не примут жители данных областей.
Силовики - генерал-губернаторы. Но и генералов нет, а следовательно - и генерал-губернаторов.

Что же остаётся?
Вариантов тоже немного.
Бандеровцы с Майдана. Но их точно не примет население южных и восточных областей.
Умеренные чиновники из Киева. Но на Украине все всех знают. И население их не примет, и сами умеренные не решатся поехать в восточные и южные области - "революционного запала" не хватит.
Вот и остались олигархи. Но и их восточные и южные области не жаждут видеть губернаторами, так как и без губернаторских постов они всё из этих областей выжали. Думать, что украинские олигархи вообще, а тем более в это время отдадут часть своих капиталов областям, куда они будут поставлены губернаторами (если даже с помощью личной охраны они доберутся до соответствующих кабинетов) может только либо сумасшедший, либо романтик бескорыстия.


Да, кадры решают всё. Но где Киеву взять кадры для для управления Востоком и Югом? Где? Подскажите, кто может.
Мой совет таков - позвать иностранцев. Но западники, надо думать, не захотят. Да и не надо искать на Западе. В Москве полно поклонников "бандеровской революции", причём даже с опытом работы в российском правительстве, на постах губернаторов. Я уже не говорю о писателях и театральных режиссерах.
Серьёзно обращаюсь к тем, кто может донести мой бескорыстный совет до Турчинова или Яценюка: пусть обратятся с персональными предложениями к ряду своих московских поклонников, чьи имена очевидны, лояльность нынешней киевской администрации несомненна, а готовность принять помощь Запада (под любые проценты) и главное - умение западные кредиты получать и оприходывать выше всяких похвал.
Вот и получится, как вы и желаете, что Россия в очередной раз вам поможет! Не деньгами, так квалифицированными кадрами, засидевшимися без настоящего дела.