?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
08 Август 2013 @ 00:06
Интересно будет послушать сегодня официальных лиц (Южной Осетии, Абхазии, России, Грузии, США, Франции, Евросоюза) - что они скажут по поводу этой даты.
Но пока мы этого не услышали, предлагаю посетителям блога свою статью, опубликованную в "Российской газете" задолго до событий августа 2008 года, а именно: в октябре 2005 года.

ШАНС ДЛЯ ТБИЛИСИ, ВЫХОД ДЛЯ МОСКВЫ
По мере того, как Россия возрождает свою силу, у нее появляется более осмысленная политика в постсоветском пространстве. Это естественным образом приводит к тому, что у наших соседей возникает ощущение возможности наконец-то решить те проблемы, которые долгое время осложняли их отношения с Москвой. Кроме того, смена политических поколений и особенно политических лидеров в разных странах, формально или неформально входящих в СНГ, требует того же. Новые лидеры не могут постоянно крутиться вокруг той же повестки дня, вокруг которой сложили свои политические жизни их предшественники.
Внешнеполитические завалы, оставленные в постсоветском пространстве Борисом Ельциным, Владимир Путин медленно, но планомерно разгребает. Не видно особых прорывов в будущее, но проблемное наследие прошлого постепенно инвентаризируется и минимизируется. Тем не менее, в груде этого наследия остаются практически нетронутыми некоторые острейшие коллизии и конфликты. К их числу, безусловно, относится грузинская коллизия.
На мой взгляд, нынешняя внутриполитическая стабильность (далекая от оптимума, естественно, но тем не менее) и укрепившееся внешнеполитическое положение России вполне позволяют ей перейти к радикальному решению грузинской проблемы, сделав смелые, откровенные и конструктивные предложения Тбилиси. Москве надо, наконец, взять инициативу в свои руки, ибо до сих пор Россия в основном реагировала на инициативные действия и слова, как правило, недружеские, грузинской стороны.
Я вполне понимаю грузинских политиков, которые видят в восстановлении территориальной целостности Грузии основную цель своей внутренней и внешней активности. Без достижения этой цели Грузия не может считаться состоявшимся государством. Также совершенно справедливо убеждение официальных и неофициальных лиц в Тбилиси в том, что России принадлежит ключевая роль в решении этой проблемы в ту или иную сторону. И не менее справедливо то, что в политике Москвы по отношению к Грузии не просматривается ясно обозначенной и четко реализуемой линии на сохранении территориальной целостности этой страны, а напротив, реализуется принцип сохранения статус кво, что фактически означает поддержку Москвой абхазского и южноосетинского сепаратизма.
Наконец, нельзя не признать очевидное, а именно то, что сегодня и Абхазия, и Южная Осетия по сути являются протекторатами России.
Этот список претензий Грузии к России совершенно справедлив и нет никакой возможности бесконечно отрицать все эти очевидные факты. Можно, конечно, жонглируя словами и проводя дипломатические маневры, продолжать эту игру, неся при этом имидживые потери и терпя упреки в неискренности со стороны самой Грузии, США и Евросоюза. Но зачем?
Ведь ситуация предельно ясна и не требует от России ничего иного, кроме ясного и недвусмысленного обозначения объективной реальности, а вслед за этим – предложения Москвой решения проблемы, причем решения, максимально (но в пределах возможного) учитывающего интересы всех заинтересованных сторон, к каковым относятся, конечно, не только Грузия и Россия, а в первую очередь – народы Абхазии и Южной Осетии.
Прежде чем предложить план такого решения, приведу ряд аргументов, которыми лично я объясняю и оправдываю (именно так) официально никем не объявленную, но фундаментально справедливую стратегическую линии России по отношению к проблеме «территориальной целостности» Грузии. Я многократно приводил эти аргументы как самим грузинам, так и западным критикам политики Москвы на грузинском направлении. Причем важно отметить, что то, что я называю в данном случае «аргументами», в реальности является просто константами политической линии Москвы, за рамки которых она не может «выпрыгнуть» не потому, что не хочет, а потому, что это невозможно в принципе.
Разговор на грузинскую тему всегда начинается с упрека, что на словах и официально Россия признает территориальную целостность Грузии, а на деле поддерживает абхазский и южноосетинский сепаратистские режимы и абсолютно ничего не делает для сохранения этой самой территориальной целостности.
Действительно, соглашаюсь я, официально Россия признает территориальную целостность Грузии. Но поскольку этой территориальной целостности в реальности не существует, то нет никакого смысла в том, чтобы продолжать считать миф реальностью.
Сохранение территориальной целостности Грузии, соглашаюсь я, является вполне понятной целью политики и политиков данной страны, но для России это не может являться ни целью, ни тем более обязанностью. В 1991 году сама Россия, официально называвшаяся Советский Союз, распалась. Разве Грузия тогда ставила своей целью сохранения территориальной целостности России? Напротив, Грузия во многом этому распаду способствовала. Это так сказать юридическая сторона дела. Но есть и объективно-историческая. Если распалась Россия, то почему не может распасться Грузия? Разве история после распада России-СССР остановилась? Одни государства возникают и живут веками и тысячелетиями, другие распадаются и исчезают. Кто и где доказал, что Грузия (тем более в тех границах, в которых она вышла из России-СССР) является исключением из правил? Если распад Грузии (или любой другой страны) предопределен естественным ходом истории, то почему Россия должна этому противоборствовать?
Вот когда Грузия входила в состав России-СССР, Москва гарантировала и обеспечивала территориальную целостность Грузии, более того – даже приращивала ее территории. Но от этого блага Грузия отказалась сама.
Далее. Абхазы и осетины не хотят жить в составе Грузии. Имея, кстати, на это исторически и юридически обоснованное право, а главное – ясно выразив это свое нежелание. Разве Россия обязана танками и пулеметами загонять абхазов и осетин в Грузию? Российские миротворцы обеспечили мир в зонах разделения сторон, но никто не возлагал на них миссию сохранения целостности Грузии. Кроме того, осетины являются разделенным народом и имеют полное право на воссоединение (если это право реализовали немцы, то почему нельзя осетинам?).
Право наций на самоопределение, которым, кстати, воспользовались грузины, является правом не только для них, но и для абхазов и осетин. И это право в конечном итоге объективно сильнее принципа территориальной целостности.
Более того, абхазы и осетины из Южной Осетии хотят войти в состав России. Может ли Москва игнорировать это желание, но зато блюсти в реальности не существующую целостность другой страны? Не может.
Вместе с тем, Россия не может игнорировать и интересы соседней Грузии, ее дружеского народа, значительная часть которого, между прочим, проживает в России, где не только никак не поражена в правах, а фактически процветает, ибо многочисленные представители этого народа входят в политическую, экономическую, культурную элиту России, в том числе и во множестве занимают высшие посты в государственном аппарате нашей страны. Чего не скажешь, применительно к Грузии, о русских. Но Россия понимает, что Грузия не может «просто так» отказаться даже от фактически уже давно отпавших от нее территорий. И потому готова пойти на компромисс, а не просто дожидаться, когда проблема разрешиться естественноисторическим образом.
А теперь перейдем от констант (к числу которых, кстати, относится еще и, как минимум, абсолютная неприемлемость для России появления на Кавказе какой-либо третьей геополитической силы) к самому плану решения проблемы. План таков.
1. Россия фиксирует реальность, а именно фактический распад Грузии в административных границах Грузинской ССР, и отказывается от признания территориальной целостности Грузии.
2. Россия признает независимость Республики Абхазия и Республики Южная Осетия.
3. Россия предлагает населению этих государств еще раз путем референдума определиться в своем желании войти в состав Российской Федерации.
4. Если таковое желание будет подтверждено, Россия соглашается на вхождение этих государств в состав РФ.
5. Идя навстречу Республике Грузия, Россия выкупает у этого государства фактически не контролируемые ею территории Абхазии и Южной Осетии ценой по 1 миллиарду долларов за одну территорию. Компромиссный вариант: Россия арендует у Грузии обе эти территории на 150 лет за общую сумму в 1 миллиард долларов, выплачиваемых как арендная плата сразу и полностью.
6. Россия гарантирует расселение всех беженцев, покинувших эти территории после 1991 года, если они пожелают вернуться, и оказание им необходимой для этого материальной поддержки.
Вот собственно и все. Права, интересы и желания абхазов и осетин соблюдены, права грузин, желающих стать гражданами России, тоже. Грузия сохраняется как государство и получает компенсацию за понесенные ею «моральные», но не фактические потери. Для России снимается проблема конфликта с Грузией. В отношениях между Москвой и Тбилиси исчезают все двусмысленности, дружеские связи двух стран и наций восстанавливаются в тех объемах, которых эти страны и нации пожелают.
Лично я не вижу ничего странного в том, если бы такой (или примерно такой) план огласил президент России, но дипломатический этикет, возможно, потребует какого-то более изощренного маневра.
1 октября 2005 года
 
 
 
 
Виталий Третьяков
Закончил вторую книгу воспоминаний "Из СССР в Россию и обратно". Книга называется "Княжекозловский переулок (1964-1968)".
Для иллюстраций съездили сегодня с моей выпускницей Викторией Куревлёвой в Лефортово - в Княжекозловский переулок и окрестности, а затем на Большую Коммунистическую (ныне Александра Солженицына) - фотографировали дома, в которых я жил (на Большой Коммунистической, дом 27 весь облезлый, а ведь всё-таки памятник архитектуры 18 века), здания школ, в которых я учился, ну и кое-что ещё. Всё это нужно потому, что готовится выпуск дополнительного тиража первой книги, а теперь - ещё и вторая. Правда, я её соединю с третьей - о пионерском лагере. Выйдут одним томом - в следующем году. Надеюсь - весной.

А о моих принципах как мемуариста сказано уже в первой книге. В частности, вот в этой маленькой главке.

Отступление (о кабачках и о мемуаристике)


Или тогда еще кабачки на дачных участках не сажали? Что-то я засомневался. И кабачки затесались в мои детские дачные воспоминания из более позднего времени - уже с тех шести соток, которыми распоряжался я?
Вот вам и одна из двух главных, после сознательного вранья, проблема мемуаристики: если я спустя 50 лет не помню, росли ли на даче, где я провел два, а то и три лета, кабачки, то как можно полагаться на воспоминания тех, кто помнит, что он думал и что говорил, а равно, что говорили ему другие двадцать, тридцать или сорок лет назад? Да хотя бы и пять или десять лет назад?
Как я заметил, человек запоминает лучше всего, но в порядке убывания (то есть всё хуже и хуже): свои чувства; людей как таковых; далее - уже с большим отрывом в смысле надежности - материальные предметы (то есть сами предметы помнит хорошо, но с легкостью перемещает их во времени и пространстве на десятилетия и десятки и сотни километров); поступки других людей; свои слова; слова других людей; эмоции других людей.
Вот так (или примерно так) выглядит почти научная шкала надежности воспоминаний. Всех вообще, а мемуаристов (то есть целенаправленно вспоминающих) в особенности. Претендую на то, что данная шкала является моим научным открытием и надеюсь, как минимум, на ссылки на свой приоритет у тех, кто в дальнейшем будет этой шкалой пользоваться.
И еще нужно вводить (для каждого отдельного случая свой, но всякий раз обязательно) коэффициент фантазийности конкретного мемуариста. У меня он равен 1 (единице) - 0 фантазий, 100 процентов реальных, как я их могу оценить, воспоминаний. Всякий раз, когда чувствую или понимаю, что отклоняюсь от этого коэффициента, осаживаю свои мысль и перо или делаю соответствующие оговорки.
Метки: