?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения выдающегося русского поэта ХХ века Андрея Андреевича Вознесенского.
Как и другие поэты-шестидесятники, он сказал в своих стихах, прежде всего той поры, гораздо больше того, что касалось только 60-х. Сказал о России, о её истории, о её душе и жизни.
Он - вместе с Марком Захаровым и Алексеем Рыбниковым - вывел тридцать лет назад на театральную сцену в атеистическом государстве православные молитвы и даже образ Божией Матери. И развёрнутый во всю сцену Андреевский флаг. До того никто на это не решался. Или другим это не удавалось.
Учась в школе и в университете, я читал, знал ( в том числе и наизусть) и любил его стихи. Потом мы с ним познакомились, довольно часто и вполне неофициально общались. Были если и не в дружеских, то в очень неформальных отношениях.
Был я и на его похоронах.
Продолжаю любить многие его стихи.
В частности, эти - с несбывшимися его мечтами и надеждами.


НОСТАЛЬГИЯ ПО НАСТОЯЩЕМУ
Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.

Будто послушник хочет к господу,
ну а доступ лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему.

Будто сделал я что-то чуждое,
или даже не я — другие.
Упаду на поляну — чувствую
по живой земле ностальгию.

Нас с тобой никто не расколет.
Но когда тебя обнимаю —
обнимаю с такой тоскою,
будто кто-то тебя отнимает.

Одиночества не искупит
в сад распахнутая столярка.
Я тоскую не по искусству,
задыхаюсь по настоящему.

Когда слышу тирады подленькие
оступившегося товарища,
я ищу не подобья — подлинника,
по нему грущу, настоящему.

Все из пластика, даже рубища.
Надоело жить очерково.
Нас с тобою не будет в будущем,
а церковка...

И когда мне хохочет в рожу
идиотствующая мафия,
говорю: «Идиоты — в прошлом.
В настоящем рост понимания».

Хлещет черная вода из крана,
хлещет рыжая, настоявшаяся,
хлещет ржавая вода из крана.
Я дождусь — пойдет настоящая.

Что прошло, то прошло. К лучшему.
Но прикусываю, как тайну,
ностальгию по-настоящему.
Что настанет. Да не застану.
***
80-летие Андрея Вознесенского не пройдёт незамеченным в наших СМИ, в том числе по телевидению.
А вот 6 мая был точно такой же юбилей у другого выдающегося деятеля русской культуры ХХ века - литературоведа и литературного критика Владимира Яковлевича Лакшина. Совершенно, если я не ошибаюсь, не замеченный нашими СМИ юбилей.
Между тем, кто знает, тот знает, а кто не знает, тому следовало бы знать, что Владимир Лакшин в качестве первого заместителя Александра Твардовского, когда тот возглавлял "Новый мир" (но не только в этом качестве) сыграл выдающуюся роль в развитии нашей литературы.
И Владимира Лакшина я хорошо знал. Печатал некоторые его статьи. Вёл с ним интересные, теперь, к сожалению, мною уже забытые разговоры.
Владимир Яковлевич был не только неординарным профессионалом своего дела, но и свободным человеком. В самом начале 90-х (а умер он в 1993 году) он писал и говорил совсем не то, что нравилось его бывшим единомышленникам-шестидесятникам.
Странно. Я сам удивился. Оказывается, Лакшин и Вознесенский одногодки и даже в одном месяце родились. А Вознесенский запомнился мне (и, думаю, не только мне), хотя я общался с ним до самой его уже возрастной болезни, скорее молодым и бесшабашным, а Лакшин - взрослым, почтенным, мудрым.
Так, видимо, и должно быть. Поэт юн, Критик мудр (а, следовательно, стар или почти стар).
У обоих выдающихся наших литераторов живы и проводят свои дни в трудах о сохранении наследия своих замечательных мужей их жены: Зоя Борисовна Богуславская и Светлана Николаевна Кайдаш-Лакшина.
И их обеих я знаю и очень почитаю. Даже люблю.
Здоровья им и сил!

http://rating.t30p.ru/?v_tretyakov.livejournal.com&p=tops
 
 
Виталий Третьяков
В программе "Церковь и мир" я в беседа с митрополитом Илларионом Волоколамским:



ЗЫ. Кстати.
Вот это да! И очень показательно.
Из СМИ:В число новых католических святых вошли 800 мучеников, павших в XV веке от рук солдат Османской империи. Они были обезглавлены в городе Отранто на юге Италии за отказ принять ислам.

Их имена неизвестны, за исключением одного человека, Антонио Примальдо.

На торжественной церемонии в Ватикане папа также канонизировал двух латиноамериканских монахинь - Лауру Монтойя из Колумбии и Марию Гваделупе Гарсию Савала из Мексики.

За два месяца с момента вступления на Святой престол папа Франциск канонизировал больше святых, чем любой из его предшественников.