May 12th, 2011

Я В ПИТЕРЕ И ПРИ ХОРОШЕЙ ПОГОДЕ

Я в Питере. На Лихачевских чтениях. Вчера начал рабочий день на факультете, а потом перелетел в Питер. На удивление хорошая - солнечная - погода.
Тут много всяких академиков и прочих людей - типа меня. Надеюсь, в Москве никаких переворотов за ошедшие часы не случилось. Все остальное - если будет что-то интересное - ближе к концу дня.
Спокойствие

Цели неясны, задачи не определены

Моя статья из "Известий"

Цели неясны, задачи не определены

Думают ли руководители ЕР, что эти "новые лица" просто пополнят ряды их подчиненных, а "новые идеи" станут лишь приложением к тем идеям, что уже входят в "интеллектуальный капитал" этой партии?

Боюсь, что тут первоначальная радость может смениться вполне реальным саботажем аппаратных структур "Единой России". Кто же захочет, чтобы "новые лица" вытеснили "старые" с их постов, а партийные ресурсы были перераспределены от носителей "старых идей" и курируемых ими проектов в пользу авторов идей "новых"? Или у кого-то на сей счет есть сомнения?

Мобилизация в обществе, вся психология которого строится на идеологии потребления, а высшие слои которого нацелены исключительно на сверхпотребление, возможна лишь при отказе именно от этой идеологии и радикальном обновлении элиты, ибо ни одна элита от своих привычек и своих богатств никогда не отказывалась и отказаться не способна. Вряд ли Владимир Путин задумал провести столь революционный, да еще в оставшиеся до думских выборов месяцы, переворот.

Уже высказывалось предположение, что с помощью ОНФ, собранного вокруг "Единой России", но не под ее доминированием (последнему, впрочем, мало кто верит), Владимир Путин хочет освежить и расширить электоральную базу этой партии. Можно ли укрепить "Единую Россию" с помощью кольца сателлитов из ОНФ? Сомнительно. Да и зачем?

Для власти потеря "Единой Россией" конституционного большинства в Думе никаких особых проблем, кроме чисто технических, легко решаемых аппаратными методами, не создает. А вот самой ЕР переход в статус партии относительного большинства только бы пошел на пользу. Вот уж тут она точно стала бы модернизироваться - под давлением усилившейся внешней, а соответственно, и внутрипартийной конкуренции.

Кроме того, сама по себе народофронтовская конструкция предполагает максимальную демократизацию и минимальную бюрократизацию при принятии совместных решений, а потом и при их выполнении. Но это означает прямо противоположное тому, к чему до сих пор стремилась "Единая Россия". А стремилась она к тому, чтобы все начальники были в ее рядах.

Народный фронт - это практически всегда борьба с властвующей бюрократией, причем с использованием самых демократических (народных) методов. И тут опять получается, что участие в таком фронте, да еще в качестве системообразующего центра, "Единой России" есть нечто, подобное оксюморону. Фронт против самих себя?

Совсем неясно, как сочетается идея Народного фронта с ныне существующей партийной системой. Выборы в Думу по партийным спискам еще никто не отменял. Конкурирующим с "Единой Россией" партиям нет резона консолидироваться с ней перед выборами. Политическим и общественным организациям, не являющимся партиями, резон есть. Это места в Думе. Но готова ли ЕР сделать действительно широкий жест и объявить, например, что треть завоеванных ею мест в Думе она отдаст народофронтцам? И гарантировать это?

Лично мне идея Народного фронта нравится как раз тем, что она принципиально противостоит изжившему себя, на мой взгляд, институту политических партий. Но для того, чтобы полномасштабно и полновесно реализовать этот перспективный проект как "антипартийный", необходимы как минимум революционные изменения в Конституции, чего в ближайшее время ждать не приходится.

Итак, стратегическая (не тактическая, если таковой являются думские выборы) цель создания Народного фронта пока неясна.

Объединение всех "хороших сил" против "всего плохого" (коррупции, власти бюрократии, социального неравенства, преступности и пр.) может быть такой целью, но в таком случае конструкция Фронта очень аморфна, его правовой статус сомнителен, а потенциал реальной солидарности и тем более мобилизационные возможности весьма невелики.

Можно предположить, что проект Общероссийского народного фронта предполагает наличие какого-то внешнего врага. Но пока сам автор данной идеи не сделал на сей счет даже скромного намека. А уж если таковой враг наличествует (или предполагается), то объединение должно идти не вокруг одной из партий, а либо вокруг самих властных институтов, либо вокруг какой-то личности, обладающей характеристиками лидера нации (реального или официального).

И вот здесь естественным путем подходишь к мысли о том, что в конечном итоге идея Общероссийского народного фронта и призвана материализоваться как раз в виде политического движения, консолидирующего разнонаправленные интересы различных сил общества и слоев населения вокруг одной фигуры.

В этом случае вопрос о том, зачем и когда нужна такая фигура, имеет единственный ответ: на президентских выборах 2012 года.

Думаю, что до того, как ответ на этот вопрос будет получен не из моих или чьих-то иных рассуждений, а от самого автора идеи, большинство структур и лиц, не рискующих отказаться от участия во Фронте, реально будут отсиживаться в тылу.