March 22nd, 2011

Спокойствие

ПЕРВЫЙ ПУБЛИЧНЫЙ РАСКОЛ В ТАНДЕМЕ

Сначала приведу полностью слова Путина, которые послужили поводом для вчерашнего первого публичного спора между члена членами правящего тандема. Вот они, согласно ИТАР-ТАСС:

«Резолюция Совбеза ООН против Ливии напоминает средневековые призывы к крестовым походам. Об этом заявил премьер-министр Владимир Путин в ходе рабочей поездки в Удмуртию, передает ИТАР-ТАСС.
По его словам, эта резолюция «является неполноценной и ущербной». «Она разрешает вторжение в суверенную страну. Это напоминает средневековый призыв к крестовым походам», — отметил премьер.
 Путин заявил, что в политике США применение силы в отношении других стран «приобрело устойчивую тенденцию». Премьер напомнил о бомбардировках Югославии при президенте Билле Клинтоне, об Ираке при Джордже Буше и добавил, что «на очереди Ливия».
По словам Путина, эти атаки осуществляются «под предлогом защиты мирного населения». «Где логика, где совесть? Нет ни одного, ни другого», — заключил премьер.»

Из приведенного текста видно, что Путин выступил с критикой не только действий «международной коалиции» против Ливии после принятия резолюции СБ ООН, на которую России не наложила вето, а и самой этой резолюции.
Таким образом, вчерашнее выступление Медведева было развернутым, не по одному, а по нескольким пунктам, ответом именно Путину. И очевидно, что Медведев сам инициировал свой ответ Путину, а не просто отреагировал на «провокационный вопрос» ушлого журналиста. Более того, Медведев ответил второму члену «правящего тандема» не обтекаемо или косвенно, а четко, пункт за пунктом и категорично. И даже упрекнув за «безответственность» использования сравнения с «крестовыми походами». Такого раньше никогда не бывало.
С Ливией-то теперь всё ясно. Точнее говоря, Ливия после вчерашнего заочного, но публичного спора между Путиным и Медведевым, отошла для нас на третий план. На первом плане — раскол в тандеме. И его ближайшие последствия.
Федеральные телеканалы эту тему, естественно, теперь будут обходить. Но в печатных СМИ — практически во всех — она пройдет. В интернете станет расхожей. То есть сделать вид, будто бы ничего не случилось, уже не удастся.
Красный галстук

МОИ СОМНЕНИЯ ПО ПОВОДУ ВИНОВНОСТИ МОШЕ КАЦАВА

Целый день сегодня передают об обвинительном вердикте бывшему президенту Израиля Моше Кацаву — за изнасилование и сексуальные домогательства.
В программе «Время» я услышал дополнительную подробность (если она верна) — два изнасилования он совершил в своём президентском кабинете.

Думаю, что это просто невозможно, а если возможно, то на скамью подсудимых должны сесть еще и люди из окружения президента — за неоказание помощи тому, против кого совершается преступление.

Почему я это утверждаю? Дело в том, что в 90-е годы я взял интервью у примерно трех десятков глав государств и правительств разных стран. Включая президента Мубарака. Включая президента Израиля (по-моему, им тогда был Шимон Перес).
Интервью у президента Израиля я брал в его рабочем кабинете.
Когда я подъехал к зданию, которое и отдаленно не напоминало президентские дворцы в любой другой стране мира, я было каким-то то ли 3-х, то ли 4-х этажным офисом компании средней руки, то спросил у сопровождающих: а куда мы приехали?
Мне сказали — здесь работает президент Израиля. В Израиле вообще всё очень скромно (что правда — таким же скромным был и офис премьер-министра).
Я убедился в том, что меня не обманывают, только тогда, когда оказался в кабинете президента. Президент был настоящим. А вот кабинет —по площади и по обстановке - как у начальника департамента третьестепенного министерства в России или во Франции.

Итак, я утверждаю, что если бы в этом кабинете кто-то кого-то бы насиловал, то крики и шум от сопротивления жертвы не могли не донестись до всех тех, кто находился в приемной. А там, как вы понимаете, много людей находится.
Либо жертва не кричала и не сопротивлялась (производя соответствующий шум). Тогда это, возможно, не было изнасилованием.

Правда, может быть, при кабинете президента Израиля есть еще так называемая комната отдыха. Её я не видел. Может, дело происходило там?
Или дело происходило в его министерском кабинете? Но вряд ли у израильских министров кабинеты больше, чем у президента.
Но вот насиловать женщину в кабинете президента Израиля равнозначно тому, что делать это в одном из помещений офисной части полицейского участка. Если вы даже оказались там вдвоем. Только глухие и слепые обитатели соседних кабинетов могли бы этого не заметить.

ЗЫ. Об остальном - в полночь.