?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Не знал, о чем написать сегодня, но только что один анонимный автор подбросил важную тему. Приведу его коммент (к предыдущему посту) целиком:

дети выбирают этику
"вопреки предположениям РПЦ, уже в двух из 19 экспериментальных регионов известны случаи, когда учащиеся выбрали вовсе не православный курс, а изучение светской этики."
http://www.ng.ru/editorial/2009-12-14/2_red.html
Не на попов же в рясах смотреть.

Я говорил относительно прогнозируемого выбора детей по этому вопросу с весьма знающими людьми. И вот что, в том числе и с их помощью, могу сообщить.
Во-первых, разумеется выбор делают не дети, а их родители. Не забывайте, что речь идет о четвероклассниках.
Во-вторых, действительно во многих регионах выбирают «светскую этику». Причем не только в силу неверия, но и потому, что родители вообще устали от бесконечных и все ухудшающих образование реформ в нашей школе. И — если есть выбор — предпочитают наименее радикальное решение. В данном случае — светскую этику.
В-третьих, опросы показывают, что многие родители понимают «светскую этику» как обучение правилам этикета, что, по их мнению, очень полезно.
В-четвертых, в регионах с мощным административным ресурсом, выбор будет делаться даже не самими родителями, а директором школы под влиянием местного начальства.. А уже директор повлияет нужным образом на родителей.
В результате, как предполагается, в некоторых мусульманских регионах выбор будет почти 100-процентно в пользу «основ исламской культуры».
А вот в «православных» и «атеистических» регионах в основном будет выбрана «светская этика».. и это — некая уловка тех, кто организовал этот эксперимент. Расчет на то, что и навстречу просьбе РПЦ пошли, и — благодаря «выбору детей» - все останется, как и прежде, но с добавкой нейтральной «светской этики». Неизбежная при этом «исламизация» средней школы — рабочие издержки. Кстати, основная масса религиозных лидеров отечественного ислама — против этого нововведения, опасаясь конфессиональной сегрегации в школе.
Словом, от эксперимента пока очень немногие — даже те, кто его желал — ждут чего-то однозначного и позитивного.