?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
16 Сентябрь 2009 @ 00:01
В связи с традиционными встречами ВВП и ДАМ с иностранными членами Валдайского клуба и ответами, соответственно, сначала первого, а затем и второго относительно их планов участвовать в президентских выборах 2012 года, у большинства экспертов сложилось устойчивое и почти окончательное мнение: в 2012 году Путин пойдет на президентские выборы, а Медведев, уступив — по договоренности — место своему политическому учителю — переместится на пост председателя Конституционного суда.
Против этой версии — тоже устойчивое убеждение в том, что Путин всякий раз предпринимает неожиданные ходы. Далеко не все поступки Путина подтверждают это, однако такое убеждение существует.
С другой стороны, хорошо известно, что действительно значимые решения ВВП принимает задолго до того, как их нужно реализовать. То есть — решение уже принято. И не на днях, а давно. Возможно, года четыре назад.
Есть, помимо последних туманных (а потому особенно ясных) высказываний на сей счет и ВВП, и ДАМ, некоторые косвенные подтверждения предопределенности (в смысле — спланированности) такого хода событий.
Таким образом, мы имеем следующий график президентства в России: с 2012 по 2024-й годы — ВВП. С 2024 по 2036-й годы — вновь ДАМ (если к 2024-му что-то значительное не изменит эти планы).
Пока, похоже, так и предусмотрено.
Но срок впереди большой. Случится может многое. В том числе — и неожиданное... В том числе и для тех, кто планирует. Да и не властны мы в самих себе...
 
 
Виталий Третьяков
Кусок моих ответов на вопросы "Ржечи Посполитой" - , доброволльно переведеный г-ном akkakebnekaise, демонстрирует, что не только перевод моих ответов немного неточен (и иногда это существенные мелочи), но и вопросы, заданные мне при публикации чуть-чуть переформулированы.
Кроме того, вопрос о "Катыни и геноциде" был задан мне последним - уже после того, как мои ответы (письменные) ушли в редакцию. И ответ (его попросили срочно) был надиктован по телефону. Но этот вопрос почему-то оказался первым при публикации интервью.
Словом, пока я ничего не утверждаю. Однако сейчас приведу именно в том виде, в котором мне был задан (письменно, по моей просьбе) переведенный akkakebnekaise вопрос и мой письменный ответ. Пусть знатоки русского и польского языков сравнят.
Полный текст моих ответов на вопросы "Ржечи Посполитой" в русской редакции, согласованной со мной, будет опубликован в сентябрьском номере журнала "Политический класс".
Далее следует мой ответ на вопрос "Ржечи Посполитой", переведенный и процитированный г-ном akkakebnekaise. Уточняю, что некоторые из моих ответов (в том числе и на первый вопрос) по согласованию со мной были сокращены Жюстиной Прус. Сокращенный текст был переслан мне и я его одобрил (внеся пять-шесть незначительных уточнений). В данном случае я предлагаю мой полный ответ на первый вопрос. К сожалени, на моем компьютере почему-то не открывается одобренный мною несколько сокращенный вариант ответов. Завтра эту проблему мы решим. Публикуемый ниже ответ я предлагаю не в качестве обвинения кого-либо в чем-либо, а просто как образец логики моего ответа. Надеюсь, что все возникшие пока у меня недоумения связаны с неточностями самодеятельного (как признался сам доброволец-переводчки) перевода с польского на русский, а не с русского на польский.
Итак, оригинал моего ответа.

Первому вопросу предществовала преамбула корреспондента газеты Жюистины Прус о споре по поводу пакта Молтова-Риббинтропа. Далее - сам вопрос и мой ответ по оригиналу, отосланному мною пани Прус:

Вопрос 1. Почему происходит этот исторический спор?
Ответ. Если Вы имеете в виду спор между Польшей и Россией, то я бы назвал несколько причин, для начала, однако отметив, что спор инициирован именно Польшей.
Второе важное замечание, которое я хочу предпослать всем своим ответам на Ваши многочисленные вопросы, еще более существенно. Россия есть империя. Я никогда не стеснялся этого признавать. Империей Россия была не только с Петра Первого, который так ее и назвал, но и раньше. Империей был Советский Союз. Империей является и современная Российская Федерация. Только прошу заметить, что в данном случае в понятие «империя» я не вкладываю какой-либо позитивный или негативный смысл. Это просто определение специфического типа страны и государства (упрощенная расшифровка: большое, многонациональное, поликонфессиональное и пр.). Империями (к тому же выходящими за пределы своих официальных границ) сегодня, на мой взгляд, точно являются, как минимум, США, Евросоюз и Россия. Скорее всего — и Китай.
В империи есть (практически всегда) имперская нация и, естественно, другие нации, вошедшие в империю по доброй воле или введенные в нее насильно. Это не означает, что империя это всегда и определенно зло, а неимперия — всегда и определенно добро. Но понятно, что имперская и неимперские нации испытывают несколько разные чувства по отношению к империи.
Я русский и никогда не отрицал, что отношусь к имперской нации. Только я всегда стараюсь понять, какие чувства по отношению к Русской империи (под разными ее названиями) испытывают нации неимперские. Это не значит, что я полностью принимаю эти чувства. Но понять и учитывать их я стараюсь.
Теперь, после этого принципиального (для моих ответов на Ваши вопросы) замечания, которое, я надеюсь, будет учтено читателями, перехожу к ответам на все Ваши одиннадцать вопросов.
Итак, почему ведется этот исторический спор?
На мой взгляд, со стороны Польши по нескольким главным причинам.
Речь Посполита и правящий класс Польши в свое время сами претендовали на превращение вашей страны, как минимум, в великую европейскую державу и, как максимум, в империю. Конкретное географическое проявление этих претензий распространялось как раз на земли и народы, которые вошли в Российскую империю. Этот спор Польша проиграла и империей не стала. Проиграла именно России. Я никого не хочу обидеть — я констатирую исторический факт. Например, Россия под названием Советский Союз, на мой взгляд, проиграла так называемую холодную войну. Хотя официальные руководители нынешней России это и отрицают, я остаюсь при своем мнении. Это просто пример моих претензий (они есть у всех) на объективность.
Вторая причина. Польша не только проиграла исторический (настоящий исторический, а не нынешний «бумажно-пропагандистский») спор России, но и вошла в состав Российской империи. В советский период — с формальным статусом независимого государства. Поэтому я вполне понимаю (не разделяя их во всём) чувства поляков по отношению к России.
Третья причина. Войдя в ЕС и НАТО, отдав себя под военный и политический протекторат современной глобальной империи под названием США, Польша попыталась (что естественно) занять в этой империи наиболее выгодную и максимально значимую позицию. Лучшее основание для этого, по мнению польского правящего класса, - постоянная эксплуатация антирусских и антироссийских фобий, свойственных и самой Польше, но главное — политическому классу США и Запада вообще. Жертва «злой России» в прошлом, в настоящим и — очень существенно — потенциальная жертва в ближайшем будущем... Что можно придумать лучше для постоянного подогревания этих фобий и комплексов в своих политических, финансовых и иных интересах?! Я вас понимаю.
Понять — значит, простить. Так говорят французы. Но я вас понимаю, однако не прощаю — в силу неконструктивности, мягко говоря, и чрезмерной спекулятивности этой линии.
Всё остальное — вплоть до попытки скрыть собственные грехи (в истории с Гитлером, например), пакта Молотова-Риббентропа (и очередного раздела Польши), вплоть даже до Катыни — очень существенно, но все равно второстепенно в списке того, чем, на мой взгляд в этом споре руководствуется Польша.
О причинах участия в нем России, не инициатора этого спора, я неизбежно скажу ниже. (конец ответа на первый заданный мне вопрос)