?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Главная интрига сегодняшнего дня — утверждение Думой Михаила Зурабова послом России ни Украине. Заседание профильных комитетов (по делам СНГ и по международным делам) по этому вопросу будет закрытым. Понятно почему: во-первых, нужно будет как-то объяснить тем, кто очевидно против этого назначения и серьезно обоснует свою позицию, это странное решение Кремля (и, видимо, лично Путина) какими-то весомыми (то есть и не поддающимися огласке) аргументами. Во-вторых, нужно максимально засекретить ход обсуждения и результаты голосования (конечно, они все равно через какое-то время станут известны).
Я по-прежнему остаюсь при своем мнение. Назначение абсолютно алогичное и непонятное. Ясно, что пост посла России в Киеве — это не синекура. Следовательно, логика этого назначения известно крайне ограниченному кругу лиц, скорее всего только Путину и еще двум-трем людям в его аппарате и паре-тройке человек, включая президента, в Кремле.
Мне кажется совершенно очевидным: Путин намерен лично вести политику по отношению к Украине до 17 января будущего года. У меня даже есть предположения, какой будет эта политика, но не стану их раскрывать. С одной стороны, чтобы по неосторожности не разгласить государственную тайну (тем более, что я ее не знаю) и тем самым не помешать Путину сделать то, что он хочет. С другой стороны, потому, что доказательств для обоснования моих догадок у меня практически нет — и эти догадки могут выглядеть как чистые фантазии.
Но, между прочим, замечу, что такой метод ведения политики не является чаще всего эффективным. Свои деликатные замыслы проще всего прятать не под спудом, а в максимально публичной, даже избыточно публичной политике. Как это делают американцы. То есть тайну надо прятать не в темном углу, а под светом самых ярких ламп. Но нынешняя Россия, к сожалению, именно это делает хуже всего.
 
 
Виталий Третьяков
25 Июнь 2009 @ 22:24
Сегодня в "Известиях" вышла моя очередная статья. По традиции размещаю ее и здесь. Тем более, что практически все посетители этого блога американисты чистой воды.

ЖЕВАТЬ РЕЗИНКУ ИЛИ СВЕРХ ТОГО?


К нам, то бишь в Россию, едет президент США Барак Обама. Естественно, для того, чтобы провести переговоры с президентом России Дмитрием Медведевым.
В ожидании визита отечественные американисты произвели довольно мощный залп прогнозов. Впрочем, достаточно осторожных и, я бы сказал, скептических.
Не американисты, а просто специалисты по демократии (а какой же специалист по демократии не американист в душе?) настроены более решительно. Некоторые из них даже попеняли ряду американских экспертов по России: дескать, нельзя, неприлично и даже опасно давать новому и молодому президенту США дурные советы, суть которых — не стоит учить Россию тому, какой должна быть ее внутренняя и внешняя политика. А стоит просто искать точки соприкосновения американских национальных интересов с российскими — и на основе этого пытаться выстроить более эффективное сотрудничество между Москвой и Вашингтоном.
Полемика между теми, кто предлагает Обаме прямо в Москве разгромить в пух и прах и теорию, и практику суверенной демократии, и теми, кто настаивает: громить ничего не надо, а стоит заняться политической прагматикой, поднялась аж до личных оскорблений и неделикатных намеков. Что, как минимум, свидетельствует о больших идеологических ставках, сделанных на ход и исход именно первого продолжительного диалога новых президентов США и России.
Я совершенно разделяю мнение о высокой значимости, даже, сказал бы — политической цене, этого события. Более того, каждого слова, каждой фразы, каждого жеста, которые мы услышим и увидим в ходе предстоящих переговоров. Но цена эта отнюдь не в том, что одним махом можно достичь (с той или с другой стороны) чего-то выдающегося, а одним промахом это выдающееся упустить. Цена в другом: с какими впечатлениями от России и её политического класса Обама улетит из Москвы. И как изменится или не изменится внешняя политика России после того, как он улетит (то, что американская не изменится, доказательств не требует, хотя ниже они и последуют). Обамомания мне представляется таким же политическим грехом, как и американофобия — а мы склонны впадать в крайности.
Поскольку я не американист (впрочем, кто в этом мире не считает себя специалистом, по крайней мере, в американской внешней политике?), то в описании того, с чем Обама приедет в Москву, обопрусь на оценки американских экспертов, в дискуссии с которыми участвовал буквально на днях в Нью-Йорке.
Ни один из наших американских собеседников, а это всё были очень знающие и профессиональные люди, не выказал сколь-нибудь значимого оптимизма относительно результатов предстоящих переговоров. Было сказано: не ждите от Обамы никаких шагов навстречу, компромиссов и уж тем более уступок. Следите не за тем, что он предложит — ничего нового он не предложит. Обращайте внимание на то, что он проигнорирует, о чем не скажет. Например, после того, как Россия наложила вето на резолюцию СБ ООН по Грузии, многие требовали от Обамы самой жесткой оценки этого поступка Москвы. А он просто сказал: всё это не заслуживает особого внимания, меня вообще не интересуют «эти вопросы 19 века». При Буше, конечно, было бы не так. И вот в этом-то вся разница: вы сделали ошибку — Буш непременно указал бы вам на это, а Обама не собирается реагировать на все ваши ошибки и неправильные ходы. Разумеется, до тех пор, пока вы не будете входить в прямую конфронтацию с американскими национальными интересами. Но то, что Обама не будет реагировать на все ваши ошибки, не означает, что он не будет их замечать или не будет их учитывать.
Расширения НАТО в ближайшее время не предвидится, но и заявления о моратории на расширение НАТО от Обамы вы не услышите.
Обаме не совсем понятно, что такое Россия — это для себя он попытается прояснить. Но, с другой стороны, приведенная выше реплика о «вопросах 19 века», относящаяся именно к России, кажется, свидетельствует о том, что «в целом и в основном» ясность на сей счет уже существует — и вряд ли Медведеву удастся переубедить Обаму. Ваши заявления о том, что вы идете своим путем, что вы не такие, как Запад, что вы находитесь в оппозиции к Западу, здесь никому не нравятся. Россия политический аутсайдер, а характер вашего политического режима противоестественный.
Вы идеализируете многие проблемы. Например, время для переговоров по новой системе общеевропейской коллективной безопасности вообще не пришло. Да и вопрос это второстепенный.
Конечно, плохо, что механизма постоянного прямого диалога между Вашингтоном и Москвой сейчас не существует. Всё-таки от вас, от России, кое-что зависит в этом мире, в некоторых его районах — зависит многое. Поэтому фиксация цели создания такого механизма, а уж тем более учреждение его — максимум того, что можно ожидать. Помимо возможных, но не обязательных договоренностей по некоторым очевидным проблемам, в решении которых участие Москвы, по мнению Вашингтона, необходимо или полезно. Следовательно, стремительного броска к некоему новому американо-российскому сотрудничеству не будет — это цель идеальная и далекая. Но конкретных проблем, по которым можно было бы договориться на основе американской позиции, достаточно. Можно, как выразился один из американцев, и идти по дороге, и жевать резинку.
Так что пока нам (России и США) предлагают жевать резинку. Хотя и идя по дороге...
Завершая эту статью, не могу не привести несколько собственных соображений, высказанных по ходу той дискуссии. Несмотря на многочисленные рассуждения о том, что в списках национальных интересов США и России много совпадений, пока я по-прежнему вижу больше различий. Если, конечно, кто-то не хочет работать на основе только одного списка или переделать Россию до неузнаваемости. Возможно, Обама и считает кавказские проблемы «вопросами 19 века» и таковой же политику России, однако даже если это принять за аксиому, а США признать страной исключительно 21 века, то зачет в политике, как и в армии, принимается по отстающим, а не по лидерам. Впрочем, и сама американская политика вряд ли настолько обогнала историю, что сумела изменить суть политики вообще. Да и методы, которыми она реализуется, не исключительно модернистские. Среди них хватает и вполне традиционных, и даже архаичных. Масштабы, конечно, другие — глобальные. Это бесспорно.
Что бы я считал действительно инновационным (новаторским) шагом в политической миссии Обамы? Например, то, что он, приехав в Москву, пригласил бы Россию вступить в НАТО, тем самым, кстати, полностью сняв вопрос о необходимости создания системы общеевропейской коллективной безопасности. Заодно мы сразу бы и увидели — по реакции тех, кто в этот блок входит, кто живет в политике понятиями 19-го, а кто — 21 века.
Вопрос о том, нужно ли будет России принимать это приглашение, или нет, оставляю открытым. Тем более, что и ответ на него не так прост, как иногда, даже в 21 веке, кажется. Но прозвучит ли такое приглашение?
Лучше быть скептиком, чем идиотом, завершил я свое гораздо более пространное, чем излагаю здесь, своё выступление. И, между прочим, это утверждение нашло благожелательный отклик у американских коллег.
Впрочем, лично мне особо понравился совет, данный России одним из американских экспертов как раз в связи с приближающейся встречей Медведева и Обамы: осторожно просите то, что вы хотите...
Я бы сказал, что это очень дружеский и очень разумный совет.