June 16th, 2009

Карта

РОССИЯ vs БЕЛОРУССИЯ. КТО ВИНОВАТ?

В Тегеране точно разыгрывается сценарий цветной революции. До деталей.
Теперь о России и Белоруссии.
Я — категорический сторонник создания реального союзного государства по схеме Советского Союза или ЕС.
Ельцин пошел на начало этого процесса, так как ему нужно было поднять свою упавшую до минимума популярность. Конечно, как человек самоуверенный, он Лукашенко не боялся, а вот его, Ельцина, окружение понимало, что Лукашенко — если получит вход на русскую политическую сцену, оттеснит и ЕБН и их всех. Поэтому тут же начали тормозить процесс, начатый вроде бы столь решительно.
Кроме того, российские бизнесмены, естественно, захотели получить от объединения максимум, а белорусские — потерять минимум (а лучше — вообще ничего не потерять). Естественно, белорусские миллионеры боялись российских миллиардеров.
Пришел Путин. Сначала ему было не до Белоруссии. И поэтому на этом направлении был оставлен ельцинский кадр, не имеющий влияния в путинском Кремле, Бородин.
Далее Путин окреп политически — и Лукашенко ему был уже не страшен. Но все-таки делать его вторым хозяином объединенной страны (при популярности Лукашенко и в Белоруссии, и в России) казалось опасным. А бизнес-элитам обеих стран объединение не было нужно по названным выше причинам.
К тому же Путин и Лукашенко не сошлись характерами. Лукашенко хотел гораздо больше, чем Путин готов был ему дать. Например, Лукашенко разумно предполагал, что если России дотирует все постсоветское пространство (включая даже и антироссийскую ющенковскую Украину, и прибалтов, и Казахстан, который играет и с Вашингтоном, и с Москвой одновременно, то ему-то, единственному (кроме Армении) реальному военному союзнику Москвы, сам бог велел Кремлю помогать материально. Но Россия, как это часто бывает, колеблющим якобы союзникам давала больше, чем союзнику реальному. Гигантская перманентная ошибка русской дипломатии: эти и так никуда не денутся, будем подкармливать етх, кто может убежать.
И Бородин оставался на белорусском направлении.
Далее появился Медведев. Все прежние противоречия остались, но Лукашенко опять стал политически опасен. Тандем и так искрит внутри (теперь почти каждый день Путин и Медведев выступают на одни и те же темы, в том числе политические, но как-то по-разному; похоже, Путин снял с себя обет политического молчания). А если вместо тандема возникает тройка, то в ней двое всегда могут объединиться против третьего. В любой конфигурации. Характерно, что вчера Путин хоть и высказался язвительно в отношении Лукашенко (не назвав его, но вроде бы имея в виду его), однако выступил в роли миротворца между Москвой и Минском, причем миротворца ироничного: будто бы ему интересно и смешно наблюдать за этой дипломатической битвой.
Кто больше виноват в том, что настоящего союзного государства до сих пор не создано? В принципе — элиты и лидеры двух стран, но Москва, конечно, больше. Она сильнее и богаче — и должна была пойти на большие компромиссы. Не жадничать.
Если она боится Лукашенко на российском политическом поле, то это не характеризует ее с лучшей стороны. Наконец, платить реальным союзникам нужно больше, чем потенциальным или постоянно болтающимся в проруби между Москвой, Вашингтоном и Пекином.
Когда начнется форсированное и реальное строительство союзного государства? Внешний признак — Павла Бородина поменяют на кого-то другого.
Настоящая предпосылка — глубокая внешняя (типа нападения Грузии на Южную Осетию или более существенное — например, прием Украины в НАТО) или внутренняя встряска (реально глубокий экономический кризис). Даже катаклизм, который встряхнет элиты двух стран одновременно.