June 15th, 2009

К ИНЦИДЕНТУ "ЗАТУЛИН-КОСАЧЕВ-ТРЕТЬЯКОВ"-2

Руководству
информационного агентства
«Новый Регион»


Уважаемые господа!

7 июня с. г., после посещения в больнице Симферополя Константина Затулина, я дал интервью небольшой группе журналистов, в том числе и корреспонденту агентства «Новый Регион».
На следующее утро мне позвонил г-н Косачев и, ссылаясь на информацию Вашего агентства и приведенные в ней «мои свидетельства», обвинил меня в клевете на него. Г-н Косачев был крайне раздражен и, я бы сказал, настойчив в своих претензиях и назидателен в своих требованиях.
Вернувшись в Москву, я ознакомился с сообщением Вашего агентства, датированным 07.06.09 (22:04) и подписанным Евгением Андреевым.
В этом сообщении содержится абзац, который, как я понял из разговора с ним, и позволил г-ну Косачеву высказать мне свое недовольство. А именно:
«Вместе с тем Третьяков выразил удивление поведением коллеги Затулина, председателя комитета по международным делам ГД РФ Константина Косачева, прибывшего в Крым из Питера вместе со своим тезкой. Оказывается, Косачев оставил Затулина на борту российского самолета один на один с украинскими силовиками и сразу уехал в Ялту» (цитирую дословно).
В этом абзаце, где я представлен как источник конкретной информации, все неправда, кроме слов, открывающих его (от «Вместе с тем Третьяков выразил удивление» до «ГД РФ Константина Косачева»).
Я имею привычку утверждать только то, что точно знаю или видел своими словами.
А я не знал тогда и не знаю сейчас, каким самолетом г-н Косачев прибыл в Крым. Я не спрашивал у Константина Затулина, был ли г-н Косачев с ним в самолете. Сам Затулин мне об этом не говорил.
Посему ничего подобного я не говорил ни Вашему корреспонденту, ни какому-либо другому. И нет и не может быть диктофонной записи, где бы такие мои утверждения содержались.
Не знаю, оболгали ли Вы в этом случае г-на Косачева (если да, то пусть он сам предъявляет Вам свои претензии), но меня оболгали, приписав мне то, что я не говорил и говорить не мог. И доказательств того, что я это говорил, у Вас не может быть в принципе.
Я действительно «выразил удивление» тем, что г-н Косачев не посетил Константина Затулина в его «больничном заключении» и даже не позвонил ему. И, судя по всему, находясь в Крыму, никак не пытался помочь своему коллеге по Думе и товарищу по партии и фракции. Более того, я считаю такое поведение не просто «удивительным», но скандальным с политической точки зрения. О чем и сообщил г-ну Косачеву, когда он позвонил мне и требовал от меня объяснений, исправлений и извинений.
Однако того, что приписал мне корреспондент Вашего агентства в данном абзаце, я не утверждал. И это есть правда. А соответствующие слова данного абзаца — со ссылкой на меня — есть ложь.
Предлагаю Вам обнародовать это мое письмо по каналам Вашего агентства.
Не уверен, что Вы это сделаете — слишком часто я сталкивался с тем, что руководство тех или иных СМИ предпочитает не исправлять свои ошибки и не извиняться за них, а просто делать вид, что ничего не случилось.
Но у меня есть и иные возможности для обнародования этого письма.


Виталий Третьяков

15 июня 2009 г., Москва
Красный галстук

КАКАЯ ФАМИЛИЯ У МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОСИИИ?

Во вчерашнем времени самым интересным и интригующем был сюжет, посвященный 10-летию броска русских десантников в на аэродром в Приштину.
Насколько я знаю, военные долго уговаривали лично Ельцина разрешить эту операцию и ни в коем случае не сообщать о ней нашим дипломатам.
В сюжете во «Времени» о той истории говорил и Строуб Тэлбот. Он, в частности, сказал, что русские дипломаты, узнавшие об этом марш-броске из СМИ, «забегали в разные стороны» и не знали, что делать. При этом Тэлбот упомянул и «министра иностранных дел Сергеева».
Очевидно, что он имел в виду Иванова.
Закадровый голос корреспондента не указал, что Тэлбот ошибся. Не сделал это и ведущий программы.
Что характерно — высокий американский чиновник, имеющий непосредственное отношение к дипломатии и постоянно общавшийся с русскими коллегами, многократно бывавший в Москве, вообще специалист по России, не помнит точно фамилию министра иностранных дел России, с которым и сам много раз встречался.
Это, конечно, показатель того, как в 90-е годы относились к нам на Западе — люди и с плохой памятью, и с плохой.
Кстати, в скоро, в июле, 100-летие со дня рождения Андрея Громыко. Не думаю, что эта фамилия проще для западного языка и уха, чем Иванов. Однако уверен, что все западные дипломаты до сих пор легко воспроизводят ее по памяти.

P.S. Многие просят и даже требуют, чтобы я высказался относительно конфликта Россия-Белоруссия. Вообще-то я пишу не по требованию, а по желанию. Кроме того, многократно на сей счет высказывался. Я за самый прочный союз и даже за единое государство Россия-Белорусь. И вина за то, что этого до сих пор нет, и на Минске, и на Москве, но больше - на Москве. Однако много нюансов. Их описание требует больше времени, чем у меня сейчас есть. Возможно, найдется завтра.