?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Вышла моя очередная колонка в "Известиях" на этот раз на день раньше. Хочу представить этот текст посетителям своего блога - пока не подоспели свежие темы...

Выступая на открытии Санкт-Петербургского экономического форума, президент Дмитрий Медведев сказал, что наша задача сегодня - формирование интеллектуальной, умной экономики. И добавил через паузу: и общества. Золотые слова.

Читать дальше...Свернуть )
 
 
Виталий Третьяков
Вернувшись в Москву из Крыма, хочу прояснить ситуацию с информацией, распространенной со ссылкой на меня информационным агентством «Новый регион» вечером 7-го или утром 8 июня.
Сообщение касается гг. Затулина и Косачева.
Не могу и не хочу вдаваться во все детали, скажу только о сути.
Прилетев 7 июня в Симферополь (для участия в фестивале «Великое русское слово») и зная о случившемся накануне инциденте с депутатом Государственной Думы Константином Затулиным, с которым я находился в постоянной телефонной связи, я сразу же отправился в больницу, где он находился под медицинским наблюдением и — одновременно — под фактическим арестом.
При прилете в Симферополь я столкнулся в зале официальных делегаций аэропрта с другим депутатом Государственной Думы и председателем ее комитета по международным делам Константином Косачевым. Он улетал в Москву. Мы перебросились приветствиями и несколькими фразами.
Приехав в больницу, я довольно быстро смог пройти в палату (две комнаты, туалет), где находился всё это время Затулин. Разумеется, меня не хотели туда пускать. У палаты находились офицер погранслужбы Украины (с ним я вел переговоры) и спецназовец (или кто-то в этом роде) в соответствующей форме, который и не мешал мне (физически) пройти в палату, а Затулину (физически же) — выходить из нее. Кроме того, в коридоре на диване сидел человек в штатском, который никак в ход событий не вмешивался, а только наблюдал за происходящим.
Примерно через 20 минут после моего появления в больнице мне удалось пройти в палату к Затулину. Как и почему — понять не могу, так как позже это мало кому удавалось (кроме депутатов украинской Верховной рады и Крымского Верховного совета). Кроме того, вскоре после моего отъезда из больницы вокруг здания были выставлено оцепление из сотрудников омона (или подобных подразделений) числом не менее 10 человек. При мне такого не было.
Во время разговора с Затулиным я, в частности, спросил его: - А вот только что в аэропорту я встретил Константина Косачева — он к тебе заезжал?
На что Константин Затулин сообщил, что г-н Косачев к нему не заезжал и даже не звонил ему. Кроме того, Затулин сказал, что он до сих пор не может связаться с Борисом Грызловым, в секретариат которого позвонил еще утром.

Выйдя из больницы, я встретил трех или четырех журналистов, представившихся корреспондентами агентств «Новый регион» и «Росбалт» (то, что я помню точно). По их просьбе я рассказал им об увиденном и своей оценке ситуации. Все журналисты записывали то, что я говорил, на диктофоны.
Утром следующего дня мне позвонил Константин Косачев, высказав целый ряд претензий к «моим словам и утверждениям», приведенным и процитированным в сообщении агентства «Новый регион».
Вернувшись в Москву (сегодня вечером) я ознакомился с соответствующим сообщением «Нового региона».
Заявляю, что вся фактологическая часть этого сообщения, воспроизведенная якобы с моих слов, является ложью — преднамеренной или непрофессиональной, не знаю.
Вот что я действительно сказал относительно гг. Затулина и Косачева в этом разговоре (и оспорить это можно только одним способом — предъявив диктофонную запись моих слов):
Чем я действительно удивлен в этой истории, так это тем, что находившийся в это время в Крыму другой депутат Госдумы, член одной фракции и одной партии с Затулиным, а именно «Единой России», г-н Косачев не не только не посетил больницу, где находился его коллега по Думе и товарищ по фракции Затулин, но даже и ни разу не позвонил ему.
Все остальные приписываемые мне слова, касающиеся, повторяю, фактической стороны дела, являются ложью. И ответственность за эту ложь несет агентство «Новый регион».
При этом я, разумеется, остаюсь при своей высказанной тогда оценке поведения г-на Косачева. Я считаю, что такое отношение к судьбе своего коллеги по парламенту, фракции и партии, находящегося в подобной ситуации на территории другого государства, является и недопустимым, и скандальным.
Завтра я сообщу о своих претензиях и руководству агентства «Новый регион». Впрочем, через моих помощников ему это уже сообщено, однако никто из руководителей этого агентства, корреспондентам которого я больше никогда не буду давать никаких интервью, однако никто из них мне до сих пор не позвонил.

Кстати, этот момент в Крыму находился еще один депутат ГД — Сергей Марков. Марков несколько раз звонил Константину Затулину — и до моего приезда, и после этого. А 9 июня приехал из Ялты в Симферополь, чтобы присутствовать при перемещении Затулина из больницы к самолету. Однако Маркову так и не удалось увидеться в этот день с Затулиным, хотя он и провел в аэропорту полтора часа. Общались они в этот момент исключительно по телефону.