?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
29 Май 2009 @ 22:03
(Вернулся из Греции. В четверг в "Известиях" вышла очередная моя колонка. Правда, редакция изменила название и несколько подсократила текст. Но это не самое главное. Главное, что хочу этот текст представить и посетителям своего блога - пока не подоспели свежие темы.)Итак...

ЧЕСТЬ РОССИИ

Безусловно, самый большой за последние дни резонанс в интеллектуальных кругах страны (или только Москвы?) вызвал президентский указ о создании (цитирую дословно) «Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России».
Стилистический изъян, заложенный в название комиссии и производящий впечатление, что иные фальсификации истории комиссия будет приветствовать, отметили, конечно, все. Отнеся этот изъян к разряду бюрократически-лингвистических казусов, скажу: каламбуры каламбурами, но в общем-то все всё поняли. Поняли, и почему этот указ появился, и против чего и на защиту чего он направлен. А если кто не понял, то я поясню. Указ направлен на защиту чести России.
Тем не менее, отношение к указу не может быть однозначным. Более того, я, например, полностью разделяя пафос указа, полностью же уверен, что ничего существенно нового для России в сложившуюся ситуацию почти полного подчинения истории (в том виде, в котором она преподносится в системе среднего и высшего образования и в СМИ большинства стран) политике и политической пропаганде этот указ не внесет. Даже такая, казалось бы, естественная и по сути главная задача, которая ставится перед комиссией, как «выработка стратегии противодействия попыткам фальсификации исторических фактов и событий, предпринимаемым в целях нанесения ущерба интересам России», выполнена не будет. И не может быть выполнена в нынешних условиях в принципе.
Ибо нельзя создать специальную стратегию при отсутствии стратегии общей. А именно это, то есть отсутствие таковой стратегии, в отношении нашей истории, в частности — нашей политической истории, и в отношении нашей политики в целом мы, к сожалению, по-прежнему (начиная с 1985 года) имеем.
Ясно, что данная комиссия не является комиссией историографической. Это комиссия даже не пропагандистская, а просто контрпропагандистская, что видно хотя бы из наличия в ее названии такого слова, как «противодействие». А нужно-то в первую очередь не противодействие, а действие.
Начну с самого фундаментального. Прежде чем «противодействовать фальсификации истории» кем-то другим, нужно иметь собственный четкий и ясный (концептуальный) взгляд на свою историю. В современной России его по-прежнему нет. А есть, как минимум, два — условно «красный» и условно «белый». В реальности еще и смесь одного с другим, а также чисто нигилистическая концепция, согласно которой, Россия — это вообще «какое-то историческое недоразумение» и её, Россию, нужно постоянно исправлять и «подтягивать» до уровня «цивилизованных стран». Я говорю не о западных или восточноевропейских «фальсификаторах» нашей истории, а о специалистах (или тех, кто под именем таковых наиболее активен в СМИ и, к сожалению, в систем образования) вполне отечественного происхождения и гражданства. Поэтому и неудивительно, что любой, даже реальный, зарубежный фальсификатор нашей истории всегда найдет подтверждение своим «концепциям» в «трудах» историков, живущих сегодня в России.
Хорошо известно, что по-прежнему очень многие наши историки, равно как и специалисты в других сферах гуманитарного знания, работают и живут на зарубежные гранты. Ибо их отечественной зарплаты не хватает не то что на покупку книг, но и на приобретение нормальной еды и одежды. А гарантированное получение следующего гранта возможно лишь тогда, когда выводы работы, сотворенной на грант предыдущий, ложатся в концепцию грантодателя.
Поэтому, перефразируя известный афоризм, скажу: если страна не хочет сама кормить своих историков, она будет изучать «свою историю» по чужим учебникам.
Кстати, а знают ли члены комиссии, что в вузах России нет такого учебного предмета «История России»? А есть предмет «Отечественная история». Так что и спорить-то, получается, за отсутствием предмета спора, не о чем.
Комиссия, разумеется, не может регулировать историю как науку и СМИ как «источник исторического знания» для масс населения. Но истории России как науки у нас сегодня практически нет — есть, как уже отмечено, сумбур «исторических концепций» и мешанина «исторических фактов». Так что и регулировать, если было бы желание и возможности, нечего. Что же касается СМИ, фактически полностью заменивших школу в «преподавании исторического знания», то и здесь цензура либо невозможна юридически, либо нереальна практически. Не будет же власть запрещать демонстрацию нашим кинопрокатом и телеканалами десятков западных фильмов, в которых как раз и наличествуют, иногда в явном виде и массово, «фальсификации истории в ущерб интересам России». Или будет? Не верю. Ведь даже «пивное лобби», за какие-то несколько лет внедрившее у нас молодежный пивной алкоголизм, по-прежнему побеждает и здравый смысл, и власть, и демографические интересы нации.
Громогласный отказ от «государственной идеологии» есть и отказ от собственной истории. Постоянное «разоблачение собственной истории», вошедшее уже в привычку у наших политиков, и постоянные же насмешки над теми, кто осмеливается сказать о нашей истории больше двух (и в основном — касающихся Великой Отечественной войны) положительных слов, превратились просто в национальную болезнь. О Советском Союзе — бесспорной исторической вершине в истории нашей страны — ни одно наше официальное лицо не осмеливается сказать что-либо в основном положительное не то что за рубежом, но и внутри страны. Единственное исключение, пожалуй, только Сергей Миронов.
Отечественной интеллигенции (в основной ее масса) я бы просто лет на двадцать заткнул рот, ибо в самой крикливой массе своей ничего, кроме проклятий по адресу истории собственной страны, она не извергает.
Но история это не только прошлое — это и будущее. Если политический и исторический ориентир для России «стать как цивилизованные (читай: западноевропейские) страны» и, наконец, их «догнать», что же пенять каким-то там «фальсификаторам». Вы же сами признаетесь, что: а) «нецивилизованы» и б) «желаете нас догнать». Вот когда «цивилизуетесь» и «догоните», с этого момента ваша история и станет правильной, не преступной и не требующей покаяний перед всем миром. Если сами отреклись от своего сначала имперского, а затем и советского прошлого, что же нам-то уважать ваши святыни и учитывать ваш взгляд (какой?) на вашу историю? Если сами отдаете себя и своих граждан под юрисдикцию «европейских судов» (пусть даже более вменяемых юридически), то что же ждете, что вашу историю будут судить по её законам, а не по законам тех, кто нашими конкурентами в истории являлся? Или вы думаете, что европейские судьи изучали историю в наших школах и университетах (да еще в период их расцвета)?
Так мы естественно перешли к «русской и российской истории» во внешнем преломлении этой проблемы.
Кто эту историю пишет? Либо наши исторические конкуренты, либо те, кто так или иначе находился веками или десятилетиями под властью русской короны или советского серпа и молота. Что о тебе напишет конкурент, даже в некрологе, каждый легко представит сам. И в данном случае эти фальсификации суть хоть и неприятное, но подтверждение нашего и поныне длящегося могущества. Ну а бывшие подчиненные, перебежавшие под власть нового хозяина, всегда более всего искусны в оплевывании хозяина прежнего. Это, увы, и закон психологии, и закон политики.
Другая же часть этих подчиненных, не имевших по сути до 1991 года своей собственной истории вне истории Российской империи и Советского Союза, неизбежно теперь будут сочинять эту историю: на основе мифов, сомнительных изысканий «национальных историков и археологов» (одна из самых благодатных научных синекур после получения независимости) и, естественно, на основе борьбы (реальной или мнимой — не важно) «против русского и советского колониализма». И сделать с этим ничего нельзя.
То есть можно, но почему-то никто этого не делает. На постсоветском пространстве и постсоциалистическом пространстве промелькнуло множество президентов и глав правительств, которые систематически упражнялись как раз в «фальсификации истории в ущерб интересам России». Разве кто-либо и когда-либо отказывал им в контактах на высшем уровне по этой причине? Сколько абсурдных и клеветнических слов о России, русской истории, истории взаимоотношений России и Грузии произнес до 8 августа прошлого года господин Саакашвили (и, кстати, некоторые грузинские артисты, которых мы продолжали награждать своими орденами)? Разве по этой причине ему указывали на дверь? Нет — политика есть политика. Нужно было напасть на Южную Осетию и наших миротворцев, чтобы это произошло. И это только один из самых кричащих примеров.
Зато Александр Лукашенко, кажется, единственный из постсоветских лидеров не плюнувший в Советский Союз, едва ли не главный объект для упражнений в остроумии и для многих наших «публицистов», и для некоторых политиков. Экономика есть экономика?
А может быть, если однажды какого-нибудь зарубежного президента или министра не примут в Кремле (или не подадут ему руку при неизбежной встрече на каком-нибудь «саммите»), громогласно объявив, что это связано не с «экономикой, политикой или даже войной», а именно с клеветой на историю России, «фальсификаций» сначала на официальном, а потом и на «научном» уровне станет меньше?
Учить истории, даже подлинной, с томиком УК на парте, не самое разумное занятие. Когда-то в этом упрекали Сталина. Теперь это, кажется, стало всеобщей модой — но уже на Западе. И никогда мы не добьемся того, чтобы историю России не пытались исказить и фальсифицировать те, кому она не нравится.
Особенно, если не будем знать и уважать ее сами. И если не будем демонстрировать то, чему невозможно противостоять даже таким сильнейшим оружием, как «научно оснащенная ложь».
Вспомним, когда в ХХ веке симпатии к России на Западе подскакивали выше любой лжи и любой «антироссийской науки»? Список не слишком велик (чужая политика и чужие СМИ все-таки в руках наших исторических конкурентов), но показателен. Русские сезоны в Париже, начало коммунистического эксперимента, разгром гитлеровской Германии, Спутник, Гагарин (то есть советская система образования и советская наука), Перестройка... Можно и добавить пару-тройку пунктов, но в целом — всё.
И что объединяет это «всё»? Не идеология, не политика, не экономика. Лидерство. Победы. Причем, победы, достигнутые не заемным, а своим — русским, российским — образом.
В победах честь! И её защищать надо. Но без сегодняшних побед и все твои вчерашние либо оплюют, либо переквалифицируют в преступления. Таков закон истории!