April 26th, 2009

Спокойствие

ВЕСЕННИЕ ВОПРОСЫ ВМЕСТО ОСЕННИХ

Чувствую, что настроение у большинства действительно весеннее. Полностью атрофирована способность не только отвечать на серьезные вопросы, но и даже замечать их.
Но, с другой стороны, как только кто-нибудь «политически значимый» неожиданно гибнет в России (или в Лондоне), нет счета желающим объяснить, что во всем виноват Кремль, и простор для фантазий открывается самый широкий.
А может, все дело в том, что настоящие знатоки уехали в первую по-настоящему весеннюю субботу на свои шесть соток или шесть га?
Оставим эту загадку неразгаданной.
И по весне зададимся гуманитарными вопросами. И задам их не я, а казахский писатель Дукенбай Досжан (газета «Мегаполис» от 20.04.09) в своем интервью. Вот оно почти полностью.
Дукенбай-ага, наверное, каждый казахстанец знает имена мэтров казахской литературы — Нурпеисов, Ауэзов, Есенберлин.... Но имена современных молодых авторов зачастую остаются неизвестными для граждан страны. Где же наши таланты?
Считаю, что у нас в Казахстане есть сильные кадры — прозаики, поэты. И, сравнивая с Пауло Коэльо и Борисом Акуниным, произведения казахских авторов отличаются лучшим качеством. Но, к сожалению, романы наших авторов не переводятся даже на русский язык. Взять, к примеру, Пауло Коэльо. Он не пишет лучше наших писателей, но его книги издаются по всему миру на русском, французском, английском и других языках. Просто его менеджеры очень хорошо работают... А у нас что? Никто не переводит, никто не интересуется. В свое время мои рассказы были переведены на 18 языков, но это только благодаря московским издательствам. Мои произведения переводились с казахского на русский, а уж затем на зарубежные языки. Но прямого перевода с казахского на какой-либо иностранный язык у нас нет...
Я считаю это трагедией. Молодые авторы переживают, что они пишут на казахском языке, но их никто не знает...
А как быть со школьной программой? Включены ли туда произведения современных авторов?
Очень малое количество. Недавно я видел хрестоматию для русских школ. В учебник для пятого класса включили мой рассказ, а также по одному рассказу Муратбека Саита и Абиша Кекильбаева. В букварь включили отрывок из моего рассказа. Молодых авторов там тем более нет. Это очень мало для того, чтобы русскоязычный читатель познакомился с казахской литературой.
Между тем, в общеобразовательных школах сталкиваются с трудностями преподавания казахского языка: неотработанная методика, мало словарей...
Не стоит бить тревогу относительно казахского языка. Преподавание языка зависит от индивидуальной методики самого учителя.
Почему же большая часть детей либо совсем не владеет, либо плохо знает казахский язык?
Все исходит и зависит от семьи. Если родители разговаривают на родном языке, он легче осваивается. Я работал директором музея в Национальном банке в течение шести лет. Там трудится около 1000 человек, в основном молодые люди. Из них около 90 процентов казахов не знают или не могут разговаривать на казахском языке. Хотя они записываются на ежедневные курсы, слушают лекции...
Как вы думаете, стоит ли проводить в стране «принудительное» изучение казахского языка?
Я думаю, что это нужно. Сколько лет прошло с момента, когда вводился закон «О языках»? Я движения еще мало. Хоть это и принудительные меры, но они нужны.