April 1st, 2009

Спокойствие

КАК Я ПРЕДЛОЖИЛ УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ АНТИКРИЗИСНУЮ ПРОГРАММУ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Вчера вечером был на заседании Клуба «4 ноября». Тема — обсуждение антикризисной программы правительства. Обсуждение — по предложению Путина.
Вел заседание Валерий Фадеев, главный редактор журнала «Эксперт». Сначала выступили несколько экономистов-чиновников из разных министерств. Довольно пресные выступления, что-то типа «отчета о проделанной работе». Кто-то даже предложил «программу в целом одобрить». В том же духе «конструктивной критики» выступил и Иосиф Дискин. Некоторые экономические эксперты выступали с серьезной критикой. Трезво выступил Сергей Алексашенко.
Весьма критически, но уже в политическом разрезе, выступил Глеб Павловский.
Наконец, слово получил я. Сказал следующее.
Наконец, дело дошло до меня. И я имею возможность предложить первую в этой дискуссии серьезную рекомендацию. (Смех в зале) Я чувствую себя как развратная женщина в пансионе благородных девиц. Девицы обсуждают, как бы познакомиться с красивым молодым человеком, уговорить его на романтическое свидание с тем, чтобы потом провести и ним ночь. Дают друг другу советы, делятся рецептами. Между тем, распутная женщина без всяких советов знает, как быстро и познакомиться с этим молодым человеком, и остаться у него на ночь. Может быть, нужно все-таки поручить эту миссию этой женщине, а не обмениваться советами среди «благородных девиц»?
Так получилось, что только что я вернулся из Китая, в котором провел всего четыре дня. И вот теперь, не будучи китайцем, я могу вам перечислить все пункты антикризисной программы китайского правительства. Но я в затруднении: если я не китаец, а русский, а вроде бы так, то почему я не могу воспроизвести пункты антикризисной программы российского правительства, хотя слушаю рассуждения о ней разных членов нашего правительства уже несколько месяцев?
По-моему, проблема проста. В ней две составляющие. Квалификация членов правительства и наличие политической воли. Вот тут кто-то говорил, что правительство хотело, чтобы строительные фирмы продали построенное жилье государству по низким ценам, но строители встали насмерть и по низким ценам продавать жилье отказываются. Если нет политической воли, то не только строители, но и ассенизаторы заблокируют любое решение правительства. Между тем, как раз в сфере строительства проблема решается просто. Если строительные фирмы отказываются продавать жилье по тем ценам, которые в период кризиса нужно правительству, то сверху, с помощью административного ресурса, уходит вниз по вертикали власти команда: тот, кто не согласится на эти цены, площадок под новую застройку больше нигде получать не может. И завтра на все согласятся. Но такая команда не ушла.
Итак, есть правительство, возглавляемое премьер-министром, которому все здесь, безусловно, доверяют. Кроме того, авторитет правительства держится именно на нем. Следовательно, мы либо должны довериться его выбору (нынешнему составу кабинета), либо, если считаем выбор неправильным, предложить альтернативный (чтобы не называть теневым) персональный состав антикризисного правительства. И это будет предложение замены «благородных», но не знающих, что делать, или не умеющих это делать, девиц, на даму, которая и знает, и умеет.
Тут Иосиф Дискин удивлялся словам Игоря Шувалова относительно того, что, дескать, хорошо было бы, чтобы кризис продлился года четыре. Я таких слов не слышал, но понимаю, почему возникло такое желание. Примерно через четыре года правительство намеревается найти выход из кризиса. Есть, правда, опасение, что кризис завершится гораздо раньше.
Итак, если мы доверяем Путину, а мы ему, безусловно, доверяем, то мы должны, как здесь уже было предложено, «одобрить антикризисную программу правительства» - и пусть оно действует так, как считает нужным. Никто из здесь сидящих, как я понимаю, не в силах переубедить Кудрина, какие-бы советы ему не давал. А если мы считаем, что Путин имеет плохой состав правительства, то давайте предложим хороший (на наш взгляд), то есть состоящий из людей, которые знают, что делать и не нуждаются в советах, как корректировать их антикризисную программу. Вот Иосиф Дискин, например, все знает и на все у него есть свой ответ. Давайте предложим в правительство, например, Дискина. Пусть работает, а потом за свою работу сам отвечает.
Ты же, Валера, - сказал я, обращаясь к Валерию Фадееву, - не приглашаешь даже в период кризиса меня и других главных редакторов на обсуждение своей программы руководства медиахолдингом «Эксперт». А если бы пригласил — мы бы удивились.
Может быть, мы сегодня работаем не в том жанре, который необходим правительству? Может, Владимир Владимирович просил не обсуждать антикризисную программу правительства (ведь ее разработали члены его правительства), а поддержать и пропагандировать ее? Тогда цель ясна. Но если эту программу действительно нужно исправлять, то не легче ли и не эффективнее ли предложить альтернативный состав кабинета? Может, Путин ждет этого?
Светлый

О ГОГОЛЕ ВЕЛИКОМ и антикризисной программе правительства

Итак, наступил день 200-летия Великого Писателя России и Величайшего Мастера Русского Слова Николая Васильевича Гоголя.
Лев Толстой не менее велик, но его можно пытаться повторить, можно более или менее удачно воспроизвести его стиль (и уж тем более сюжетику). Не менее велик и Достоевский — его стиль воспроизвести еще легче. Конечно, написать роман конгениальный «Идиоту» или «Бесам» невозможно, но что-то подобное «соорудить», если есть терпение, можно попытаться.
«Под Чехова» (величайшего) можно хоть и с натугой, но сочинить пару рассказов и пару пьес.
Грандиозного Пушкина можно подделать, стилизовав текст под его гениальность.
И на всех них можно написать пародии.

Написать так, как Гоголь, невозможно в принципе.
Сочинить хотя бы одно предложение, как у Гоголя, нереально.
Пародии на Гоголя (кроме «Выбранных мест...») не может существовать в природе. Обратный «украинский» «перевод» «Тараса Бульбы» есть пародия (хотя задумывалась как серьезный текст) не на Гоголя, а на украинский литературный национализм и его авторов - пародия на пародистов, мняших себя идеологами.

Предлагаю всем, кто на это способен и кто к этому склонен, изложить здесь ГОГОЛЕВСКИЙ СЮЖЕТ, ЭПИЗОД ИЛИ МОТИВ из своей РЕАЛЬНОЙ жизни или из того, что он видел сам.

И я попытаюсь вспомнить что-нибудь такое. Что-то в подсознательной памяти крутится, но пока никак не материализуется. Видимо, еще не дал себе серьезного приказа. Даю...

То есть среди известных не только мне лиц (в том числе журналистов) Хлестаковых могу назвать с дюжину. Один — вылитый Хлестаков (и вы его знаете). Ноздревых — масса. Чичиковых — тоже. Один — хорошо известен всем. Собакевичей мало. Коробочек полно. Майоров Ковалевых тоже знал и знаю нескольких.

Но я говорю о целом эпизоде, законченной жизненной ситуации.

Вспоминаю.

А вот следующий ниже пост — о сегодняшнем, об актуальном, о не гоголевском. Написал его, ибо он по следу того, что случилось только что, вчерашним вечером.