?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Мне уже неоднократно приходилось – и в выступлениях, и в печатных СМИ, и здесь, в своём блоге, – обращать внимание на одну особенность нашей официальной риторики. Особенность, на мой взгляд, некрасивую, характеризующую нас не с лучшей стороны – нравственно ущербными, а вовсе не политкорректными, как кому-то может показаться. Я имею в виду старательное избегание и нарочитое неупотребление прежнего названия нашей страны – Советского Союза – и производных от этого названия прилагательных и других частей речи. Вместо этого стараются говорить «наша страна» и т.д. Что, безусловно, не свидетельствует об отсутствии у употребляющих данное словосочетание патриотизма: в конце концов, «наша страна» – вовсе не «эта страна». Но вместе с тем какое-то стыдливое стеснительное умолчание, опасение «как бы не поняли привратно» и «как бы чего из-за этого не вышло», несомненно, здесь присутствует, чувствуется. И потому фактически дезавуирует весь напускной патриотизм говорящего.
Всё это я пишу по одной просто причине. Позавчера, выступая в Петербурге на заседании Российского организационного комитета «Победа», на котором рассматривались вопросы подготовки к празднованию 65-й годовщины Победы, Медведев, как мне показалось, демонстративно – зная присущую нашей элите и разным вертикалям склонность к подражанию – сказал не «наша армия», а «Красная Армия», не «наша страна», а «Советский Союз». То есть преподнес урок называния вещей своими именами. Хочется верить, что целевая аудитория, к которой обращался президент (а она, разумеется, отнюдь не ограничивалась названным оргкомитетом), услышала и восприняла данный сигнал.
Не хочу в который уже раз повторять банальности о том, что в разные времена своего существования Россия называлась по-разному – не переставая при этом оставаться Россией. Стыдливая затабуированность всего советского проистекает вовсе не от незнания или непонимания таких банальностей. Она проистекает из либерального нигилизма 90-х, от которого наша власть, по-видимому, так до сих пор ещё и не освободилась. Хочется верить, что сделанные Медведевым акценты помогут ей излечиться от атавизмов этой уродливой идеологии.