?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
Архиерейский собор свой выбор сделал — и это выбор, как видно по результатам голосования, не очень определенный. Лидер (митрополит Кирилл) сильно обошел других претендентов, но абсолютного большинства голосов пока не получил.
32 голоса (митрополит Климент) и 16 голосов (митрополит Филарет) за второе и третье места, помимо прочего, означают, что более полусотни иерархов либо еще не определились с решающим выбором, либо пока скрывают его. То есть интрига сохранилась, хотя лидер, конечно, определился и очевиден.

Итак, вопрос теперь в том, как будут трактовать участники Поместного собора миссию нового патриарха и соответствие качеств конкретных кандидатов этой миссии.
Я исхожу из гипотезы, что практически любой иерарх РПЦ, коль уж скоро этой вершины достиг, с внутрицерковной точки зрения заслуживает избрания на пост патриарха. А посему посмотрим опять на миссию патриарха РПЦ по отношению к внешнему миру.
Тут, на мой взгляд, все еще более очевидно, чем с определением миссии самой церкви.
Персонально представляя церковь во внешнем — как религиозном, так и секулярном мире, патриарх не может не быть, во-первых, политиком (пусть и церковным политиком), причем политиком публичным.
И лучшее сравнение тут автоматически напрашивается. Иоанн-Павел II фактически всеми признается не только одним из самых успешных глав Римско-Католической Церкви, но и одним из крупнейших политиков ХХ века. Поляки вообще приписывают ему заслугу «победы над коммунизмом» и «реальным социализмом». Так это или не так, но ясно, что не собственно внутрицерковным служением Иоанн-Павел заслужил такую оценку, хотя и благолепие его никто вроде бы под сомнение не ставил.
Да, при Алексии II в России было возрождено и построено множество храмов и монастырей, но увеличилось ли намного и пропорционально число людей, эти храмы и монастыри регулярно посещающие? Надо думать, задача нового патриарха эту диспропорцию ликвидировать. Ведь и новые храмы могут пустеть.
Способен ли затворник, молитвенник, «кроткий патриарх», как прозвучало по телевидению, достичь этой цели?
Сегодняшняя политика гораздо более публична, чем в предшествующие времена. И публичность свою она реализует в значительной (если не в решающей степени) через телевидение.
Как может затворник и молитвенник естественно и успешно действовать в этой публичной и очень конкурентной сфере? А уж вера в то, что «кротостью» можно успешно отвечать на вызовы, брошенные сегодня России и ее обществу, в том числе и самой РПЦ, по-моему, либо наивна, либо лукава.