?

Log in

No account? Create an account
 
 
Виталий Третьяков
25 Январь 2009 @ 01:56
Вчера в МГУ отмечался Татьянин день и, соответственно, 254 день рождения университета. В этой связи было не до новостей, событий и их оценок. Зато в избытке того, что называется "счастьем человеческого общения". Но этого "счастья" было слишком много. И, понятное дело, в русском формате.
Поутру оглянусь на мир и что-нибудь скажу...
Метки:
 
 
Виталий Третьяков
Главное событие сегодняшнего и ближайших дней вплоть до вторника — это, безусловно, выборы патриарха Русской Православной Церкви.
Архиерейский собор — три кандидата из 145. Поместный собор во вторник — патриарх.
Хотя ясно, что дискуссия в этом блоге ни малейшего влияния на выбор оказать не может, такая дискуссия нужна и способна стать вполне плодотворной.
Близость двух голосований придаст дискуссии остроту и, я бы сказал, пикантность.
Собственно, о чем спорить?
Первое. Роль и миссия РПЦ сегодня.
Второе. Миссия патриарха и качества того, кто должен этот пост в идеале занимать.

Предлагаю сегодня остановиться на первом вопросе.
Моя позиция. Верующие (воцерковленные, те, кто находится внутри церкви) имеют свое отношение к РПЦ. Но мы (общество), находящееся вне ее, но рядом и в непосредственном общении с ней (от чисто визуального, например, когда проходим мимо храма) до сущностного — когда думаем о проблемах, волнующих и церковь, и нас одновременно.
Таким образом, РПЦ — важнейший не только религиозный, но и общественный и политический институт. Второй по мощности после собственно государства (государственного аппарата). Равный государству по продолжительности своей истории (а если брать от момента возникновения христианства, то и древнее). Институт, который более, чем какой-либо другой, способствовал становлению нашего государства. Институт, обладающий, в отличие от сегодняшнего нашего государства, развитой и универсальной «идеологией». И, что очень важно именно сегодня — в период торжества аморализма и нравственного эклектизма, институт, являющийся хранителем общественной морали в наиболее естественном и одновременно сакральном ее, морали, виде.
Можно и далее перечислять исключительные качества института церкви (в нашем случае — РПЦ), но и сказанного достаточно.

Следовательно:
судьба РПЦ не может быть только внутрицерковным вопросом;
любая активность РПЦ, кроме чисто богословских изысканий, неизбежно влияет на жизнь общество, а потому общество заинтересовано как в самой этой активности, так и в том, чтобы эта активность обществу помогала;
византийская доктрина симфонии церкви и власти (государства) вполне соответствует исторической традиции России, по факту является отражением сегодняшней реальности и должна не отвергаться, а развиваться и совершенствоваться;
выборы патриарха, то есть человека, который до конца дней своих (а это может далеко выходить за сроки правления светских руководителей государства) будет возглавлять РПЦ, помимо исключительной внутрицерковной важности, является и важнейшим общественным и политическим выбором. А потому ни одна сколь-нибудь значимая общественная или политическая сила не может быть равнодушна к этим выборам. Можно скрывать это неравнодушие, можно не говорить о нем публично, можно пытаться минимизировать и оптимизировать влияние этого неравнодушия в его конъюнктурных проявлениях, но отменить или запретить его нельзя;
более того, на мой взгляд, разумно и демократично было бы всем значимым общественным и политическим силам, а также и президенту страны открыто и развернуто изложить накануне выборов патриарха свое отношение к РПЦ и к тому, каким в интересах общества и страны должен быть результат выборов. Указывание на конкретных персонажей — совсем не главное в данном деле;
избегая публичного изложения своей позиции по вопросу о выборах патриарха, наиболее значимые политические институты и персонажи не могут избежать (и, конечно, не избегают) косвенного или закулисного воздействия на «коллегию выборщиков». И если бы то, в чем все равно подозревают власть, сделать открыто и в достойных формах, от этого была бы только польза всем — и самой церкви, и обществу, и государству, и России в целом.