November 20th, 2008

желтый пиджак

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ...

1. Прогнозы синоптиков начали сбываться в Москве – даже снег (правда, весьма посредственный, появился. Вывод: надо упорствовать в своих прогнозах – рано или поздно сбудется. Особенно очевидные, то есть те, которые могут сделать и не специалисты: когда зима приближается – похолодает и выпадет снег! Мой прогноз – снег еще и растает! Два раза до Нового года.
2. Отослал в ИноСМИ свои ответы на 70 (или даже сверх того) вопросов посетителей этого сайта. Редакция намерена обнародовать эти ответы то ли сегодня, то ли завтра. Следите за этим сайтом. И мои сторонники, и мои хулители – злобные, беззлобные, сумасшедшие, искренние, хамовитые, просто хамы и даже хорошо воспитанные (которых я особо ценю) получат много пищи для пережевывания и выплевывания.
3. Вот еще серьезная информация. Представляю, как ей возрадуются некоторые либерально-интеллигентские светочи данного блога. Однако я, как человек честный, принципиальный и не пугливый, смело иду на вы. Сегодняшний день проведу на (каком-то по счету) съезде «Единой России». Я, конечно, не член этой партии, но в качестве гостя буду присутствовать. На таких мероприятиях всегда (если ты внутри их) видишь много интересного и примечательного с точки зрения анализа текущих событий и перспектив. Завтра надеюсь кое-что потаенное (но не секретное) вам рассказать.
4. Забавляет меня история с сомалийскими пиратами: сразу вспоминаются книги, прочитанные в детстве. Причем отмечу, что все книги о пиратах – западноевропейские. И, надо признать, что пираты в этих западноевропейских книгах не описывались как существа совсем уж мерзопакостные: часть из них были (в описании авторов) весьма благородными, с сильными характерами, большинство – смельчаки и вообще сорвиголовы. Я уж не говорю о пиратах английских, которые вообще просто работали на Британскую империю и постепенно легализовывались в качестве капитанов и адмиралов Британского флота. Может, и Сомалийское государство таким образом создает свой будущий флот – славу своей нации и грозу конкурентов?! Но умиления по этому поводу я не чувствую. Интересно, как там британская пресса на сей счет выступает? Такой ли же пиетет испытывает она по поводу современных сомалийских пиратов, как и по поводу своих бывших?
И еще одно (о чем вчера упомянул в одном из комментов): западники-то – с коммунизмом боролись-боролись, да вот на пиратов напоролись. Вот тебе и победа над «империей зла»!?
И последнее. Вопрос к правозащитникам западным и отечественным: есть человеческие (естественные) права и гражданские свободы у сомалийских пиратов? Не нарушаются ли эти права западными военными флотами? Не будут ли нарушаться эти права и свободы западными военными и полицейскими в случае поимки этих пиратов?
Серьезные философские вопросы. Прошу ответить.
Марксисткий вопрос – а не суровые ли условия жизни и бедность как следствия западного колониализма заставляют этих благородных людей пиратствовать в поисках хлеба насущного? – даже не задаю. Кто же сейчас на такие вопросы отвечает. Ведь это пираты, а не геи какие-нибудь.
5. Последнее.
Сегодня в «Известиях» вышла моя статья о наших правых, то есть, прости Господи, либералах. Там я цитирую одну замечательную фразу из Марины Токаревой, театральной критикессы, кстати, работавшей у меня в «Московских новостях». Это – к здешним дискуссиям об отечественной интеллигенции.
Марина Токарева – безусловно, считает себя интеллигенткой. И по всем характеристикам под это определение подходит. И вот что она пишет о Гайдаре, фактически, видимо, невольно, ставя диагноз всей нашей интеллигенции: «реформатор, уважаемый российской интеллигенцией и ненавистный российскому народу».
Это не я сказал, это сказал САМ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛИГЕНТ. И что он - в данном случае – она (Марина Токарева и НАША ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ) сказала? Она сказала: мы уважаем то, что ненавидит российский народ. Естественно, и обратное утверждение: мы ненавидим то, что уважает российский народ. Отсюда, разумеется, понятно, как относится российская интеллигенция к российскому народу.
Повторяю: это не я утверждаю или кому-то приписываю. Это говорит сама наша ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ. См. Новая газета, №84, 13.11.2008, Марина Токарева, «Петь, вышивать и переделывать мир. Мария Гайдар – о себе и о себе в политике».
И что же спорить дальше?
Светлый

БУДУТ ЛИ ПРАВЫ НАШИ ПРАВЫЕ?

Каждые три-четыре года наши правые объединяются и собираются взять новую политическую высоту. Правда, объединиться им так ни разу и не удалось, а очередная политическая высота с каждым разом становилась все ниже и ниже.
Недавно Союз правых сил, «Гражданская сила» и Демократическая партия России самораспустились, а потом объединились. Так возникла партия «Правое дело», вызвав раздражение одних, улыбку других и скепсис третьих.
Я отношусь к разряду «третьих», однако на правах человека, который на всех парламентских выборах (руководствуясь исключительно рациональными соображениями) голосовал за оппозиционные партии (правда, всякий раз разные), хочу дать нашим правым несколько советов.
Прежде всего, нашим правым нужно, наконец, определиться с тем, насколько они правые. Или все-таки частично левые (к вопросу о развороте)? Я понимаю, что сейчас в моде политическая эклектика, или политический постмодернизм. Я знаю, что современный консерватизм во многом либерален, а нынешний либерализм частично консервативен – по крайней мере, по отношению к социализму. Я также понимаю, что своим отчасти новым (все-таки одним из отцов «Правого дела» стал СПС) названием партия намерена скрыть от основной массы избирателей свой антисоциалистический и даже во многом антигосударственнический либерализм, который, однако, должен оставаться таковым для посвященных (ядерного электората). И все-таки как самим себе, так, в конечном итоге, и всем остальным «Правому делу» рано или поздно придется признаться, кто они такие в реальности. Собственно, и признания никакого не понадобится, как только будет опубликована их партийная программа.
Если «Правое дело» правые, то кто же тогда, например, Проханов? И значит ли это, что данная партия находится правее «Единой России», которая аттестует себя как либерально-консервативная сила? Словом, сильное подозрение, что «Правая сила» есть реинкарнация все тех же российских левых либералов, даже скорее либертаристов, антигосударственных индивидуалистов, а проще говоря – всегда левых с одного боку и всегда правых с другого безответственных отечественных интеллигентов, остается. Тем более, что как раз представители нашей право-левой артистической (не путать с аристократической) интеллигенции пока громче всего и приветствовали зарождение нового партийного субстрата.
Если цель «Правой силы» (пока явно либеральной по человеческому замесу) получить два приставных стула в Государственной Думе, то с ее истинное идейно-политическим наполнением можно, как сейчас принято выражаться, и замутить. Если же «Правое дело» претендует на то, чтобы быть реальной партией и иметь реальную фракцию в парламенте, а точнее говоря – на то, чтобы стать реальной политической силой, то ей придется работать пусть и не с самыми широкими, но все-таки и с не настолько узкими, как московские литературно-художественные салоны, массами избирателей. А тут возникает двойная проблема, которую недавно очень удачно сформулировала одна московская критикесса (Марина Токарева), охарактеризовавшая Егора Гайдара как «реформатора, уважаемого российской интеллигенцией и ненавистного российскому народу».
Первая часть проблемы как раз в том, что самые тяжелые отношения у «Правого дела» будут (а у его трёх источников и составных частей уже были, ведь не отрекутся же они от Гайдара) с народом, то бишь с массовым избирателем, что со свойственным ей изяществом – прямо в глаз – и выразила упомянутая выше Марина Токарева. Конечно, интеллигенция наша хороша – слов нет! (Прошу прочесть эту фразу в обоих смыслах.) Но из нее избирателей даже на приставные стулья не наберешь - придется шагнуть в народ.
Вот чего я не прошу, в отличие от Явлинского, от «Правого дела», так это отречения от «ошибок их отцов и тяжких их грехов» и публичного раскаяния. Ошибки, как известно, надо не столько признавать, сколько исправлять. А раскаявшийся, да еще публично, человек по определению в глазах публики становится слабым и жалким. Да и не бывает искреннего раскаяния – даже на скамье подсудимых. Потому и веры раскаявшемуся, в политике тем более, никогда нет. Словом, от старого не отрекаясь, заманивайте новым!
Но критикесса художественных образов и во второй раз попала не в бровь, а в глаз, фактически поставив вопрос о лидерах. Если бы «Правое дело» возглавил Гайдар или Чубайс, то я, при всем моем сложном отношении и к тому, и к другому, сказал бы: верю! Серьезная заява, как любили говорить во времена своей беспокойной юности многие наши либералы. А пока – не верю!
Есть у меня и некоторые другие персональные предложения, но даже боюсь оглашать их. Тут вот назвал ненароком одну фамилию, так ее обладателя, вроде бы, даже на учредительный съезд «Правого дела» не пригласили. Неужели и либералы-индивидуалисты трепещут теперь перед свободной конкуренцией?!
«Правая сила» презентует себя как оппозиция. По истории своего путиноборства – оппозиционность налицо. Но извечная проблема отечественной оппозиции (кстати, и интеллигенции) состоит в том, что она хочет одновременно и оппозицией быть, и в Кремль на машине по спецпропуску въезжать. Разумеется, только ради того, чтобы давать умные советы глупой власти. Это понятно. Но все-таки как-то это не слишком оппозиционно даже в наше постмодернистское (точнее – оппортунистическое) время.
Эвфемиз «Правое дело» пока все-таки плохо скрывает лицо отечественного либерала. А ему – перед избирателями – все-таки придется и словом, и делом ответить на главный вопрос: как ты относишься к России и к ее народу? Пока ответы слышались только такие: страна, конечно, обильная, но какая-то недоделанная. Надо из нее соорудить что-нибудь приличное – навроде Швейцарии или, на худой конец, Германии. И народ неплохой, но какой-то глупый, темный и, главное, «нецивилизованный» (последнее определение вообще звучит так же, как приговор сталинской тройки: «Расстрелять!»). Словом, если не удастся быстренько переделать Россию в Швейцарию, а русских в швейцарцев, то мы-то свалим на Запад, а они пусть здесь остаются. Это не так уж редко либералами проговаривается, но еще чаще и без всяких слов видно по их делам и мимике.
Отсюда и последний мой совет правым: чтобы оказаться действительно правыми, отрекитесь от целей «переделать» Россию и русских (равно как и все остальные наши двунадесять языков) во что-либо или в кого-либо. И перестаньте угрожать тем или мечтать о том, что вы куда-то там «свалите». Измените лексику, мимику и жесты, а главное – верните жен, детей и капиталы в Россию. И тогда народ (простите, избиратель) к вам потянется…