November 15th, 2008

Красный галстук

ХОТЯ БЫ ГОГОЛЯ НЕ ТРОГАЙТЕ!

Сегодня у меня три послания urbi et orbi.
Первое родилось еще вчера – как реакция на одну из реплик Андфомкина. И эта реакция оказалась не только фундаментальной по сути (практически – научное открытие), но и – в свете многих комментов к моему вчерашнему посту, причем комментов весьма предсказуемых и от предсказуемых персонажей – злободневной.
Второе послание также навеяно комментариями к вчерашнему посту, точнее – одной из линий (кондитерской, то есть априори не высокого уровня, но весьма характерной линией) этой дискуссии.
Третье послание связано с услышанной мною вчера новостью о грандиозном письме группы отечественных деятелей культуры, предложивших сместить памятник Гоголю (Томского) на Гоголевском бульваре и возвратить на его место известнейший и, безусловно, великий памятник Андреева.
Нетрудно заметить, что все три послания так или иначе сходятся в одной точке. Мною не искомой, но постоянно обнаруживающей себя и без посторонней помощи.

Это еще не все...


О ПАТРИОТИЧЕСКОМ СОСТОЯНИИ ГРАЖДАН США И РОССИИ

В США имеются всего два типа граждан: 1) американские патриоты, 2) американские националисты. И еще тонкая прослойка, которым дается то большая, то меньшая трибуна - "американские инакомыслящие", страдающие от того, что расходы на американский патриотизм (в частности, военные) оплачиваются и из налогов, которые платят лично они. Других в Америке просто не держат. В США нет антиамериканцев. А в России, к сожалению, антироссийски настроенных "граждан" достаточно (процентов 5).


ШОКОЛАДНЫЙ АНТИПАТРИОТИЗМ

Всякий глупый русский либерал (а таких среди наших либералов процентов 99,9) непременно сводит всякую дискуссию о России и СССР к обвинению тех, кого они называют патриотами, в том, что они готовы поменять свободы на «колбасу по 2.20». При этом не замечают, что у них самих к СССР, например, по сути всего одна претензия, а именно: там был дефицит товаров и продуктов вообще и мало сортов этой самой колбасы или сыра в частности. Во вчерашней дискуссии эта тенденция воплотилась в чрезвычайно плодотворный спор о качестве шоколада и числе его сортов в СССР и на Западе. Невозможно и нет нужды отрицать, что и сыра, и колбасы, и шоколада в СССР производилось по разнообразию сортов меньше, чем на Западе. Но столь же невозможно отрицать, что наши либералы (в своей массе) единственное, за что искренне и любят Запад, так это как раз, в первую очередь и исключительно за разнообразие колбасно-шоколадного ряда. Именно это их волнует больше всего, иначе именно этот аргумент они не использовали бы как главный и самый распространенный в своих филиппиках по отношению к России.

БОЛЬШЕВИСТСКИЙ АНТИБОЛЬШЕВИЗМ

Группа «деятелей культуры», числом не менее полусотни, попросила переставить памятники Гоголю (то ли поменять их местами, то ли памятник Томского вообще снести).
Николай Гоголь – один из моих любимейших русских писателей. Помимо всего прочего, в том числе и книг вообще, - я, например, собираю отдельные издания «Мёртвых душ». Их у меня не менее сотни. То есть больше в два раза, чем подписантов письма о сносе-переносе памятников. Поэтому желаю высказаться и об этом письме.
Если бы авторы письма предложили создать для Москвы еще один памятник Гоголю (гениальней Андреевского и лучше того, что создал Томский – не самый заурядный советский скульптор), я бы удивился (зачем такое мельтешение), но не поразился. Впрочем, не поразился я и сейчас, ибо мне давно уже хорошо известен большевизм наших антибольшевиков, действующих совершенно ррреволюционными методами – даже по отношению к памятникам не самому Ленину (это хоть политически логично, да и действительно их многовато), а к памятникам Гоголю.
Удивился бы я в том случае, если бы эти «деятели культуры», все выдвигающие планы «переброски северных рек» - извините, передвижек памятников и переносов мертвых тел, совершили бы действительно логичные и конгениальные идее перестановки памятников поступки. Например, вернули бы – согласно демократической идее реституции – квартиры в домах дореволюционной постройки, в которых некоторые из этих деятелей живут, - потомкам их бывших владельцев. Отказались бы от советских орденов и званий (народных художников, архитекторов, артистов и пр.). Или, наконец, выступили с открытым письмом против «архитектурной политики» московского правительства, застроившего практически все московские площади (кроме Красной) ларьками разного размера и куда менее выразительными, чем памятник Томского. Чем московской архитектуре нанесен едва ли не больший ущерб, чем всеми сталинскими разрушениями. Что-то не читал я такого письма – ни от современных антикоммунистических архитекторов, ни от антикоммунистических скульпторов, ни даже от артистов и писателей – самых говорливых и свободомыслящих среди наших «деятелей культуры».
Моя просьба: не трогайте хотя бы Николая Васильевича, не переставляйте его с места на место даже в виде памятников, не тревожьте одного из величайших писателей мира! Покойный явно этого не одобрил бы…