November 7th, 2008

желтый пиджак

ВОПРОСЫ ВО ВРЕМЯ КРИЗИСА И ПОСЛЕ

Действительно ли данный кризис является глобальным или это лишь «внутризападное» дело, затронувшее остальных (в том числе и Россию) главным образом из-за долларовой пуповины?
Могла бы Россия, если бы вовремя приняла необходимые меры, оказаться вне зоны кризиса? Если да, то какие это должны были быть меры и будут ли они приняты в ближайшем будущем?
Не зашла ли глобализация (читай: стандартизация и унификация) слишком далеко и не настало ли время выходить из неё? Ведь если твоя судьба зависит от положения дел у слишком многих, значит, ты сам можешь потерять контроль над ней.
Является ли нынешний кризис просто очередным или последним (возможно, предпоследним) в истории евроатлантической цивилизации? Если он предпоследний, то, возможно, нужно вспомнить, что Россия евроАЗИАТСКАЯ страна, и надо вовремя уйти из готовых рухнуть западных структур. Если он лишь очередной, то не настало ли время не просто присоединяться к «европейским ценностям и институтам», а взять на себя инициативу по их радикальной модернизации?
Крайне важно проанализировать, а как ведут себя наши западные партнеры по отношению к России в период кризиса. Если общий тренд – выйти из кризиса за счет других, в том числе и за наш счет, то в любом случае нужно менять и партнеров, и потенциальных союзников.
Справедливо и обратное. Видимо, те, кто больше будут помогать друг другу в деле выхода из кризиса, являются естественными союзниками. И после кризиса отношения именно с этими странами нужно оформлять соответствующими союзными договорами. У России сейчас очень диверсифицированная внешняя политика, но к следующему кризису, надо думать, нужно подходить уже с собственным экономическим и политическим союзом, а не в качестве индивидуального, пусть и сильного игрока.
В связи со всеми этими противоречиями еще один, причем неприятный вопрос. До сих пор из своих самых глубоких экономических и политических кризисов Запад выходил с помощью войн. Заметим, что все три отчетливо мировых войны (наполеоновская экспансия, а также Первая и Вторая мировые войны) были прежде всего войнами европейскими, а отнюдь не азиатскими или африканскими. А как будут развиваться события, если Запад не сумеет выбраться из нынешнего кризиса? Куда и на что направиться его политическая энергия, особенно с учетом того, что территориальная и военная экспансия Запада последние два десятилетия развивалась в сторону России или прилегающих к ней пространств?
Я не экономист, но все мы раз за разом оказываемся в ситуации, когда рассуждения экономистов либо ничего не объясняют, либо вообще уходят за пределы здравого смысла и все больше наводят на мысль о каком-то грандиозном блефе.
Например, все знаем, что свободная экономика – это экономика конкуренции (и именно в этом ее преимущество). Конкуренция это, в частности, риск того, что ты, работая менее успешно, чем другие, проиграешь. Между тем, система страхования развилась и расширилась до таких масштабов, что на Западе страхуют практически от всего (а не только от несчастных случаев и стихийных бедствий). Таким образом, риски уничтожается в принципе. Но тогда остается ли место для свободной конкуренции? И зачем минимизировать сами риски, если страховка все окупит?
Еще одно «профанное» недоумение. Сейчас ведется много разговоров о замене мировой финансовой системы, основанной на долларе, на новую. В этой связи меня интересует, почему мировые валюты в этой новой системе не должны обеспечиваться тем реально ценным и безусловно не спекулятивным ресурсом, каковыми являются природные богатства той или иной страны: леса, пресная вода, пахотная земля, нефть, газ, полиметаллы, драгоценные камни? В этом варианте рубль превратился бы в одну из самых крепких валют мира. Можно это сделать? Мы готовы на этом настаивать?
Что значит, быть готовым к кризису? Помимо всего прочего, это означает продуманную и расчетливую готовность чем-то или кем-то пожертвовать. Ведь если жертвы не намечены заранее, то они все равно будут и, скорее всего, либо среди рядовых граждан, либо среди тех, кто находится дальше от власти. Хорошо, если этот стихийный процесс «жертвоприношения» обойдется без народных возмущений и разрушения системообразующих институтов политики, экономики и социальной сферы. Но всегда ли бывает так? Ведь в кризисе 90-х мы потеряли почти всю науку, систему образования, гражданское авиастроение, в значительной степени – ВПК. Более того, мы почти потеряли государство. Зато приобрели коррупцию невиданных размеров, с которой вполне безуспешно боремся; организованную преступность гигантских масштабов, да и рост уличной преступности вообще; не менее грандиозную наркоманию и много что еще.
В условиях продолжающегося демографического упадка уповать на то, что во время кризиса можно, как всегда, сэкономить исключительно на «народе» - верх безответственности или просто безумие. Тактически, видимо, очень важно, чтобы от кризиса не пострадали банки, а стратегически важнее всего, чтобы он не затронул именно основную массу населения, не подорвал в нем остатки витальной силы и минимальный уровень оптимизма. Ведь дети рождаются не в банках, а совсем в других местах – и не от финансовых спекуляций.

ЗЫ. Кстати, всех коммунистов, большевиков и троцкистов, а также левых эсеров с 91-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции, перевернувшей Россию, Европу, Азию и вообще все мироздание! Коммунисты - первые глобалисты, а ВОСР - первая Глобальная революция! И это отменить и опровергнуть нельзя, ибо истина.