September 3rd, 2008

Светлый

Исправить КрасЭйр нельзя, добиться от него справедливости - тоже

Несколько поднадоели чисто политические темы, тем более, но рано или поздно к ним все равно придется вернуться. Решил обратиться к теме «бытовой». Я ее – в связи с соответствующими событиями – уже упоминал. Но вести с авиационных фронтов все приходят. И главное, люди страдают все больше, а владельцы и топ-менеджеры КрасЭйра (речь именно о нем, о других компаниях альянса Эйр Юнион сказать ничего плохого не могу) ни гу-гу. И боюсь, что компанию в конце концов спасут, пострадавшим клиентам ничего не достанется, а главные герои всей этой истории от ответственности, в том числе и материальной, уйдут.
А спросили бы члены правительства, разбирающиеся в этом скандале, у такого компетентного в этом деле человека, как я. Человека, который за последний год с небольшим дважды имел несчастье быть клиентом КрасЭйра. Второй раз – невольно, ибо не знал, билеты на рейс какой авиакомпании купили мне мои помощники.
Второй раз я летел рейсом КрасЭйра во Владивосток 8 августа этого года. Опоздание вылета – около шести часов. Самолет старый. Питание в бизнес-классе – отвратительное. Билеты, между прочим, стоят примерно столько же, сколько и в Аэрофлоте или Трансаэро. По результатам этого полета я оставил в бортовой книге жалоб пространную запись, адресованную лично г-ну Абрамовичу Б.М. С которым ранее уже состоял в переписке. Который на мои предыдущие письма отвечал. И обещал (что – поймете ниже). И обещание не выполнил.
Мой вывод, основанный на опыте. Эта компания просто плохо работает (кроме пилотов и бортпроводников), клиентов – обманывает. И это вошло в привычку. И решение тут – если во благо пассажиров – должны быть самые радикальные.
Прошу прощение, что впервые обращаюсь в своем блоге к проблеме вроде бы своей личной. Но, как показал прошедший год, личное теперь стало широко общественным. И вряд ли кто из рядовых клиентов КрасЭйра, сидящих сейчас по нескольку суток в аэропортах без денег и без надежды когда-либо добиться справедливости, сможет оперативно и подробно, причем в деталях, рассказать о подвигах административного персонала этой компании.
Надеюсь, обнародование этого «мелкого факта» поможет ответственным лицам принять правильное решение относительно судьбы КрасЭйра.
Далее – мое реальное письмо. На него я получил позитивный ответ именно от того, кому его адресовал. После чего сделал все, что просили. Далее – ничего.
Письмо длинное – извините. Но как раз в подробностях и суть.
***
Генеральному директору ОАО «Авиакомпания «Красноярские авиалинии»
г-ну Абрамовичу Б.М.

Уважаемый Борис Михайлович!
Обращаюсь с данной претензией непосредственно к Вам, ибо, как я понял по поведению и словам виновника сложившейся ситуации, управу на него можно найти только в высшей в Вашей компании инстанции.
Коротко, пока без излишних деталей и доказательств, излагаю суть дела и моих претензий.
29 июня с.г. я и моя семья (жена и сын) вылетали в Лиссабон рейсом R-401 Вашей авиакомпании из аэропорта Домодедово. Время отправления – 16 час. 40 мин. Билеты бизнес-класса.
Загодя приехав в аэропорт, мы увидели на табло объявление, что регистрация на рейс переносится до 19 час. Сотрудник Вашей авиакомпании объяснил мне, что самолет летит из Петропавловска-на-Камчатке. Мы прождали в аэропорту два с половиной лишних часа, но в 19.00 регистрация действительно началась. В Лиссабоне мы приземлились с трехчасовым опозданием.
Обратные билеты того же класса были у нас на 27 июля, время вылета – 20.45 (местное), рейс R-402, прилет в Москву – 28 июля в 04.05 (время московское).
Имея опыт трехчасового опоздания рейса Вашей авиакомпании и информацию, что самолет для этого рейса перегоняется аж с Камчатки, я, естественно, не собирался сидеть в аэропорту Лиссабона лишних три часа, да еще, имея билеты бизнес-класса, в общем зале. Поэтому я попросил моего заместителя, находящегося в Москве, отслеживать через представительство Вашей авиакомпании в Домодедово вылет самолета. Ибо, если он опаздывает на несколько часов, мне нет нужды проводить эти часы в аэропорту.
Таким образом я получал информацию о том, что рейс, увы, опять задерживается (сначала на час, позже, как мне сообщили, на три или даже больше часов, что затем и подтвердилось). Получалось, что этот самолет прилетит в Лиссабон не в 19 час.10 мин. (по расписанию), а никак не раньше 22 час.30 мин, а скорее всего – еще позже. И, как минимум, час нужен для подготовки самолета к обратному полету.
Тем не менее мы все-таки приехали в аэропорт в 21 час. с небольшим.
На табло значилось: номер рейса, время вылета – 00 час. 30 мин., в графе регистрация – стойка №23, время регистрации не указано, не было также информации о том, что регистрация, как оказалось позже, уже закончилась (получается, то ли за три, то ли за четыре часа даже не до отправления рейса, а до прибытия самолета в Лиссабон!).
За данной стойкой регистрации никого не было, экран над ней не горел вообще. Соседние стойки (других авиакомпаний) работали.
Понятное дело, что мы (и несколько других пассажиров этого рейса, оказавшиеся рядом) были спокойны. До отлета – примерно 3,5 часа. Регистрация, видимо, начнется через час-полтора.
Мы, а также еще одна семья, оказавшаяся в конечном итоге в нашем положении, сидели со своими вещами прямо перед этой стойкой постоянно (кто-то, конечно, отходил, но всегда кто-то оставался с вещами).
За все время до фактического отлета рейса информация на табло не менялась (кроме одного момента, о чем ниже), за стойкой никто не появился, экран над стойкой ни разу не загорался.
Примерно через 1,5 часа ожидания, видя, что регистрация не начинается, мы и наши соседи начали пытаться узнать у работников аэропорта, когда и где эта регистрация начнется, а также найти представителя Вашей компании или связаться с ним по телефону. Все безрезультатно.
Опуская пока многие детали, все-таки сообщаю Вам, что все это время мой заместитель, находящийся в Москве, дозванивался до Вашего представительства в Домодедово, а провожавший меня коллега, прекрасно говорящий по-португальски, разговаривал с работниками аэропорта (вплоть до дежурного по аэропорту), пытаясь войти в контакт либо с представителем Вашей компании, либо с экипажем самолета (когда мы поняли, что самолет, кажется, прибыл – это было примерно в 23 часа 15 минут). В конечном итоге, с борта самолета по телефону в присутствии моего португалоговорящего коллеги сотруднику аэропорта было передано – все места в самолете заняты, опоздавших нет. Слова о том, что как минимум 6 человек с билетами на этот рейс уже несколько часов находятся у стойки регистрации, были проигнорированы.
В 23 час.50 мин. на табло загорелось объявление – началась посадка. Ту же информацию передали по громкой связи.
Мы, естественно, еще активнее стали пытаться с представителем Вашей авиакомпании. То есть три человека, все говорящие по- португальски, просто постоянно занимались этим. Безрезультатно.
Однако информацию о нас он все-таки имел (в частности, и в результате звонков моего зама в Москве), так как сразу же после того, как самолет поднялся в воздух, служащие аэропорта сказали нам, что сейчас представитель КрасЭйр подойдет к стойке №23. Примерно через полчаса это счастье мы испытали. ОН – появился.
Для начала – обхамил женщин (в присутствии их детей, кстати). Через несколько минут подошел я (поняв, что рейс ушел без нас, я пошел покупать билеты на другой рейс и уже успел это сделать). В присутствии мужчин Ваш представитель уже не хамил.
Как он представился (но только в ответ на мою просьбу представиться) – фамилия его Волонтир. При этом с пафосом заметил, что фамилия у него знаменитая.
Разговор передавать не буду, ибо аргументы г-на Волонтира банальны и, думаю, Вам известны, ибо суть их проста – вы сами во всем виноваты.
В ответ на мои слова, что за четыре часа нашего нахождения у стойки №23 здесь никто, включая и его самого, не появился и пр. (что я уже описал), он повторял, что виноваты мы сами, а то ли он, то ли какие-то португальские сотрудники здесь были, экран горел, информация распространялась и т.п. То есть просто лгал.
В ответ на мою просьбу зафиксировать документально то, что наши билеты не были зарегистрированы, ибо стойка регистрации не работала, он (уйдя еще на полчаса) принес сочиненную им бумагу, содержащую очевидную для нас ложь. Разумеется, извинений не было - даже устных. На сём мы и расстались, так как разговаривать с ним далее было бессмысленно.
Наша семья улетела в тот же день в Москву рейсами Люфтганзы (через Франкфурт).
Таким образом, уважаемый Борис Михайлович, меня есть все основания утверждать, что в том, что я и моя семья не улетели в Москву по имеющимся у нас билетам Вашей авиакомпании соответствующим рейсом, вина Вашей авиакомпании, а именно – её официального представителя в Лиссабоне г-на Волонтира.
В связи с этим предлагаю Вам оплатить мне понесенные в связи с этим дополнительные расходы в сумме 4.190,07 евро (четыре тысячи сто девяносто евро семь евроцентов) за три билета бизнес-класса по маршруту Лиссабон-Франкфурт-Москва рейсами Люфтганзы, принести официальные извинения и сообщить о том, какое наказание понес непосредственный виновник произошедшего.
Прошу Вас рассматривать это как предложение мирового соглашения. Если Вы ответите мне отказом или вообще не ответите в предусмотренные законом сроки, я, естественно, обращусь с соответствующим иском в суд. Причем в этот иск будут уже включены дополнительные суммы, а именно – компенсация морального ущерба (три человека, включая ребенка), упущенная выгода (банковские проценты на вышеозначенную сумму за весь срок до ее возвращения на мой счет) и вообще все возможное, что вложат в этот иск мои адвокаты, которые, естественно, этот иск уже готовят.
Кроме того, в этом случае меня будет интересовать, как можно будет юридически оценить тот факт, что (если «все места в самолете были заняты») Ваша авиакомпания получила двойной доход с трех мест, на которые были билеты у меня и моей семьи. А Вас, думаю, должно заинтересовать, поступили ли соответствующие деньги в кассу Вашей компании.
(Финал письма опускаю)

С уважением Виталий Товиевич Третьяков.

Москва, 3 июля 2007 г.
Эмоции

ОДНОДНЕВНАЯ СВОБОДНАЯ ТРИБУНА, или ЧЕМ ПЛОХ ТРЕТЬЯКОВ

Поскольку (судя по малому числу комментариев к предыдущему посту) не все, как я понимаю, имели счасть летать самолетами КрасЭйр, а чужое горе (сотен или тысяч сидящих в аэропортах пассажиров, включая детей)волнует мало, открываю на одни сутки эту ВОЛЬНУЮ ТРИБУНУ, этот ОДНОДНЕВНЫЙ ГАЙД-ПАРК для всех, кто любит и хочет рассуждать о проблемах геополитических, локально политических и микрополитических. Что угодно и о ком угодно.
Особо приветствуется критика России, ее президента, ее правительства, его премьера, ФСБ, а также "кремлевских прихлебателей", "кремлевских пропагандистов" и вообще всех, чье мнение вы не разделяете.
ОТДЕЛЬНАЯ ТЕМА, ВЫНОСИМАЯ НА ОБСУЖДЕНИЕ: ЧЕМ ПЛОХ И ОТВРАТИТЕЛЕН ТРЕТЬЯКОВ.
ЦЕНЗУРЫ НЕ БУДЕТ. ПОБЕДИТЕЛЮ - ПРИЗ (больше и дороже, чем традиционная для наших поэтических конкурсов бутылка водки).