August 16th, 2008

ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ: НАТО ПРОТИВ ООН (32). Роман-буриме

Эпизод 32 (Автор-3: Екатерина Славская)

Группа быстрого реагирования высадилась у тюремных ворот в Литарну. Не успел рядовой состав завершить свой десантный бросок из кузова грузовика на мостовую, как перед ними возник все тот же молодой блондин в советском обмундировании, дабы предложить дорогим гостям экскурсионные услуги.
Дорогие гости хотя и изумились нахальству русских, но по команде нерастерявшегося капитана Кинконгаса быстро окружили врага, разоружили, вставили ему в рот согласно инструкции специально изготовленный военной индустрией надежный кляп, надели наручники последнего поколения и, наподдав пару раз, чтобы время в плену прошло быстрее, уложили обездвиженного пленника в грузовик.
– Сэр, во дворе больше никого не видно, – доложил капитану рядовой Рамбл, просунув сквозь калитку дуло своего автомата.
– Отправьте на базу рапорт, потом осмотримся, – скомандовал капитан, и направил сквозь калитку во двор датчик портативного тепловизора.
– Я доложил на базу, сэр. Генерал сказал, главное – победить плохих парней, – отрапортовал Кинконгасу минут через десять Рамбл.
– Точно. Бери эту штуку, Рамбл, и иди вперед, – сказал капитан, вручая рядовому тепловизор. – За мной, ребята. Уверен, вы сделаете все возможное.
Группа быстрого реагирования, выставив вперед автоматы на уровне глаз и постоянно озираясь во все стороны, подкралась по пустынному каменному двору к тюрьме без всяких происшествий, не считая четырех распуганных котов, брызнувших в разные стороны с задранными горой хвостами. Однако тишина во дворе не могла обмануть бдительность храбрых защитников демократии.
– Здесь какая-то дверь, сэр, – негромко сообщил Рамбл.
– Вижу, – капитан резко дернул на себя ручку двери и спрятался за ней снаружи, ожидая залпов врага из всех орудий.
Но внутри за дверью царило молчание.
– Чего ждете? Вперед! – отдал команду Кинконгас.
Рядовой состав с тревогой на лицах по одному просочился внутрь пустого помещения.
– Порядок, капитан, все под контролем, – доложил изнутри Рамбл, после чего капитан проник в приемную тюрьмы вслед за своими подчиненными.
Невиданные доселе вещицы – самовар и продуктовые весы – вызвали большие подозрения у защитников демократических ценностей.
– Осторожно, сэр, это может быть ловушкой, – показал рукой на помятый самовар на столе сообразительный Рамбл.
При этих словах Рамбла на самовар моментально нацелились четырнадцать автоматов.
– Вот что я вам скажу, ребята, – изрек капитан, поразмыслив. – Раз мы сюда вошли, значит, они еще не знают о нашем прибытии. Мы ловко сняли их дозорного. А раз они не знают, что мы сняли дозорного, то у них нет радиосвязи. А раз нет радиосвязи, значит, они не смогут взорвать эту мину по радио. Рамбл, проверь, нет ли от этой штуки проводов к той двери в стене слева.
– Не видно, сэр, – доложил Рамбл.
– Тогда, вперед, ребята! Рамбл, ты идешь первым. Посмотрим, в какое дерьмо мы вляпались. И потише нельзя? Смотрите под ноги.
После такого рассудительного выступления Кинконгаса вдохновленная мудрым командиром группа выдвинулась вперед и взяла практически без сопротивления офис музея советской оккупации.
– Чисто?
– Чисто.
Посланцы НАТО продвигались уже по коридорам тюрьмы, негромко обмениваясь информацией и распахивая по дороге поддававшиеся их усилиям двери.
– Капитан, там кто-то есть, – тихо сказал Рамбл, услышав голоса за железной дверью с номером.
– Санта Клаус с мешком денег, – остроумно парировал капитан. Он смело распахнул дверь, шагнув навстречу неизвестности, и взял под прицел всех, кто находился в камере.
За столом, уставленным выпивкой и закуской, сидели несколько бритоголовых охранников тюрьмы-музея в советском обмундировании, онемевших от удивления при виде напавших на них войск НАТО. Не дав обедавшим дожевать пищу, которой были набиты их рты, мужественные воины затолкали в эти рты надежные кляпы (к счастью, в них не было недостатка) и, пленив негодяев, двинулись дальше.
В камеру, где находились в опасности жизнь и рассудок Симы, освободители ворвались как раз в тот момент, когда озверевшая тюремщица собиралась воткнуть в плечо несчастной революционерки свой ядовитый шприц.
– Hello, baby! – сказал находившейся в прострации Симе капитан Кинконгас и аккуратно освободил ее от пут.
– О Боже, – откликнулась Сима слабым голосом, сползая без чувств со стула в надежные руки капитана.
В это время за окном камеры раздался мощный взрыв.
– Рамбл, русские начали артподготовку, я должен ехать на базу за подкреплением. Назначаю вас командиром группы. Действуйте по обстановке, – распорядился Кинконгас и, нежно перекинув Симу через плечо, понес ее к своей бронированной машине.
Утром следующего дня первые полосы всех злободневных периодических изданий мира поместили фотографию изнуренной экскурсией Симы под заголовками: «Жертва неосоветской оккупации!», «Офицер НАТО вырвал ее из лап русских убийц!», «Русские хотели усыпить Украину!» и далее в том же духе.
А одна высокотиражная газета даже сообщила, что тюрьму, где пытали мужественную пленницу, обстреливали крылатыми ракетами «Сатана» прямо из Москвы и потребовала срочно установить американскую систему ПРО не только в Польше и Чехии, но и во всех восточноевропейских странах ЕС, а также по всему периметру берлоги злобного русского медведя.
Другие средства массовой информации об обстреле тюрьмы решили на всякий случай не упоминать, так как один ушлый итальянский папарацци, проникнув на территорию окруженной мощным оцеплением тюрьмы (подкрепление все-таки прибыло), обнаружил на одном из зданий табличку на английском языке с надписью «Международный гуманитарный центр помощи саперам» и сфотографировал ее. Фотография мгновенно попала в Интернет, дав обильную пищу для живых обсуждений на форумах.
Украинский режиссер нового поколения Гнат Гопацько-Калифорнийский немедля прибыл в Истомию из Киева, чтобы детально изучить обстановку, в которой происходил этот выдающийся эпизод новой истории Украины. В аэропорту Литарну режиссер заявил журналистам, что по заказу Голливуда уже написал сценарий фильма о подвиге его соотечественницы и начнет съемки фильма через неделю.
Покуда мир обсуждал грандиозную новость, Сима приходила в себя на базе НАТО под чутким надзором своего спасителя. Диму тоже выручили из грязных лап захватчиков, пытавшихся напоить славного парня водкой российского производства под опасным названием «Путинка». Но личность украинского бойфренда, тоже размещенного на базе НАТО, как-то потерялась в пылу информационных сражений за самые последние подробности истории взаимоотношений украинской жертвы Симы и ее могучего американского избавителя Кинконгаса.
В отдельной палате госпиталя базы, где находилась Сима, зазвонил мобильный телефон.
– Как собаке пятая нога, – услышала Сима пробивающий все преграды энергетическим посылом голос своей мамы Нины Тарасовны, не прерывавшей с кем-то параллельной беседы, – Симуленька, это ты?
– Да, я, мама. – Звонок мамы Симу обрадовал, но объяснять ей происшедшее сейчас Сима не могла, потому что еще и сама не понимала, что это с нею стряслось.
– Доця, ты только не волнуйся. Тут папе на работе показали газету, так там написано, что на тебя напали русские. Это что, мафия? Тебя не обокрали?
– Нет, мамуся, все в порядке. Я потом тебе все расскажу.
– А где ты сейчас? Дима с тобой? Он тебя защищал от бандитов? Дай ему трубку, – потребовала Нина Тарасовна.
– Да, Дима тут. Только он сейчас в другой комнате. («Его нет!», – услышала Сима, очевидно, прикрытый ладонью торжествующий мамин голос, комментирующий кому-то их разговор.)
– Вы что, поссорились? Я так и знала, что он никуда не годится. Здоровый же ж бугай, хоть об дорогу бей, а толку, как от козла – молока. Столько бандитов у него знакомых, так хоть бы ж прок от них был – все равно нападают! – Возмущенно негодовала телефонная трубка.
– Мама, мы не поссорились, просто сейчас я не могу разговаривать, мы – в гостях. Не волнуйтесь, я ж говорю, меня не обокрали, я живая и здоровая, – уговаривала настойчивую Нину Тарасовну Сима, представляя себе, насколько далеко могло завести мамино воображение.
– В гостях? Ну, хорошо, доця, отдыхай. Сходите искупайтесь в море, погуляйте, в общем не сидите дома, – ласково посоветовала из Киева мама. И тут же снова спохватилась. – Я забыла спросить, ты вызывала милицию? И что там за американцы были? Что там за Кинг-Конг? Вы были в зоопарке, когда на вас напали? Чего вас туда занесло, когда в Киеве у нас такой чудесный зоопарк?
В этот момент в палату вошел Дима.
– Мамуся, я даю трубку Диме, целую, папе привет, я потом позвоню! – Сима с облегчением передала телефон Диме, явно не обрадованному перспективой родственного общения.
– Здравствуйте, Нина Тарасовна! – почтительно произнес Дима в трубку.
– Здравствуй, – с укором произнесла мама Симы, – так что там у вас случилось? Чего вас понесло к обезьянам в зоопарк?
– Та все в порядке, Нина Тарасовна, не переживайте, – ласково успокоил возможную тещу Дима, хотя, если судить по сообщениям прессы, его статус бойфренда со вчерашнего вечера должен был сильно пошатнуться.
– Вы уже взяли обратные билеты? Когда вас встречать? – Требовала полной информации родительская сторона.
– Та мы еще не решили, когда поедем, Нина Тарасовна. Вы не волнуйтесь, мы, когда возьмем билеты, сразу вам позвоним. Передавайте привет Семену Калистратовичу. До свидания! До свидания! – Дима нажал кнопку отбоя.

Полный текст романа-буриме
Карта

ОЛИМПИЙСКОЕ ДЕЖАВЮ 1980 ГОДА

Я ничуть не сомневался в том, что наши «друзья» и «коллеги» в своём приступе «любви» поставят под сомнение правомочность России проводить через шесть лет олимпиаду в Сочи. Но я никак не мог предположить, что подобная попытка будет ими предпринята так скоро. Но это и понятно, так как война в Южной Осетии и тем более одновременные с ней события в Абхазии, расположенной уж совсем недалеко от Сочи, создают очень удобный повод для развития данной инициативы. Конечно, сейчас не 1980 год, непризнанные республики имеют мало общего с Афганистаном, да и до самой олимпиады ещё достаточно долго. Но тем не менее соответствующая инициатива американских конгрессменов выглядит весьма симптоматичной. Вполне допускаю, что именно сейчас эта инициатива и не получит дальнейшего развития. Но мне совершенно очевидно, что она непоследняя, что ещё не раз будут возникать намерения подцепить Россию на «олимпийский крючок». И в связи с этим нам надо чётко понять одну простую вещь: сама олимпиада 2014 года и подготовка к ней становятся очень значимыми политическими предприятиями. Некоторое время назад я делился в своём блоге впечатлениями от посещения Сочи и осмотра тех мест, где планируется возвести олимпийские объекты. И тогда я прямо сказал, что состояние дел с олимпийским строительством не внушает уверенности в том, что всё будет завершено вовремя. При нынешнем же раскладе любые недочёты в подготовке к олимпиаде — лучшие подарки нашим «доброжелателям». Очень надеюсь, что первые лица государства отдают себе в этом отчёт и всё-таки примут все необходимые меры, чтобы навести порядок в Сочи. Хотя, полагаю, это будет нелегко, учитывая, что и без того извечная российская коррупционная составляющая любого проекта в случае с сочинской олимпийской стройкой станет теперь получать изрядную подпитку извне.