July 17th, 2008

желтый пиджак

ОБ ОБСЕ И ДОБРЫХ ДЕДУШКАХ

Сегодня – два пункта.
Пункт первый. С удовольствием наблюдаю за тем, что, судя пока по словам, Медведев намеревается добить эту «продажную девку американского империализма» ОБСЕ, организацию бессмысленную, циничную, насквозь ангажированную и по сути полностью антироссийскую, предавшую все договоренности Хельсинки-75.
Сколько я чернил извел на то, чтобы доказать: России надо выйти из ОБСЕ (желательно, прихватив с собой еще кое-какие государства), и пусть там оставшиеся члены проверяют друг друга. В «МН» целую серию статей этому посвятил. Наконец, это простая, но продуктивная мысль проросла зеленым, пока еще не окрепшим ростком в нашей внешней политике.
Даешь ОБСЕ без России!
Пункт второй. Его, между прочим, коснулся кто-то из анонимов в комментариях ко вчерашнему посту.
Это – тоже дорогая мне мысль. Точнее – наблюдение. В свете всех требований к России: покаяться, осудить (свое прошлое), посыпать голову пеплом, признать все свои грехи, преступления, ошибки, проколы, провалы и пр. и пр. А главное – осудить и покаяться.
В связи с 90-летием расстрела царской семьи все это опять зазвучало, завыло, заныло.
А наблюдение вот какое. Среди тех, кто призывает «покаяться и судить самих себя беспощадным судом», довольно много внуков и правнуков пламенных и полупламенных революционеров-большевиков.
И практически все они, призывая покаяться и заклеймить каленым железом и беспощадной правдой, а также судить всемирным судом, на вопрос: а как там ваш дедушка-прадедушка? – отвечают: - Нет, лично мой дедушка-прадедушка был человеком чистым, честным, гуманным, неподкупным и вообще антисталинистом (или даже антиленинистом)! Он ни в чем не виноват. Это Сталин, …далее следует перечень чужих дедушек, это они, кровожадные преступники, сатрапы режима, железные Феликсы диктатуры, безграмотные семинаристы, бессовестные кровопийцы… Это все они. А моего личного дедушку-прадедушку трогать не за что. Режим был преступным. Все вокруг были преступники: в политбюро, в ЦК, в правительстве, в НКВД, в генпрокуратуре. А мой дедушка – нет.
Но, спрашивают, и твой же дедушка был в политбюро, ЦК, правительстве, НКВД и так далее…
В ответ даже не следует короткое застенчивое молчание, а сразу пулеметная очередь: режим был преступный, а мой дедушка – честнейший человек…
Словом, столько честных дедушек, что не ясно, как они (все ведь с маузерами были) не пришили одного кровавого убийцу и параноика?
Есть все-таки что-то сомнительное во всех этих на 50-100 лет запоздавших покаяниях и судилищах над теми, кто уже ничего ни сказать, ни изменить не может.