July 16th, 2008

Эмоции

НЕ ЗАПРЕТИТЬ ЛИ СУДЕБНЫМ РЕШЕНИЕМ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС ВООБЩЕ?

Естественно, что все и вовсю начали обсуждать убийство царской семьи в Екатеринбурге.
В этой связи меня интересуют два вопроса. Ответа на первый не знаю. В правильном ответе на второй – уверен.
Первый вопрос. Почему Русская Православная Церковь не признала захороненные 10 лет назад останки царскими? Ведь не генетическая же экспертиза является для Церкви доказательством их подлинности или не подлинности.
Похоже, высшие лица РПЦ знают об этой истории нечто такое, что не знает до сих пор никто другой. А может, это знает только самый узкий круг иерархов РПЦ во главе с патриархом? И это «нечто» передается от патриарха к патриарху, но до сих пор является строжайшей церковной тайной?
Второй вопрос. Этот бред, да простят меня родственники Романовых, с судебной реабилитацией императора. Какой реабилитацией? Зачем? Чтобы где и кому справку о реабилитации показывать? Знакомым? Дальним родственникам? Предъявлять эту справку в дэз?
Николай II остался в истории со всеми своими достоинствами и недостатками не как «уголовный преступник», а как последний русский царь и император.
Его убийство (и, увы, убийство цесаревича как наследника престола) – чисто политическое, произошедшее в ходе Гражданской войны той стороной, которая опасалась, что его (или наследника) отказ от отречения обеспечит другой стороне резкий и необратимый психологический и политический перевес. А если оба окажутся вне России, это затруднит международную легитимацию нового режима.
Так всегда поступали все революционеры, свергавшие монархов. Это, извините, фактически – закон антимонархической революции (госпереворота).
Другое дело жена (ей престол не передавался), дочери и, разумеется, доктор Боткин, горничная… Последних убили как свидетелей. Убивать женщин никакой «революционной политической целесообразности», разумеется, не было, но жестокость гражданских войн вообще и конкретно нашей Гражданской войны, тем более в те времена, пределов, как правило, не знала.
Политическое и юридическое «освящение» убийства обеспечили не какие-то решения Екатеринбургского Совдепа или даже ВЦИКА, а победа большевиков в Гражданской войне и их закрепление у власти (с последующим международным признанием). Победили бы белые – за убийство Романовых судили бы красных (как непосредственных участников расстрела, так и руководителей партии большевиков и руководство ВЦИК и СНК).
Если желаемая многими судебная реабилитация убитых в Екатеринбурге Романовых дань моде на «реституцию истории», когда через 100-200-500 и 1000 лет отменяются истлевшие в архивах решения, то ничем, кроме абсурда, это назвать нельзя. Тогда сверьте с современным уголовным кодексом и нормами сегодняшних государств всю историю, переполненную судебными и внесудебными репрессиями. Начните миллион судебных процессов. У вас получится, что вся история всех государств и народов преступна от начала до конца. Следовательно, она «неправильная». Тогда что изучать в школе и университете? Правильную историю, сочиненную современными судьями? Но ведь этой истории не было. Абсурд абсурда.
Вообще надо не в судах исправлять ошибки и преступления своих дедов и даже прадедов, а не делать ошибок самим. И, кстати, исправлять судебные ошибки, сделанные теми, кто живет сегодня и продолжает работать. Последнее дело – устраивать судебные процессы над мертвыми! Тот, кто этим занимается, на мой взгляд, всегда скрывает что-то неприглядное от своих современников.
Если же требование судебной реабилитации Романовых имеет целью послужить началом цепочке каких-то других судебных процессов и исков, тогда это уже чистая современная политика. И тот, кто не предполагает, к чему это может привести, просто идиот или безответственный человек.
Кстати, если начать судебный процесс по реабилитации Романовых, то всем монархистам надо бы подать иск к немецкому Генштабу (и современной Германии) за финансирование переворота в России по линии Ленина, а к американским банкам и наследникам их владельцев – за то же самое по линии Троцкого.
А самое эффективное – вообще запретить судебным решением революции и ход истории. Так сказать сам исторический процесс.
Или, может, все-таки оставим историю такой, какой она уже случилась, а займемся собственным поведением в настоящем и будущем? Не будем грешить сами, а не судить и пересуживать грехи предков? Сами-то как бы повели себя на их месте и в тех обстоятельствах? Уверены, что иначе? А если иначе – то, что лучше?