July 11th, 2008

Карта

КАКИМ БУДЕТ "ИМЯ РОССИИ"?

Несмотря на то что я сейчас нахожусь в Италии, вчерашняя статья в «Известиях» Виталия Иванова «Не будите лихо» не осталась мною незамеченной. Как вы понимаете, образ жизни в заграничной поездке мало располагает к серьезной полемике, и именно поэтому я намерен обстоятельно высказаться по поводу этой статьи по возвращении. Но во всяком случае «промолчать» (употребляю слово из названной статьи) я не собираюсь.
А пока хочу поделиться своими впечатлениями об одном распиаренном в наших СМИ мероприятии — организованном телеканалом «Россия» и адресованном молодёжи голосовании для определения исторического героя, своеобразного «Имени России». Как известно, на сегодняшний день в опросе со значительным отрывом — в более чем 40 тысяч голосов — лидирует Сталин, за которым следуют Высоцкий и Ленин.
Лично я испытываю по поводу всего этого мероприятия довольно противоречивые чувства. С одной стороны, всё это начинание представляется в основе своей конструктивным. В конце концов, лучше сравнивать друг с другом действительно ярких и выдающихся личностей нашей истории, чем обрастать, как плесенью, разного рода молодёжными субкультурными сумасшествиями, из которых розово-чёрное об-эмо-болванивание и некрофильская «готика» — далеко не самые плохие. С другой стороны, уж как-то всё это отдаёт… как бы это помягче сказать, — ну, что ли, некоей предзаданной (не знаю, кем именно; кстати, не исключаю, что даже и не самими организаторами) дискредитацией — через очень уж странные правила рейтингования (типа допустимости многократных голосований или «возможности редактировать биографии персонажей»).
Что же касается самих результатов, то в них, конечно же, эпатажа гораздо больше, чем действительно осознанного выбора. (Хотя последний всё-таки не стоит вовсе списывать со счетов.)
Вместе с тем лично мне не верится, что Сталин окажется победителем. Такого не может быть просто по определению. А если будет, то данный факт надо будет рассматривать как очень важный маркёр действительно серьёзных перемен. Ведь в игре возможно очень многое — даже то, что затруднительно или вовсе нереально в неигровой ситуации.