July 7th, 2008

Карта

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА ОБРАЗЦА ЛЕТА 2008 ГОДА

Кое-кого зацепила брошенная мною в данном блоге реплика, вообще-то обращенная к конкретному лицу и по конкретному поводу, а именно – утверждение о том, что в России (точнее, конечно, в Москве) началась новая идеологическая война. Причем приближается она к своей горячей стадии, то есть и схватки нешуточные, и нормы поведения в мирное время уже отброшены, и победы воюющие стороны жаждут любой ценой, и действуют прямо на полное уничтожение противника, а не ради занятия какой-то там высоты 215, где можно спокойно отдохнуть, оправиться, отоспаться и в безопасности дотянуть до следующего боя местного значения, который случится не известно когда и где.
Очень многие конфликты и коллизии, которые упоминаются авторами комментариев в моем «Политдневнике», как раз и являются многочисленными, пока еще, правда, не слившимися в единую стратегическую операцию, проявлениями этой войны.
Вот один из самых последних примеров –жесткая и, прямо скажем, боевая критика экспертного доклада «Демократия: развитие российской модели», подготовленного Центром политических технологий Игоря Бунина по заказу Института современного развития (РИО-Центра) Игоря Юргенса. Заказчик известен еще тем, что правление его возглавляет президент Дмитрий Медведев, а потому РИО-Центр многими воспринимается (а некоторые считают, что он таковым и является) интеллектуальным штабом нового президента.
Несколько упрощенно говоря, это война ФЭПа Глеба Павловского, рассматриваемого как интеллектуальный штаб прежнего президента, т.е. Владимира Путина, и РИО-Ценнтра Игоря Юргенса, представляющего интеллектуальные ресурсы президента нового.
Что в этих презентациях и самопрезентациях верно, а что далеко от реальности, рассматривать не буду. Главное, что политическое сообщество так их видит. И пока никто из политических авторитетов и тяжеловесов от этого словом или делом не отрекся, так и будет.
Вообще этой войне, ее тактике и стратегии, я хочу посвятить большой специально написанный текст – настолько все это интересно и характерно, а пока лишь несколько беглых замечаний.
Пока война ведется в основном путем обмена словами, текстами и лозунгами, причем в основе всего – интерпретация различных фраз, в разное время произнесенных либо Путиным, либо Медведевым, либо и тем, и другим.
Пока еще ни одна из враждующих сторон не отреклась от «принципа преемственности» (политики Медведева по отношению к политике Путина), но уже близко к тому, что с одной стороны последуют обвинения в ревизионизме, а с другой – в оппортунизме.
В этой связи интересно, что на днях Владимир Путин по совсем не политическому поводу вдруг вспомнил о троцкизме. По-моему, за все восемь лет своего президентства он ни разу не упомянул имени Троцкого, а тут вдруг оно у него из подсознания (или сознания) выскочило.
Безусловно, враждующие партии готовятся и к более серьезным обвинениям. Пока эти обвинения проговариваются их маргинальными попутчиками, пытающимися, впрочем, перейти на позиции блюстителей генеральной линии. Более серьезные обвинения это, с одной стороны – в коллаборационизме и национал-предательстве, с другой стороны – в «реакционном славянофильстве», авторитаризме и автаркизме с выпадением из «парадигмы цивилизованного развития и европейских ценностей». Это – на метафизическом, теоретическом и политическом уровнях. На уровне практическом, понятное дело, основные обвинения пойдут по линии коррупционности с одной стороны и политической импотентности с другой.
В любом случае, поскольку командные экономические высоты захватывать долго и тяжело, в ближайшее время непосредственная борьба пойдет за «почту, телеграф и телефон».
Словом, есть за чем наблюдать, есть, что анализировать, а при желании – есть и к чему (или к кому) присоединяться.
Вообще-то у меня есть некоторые предположения об исходе этой борьбы на коротком временном отрезке, но пока не буду их оглашать.
Лишь отмечу, что если кому-то трудно уловить линию поведения действительно ключевых фигур (пока они очень осторожны в своих высказываниях, а точнее – вовсе их не делают), то рекомендую следить за составом (что всегда очень показательно) и поведением маргинальных «союзников». Они и самые нетерпеливые, и самые крикливые, а потому в пылу борьбы и в неугомонной жажде победы «над врагом» излишне откровенны в декларациях своих истинных целей – как правило, совсем не романтических, а прямо эгоистических.
Вообще замечу, что дурные союзники способны скомпрометировать кого угодно. Поэтому именно в подборе и отсеве их нужно быть максимально в одном случае осторожным, а в другом – решительным.
Схватка продолжается. И ставки для многих – очень высоки. Поскольку – последние.