June 29th, 2008

ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ: НАТО ПРОТИВ ООН (22). Роман-буриме

ЭПИЗОД 22 (Автор-1: Евгений Сергеев-Сеймский)


«Виселицы в Париже, - это только начало, господа англосаксы»
Газета «Пари Суар» от 12 июля 2012 г.


Если меня спросят, как сейчас живет жизнерадостный Париж, я лишь улыбнусь в ответ и укажу на счастливые, одухотворенные лица французов. Они, и жители предместий и утонченные ценители жизни с Монмартра похожи на людей, переживающих свою первую, самую яркую в жизни любого из нас любовь. С раннего утра всех парижан охватывает зуд информационного голода. Огромные очереди на утренних бульварах за свежим номером «Ле Монд», - газету почти разрывают на части нетерпеливые руки и прямо у киоска прочитывают взахлеб и сам покупатель и жадные взгляды стоящих за спиною клошаров, - являются правдивым барометром политической активности народных парижских революционных масс.
Давно уже смыта кровь с тротуаров Парижа. Трупы повешенных врагов революции с маской предсмертного ужаса на сморщенных и высушенных ветром и солнцем синюшных окаменелых лицах уже не распугивают случайных вечерних прохожих скрипом своих ржавых цепей и своим монотонным покачиванием, подчиняясь в своем движении воле парижского ветра свободы. По приказу Директории центр города очищен от этих следов народного гнева и революционного суда. Все многочисленные казни совершаются теперь более гуманным и достойным для Франции способом – путем механического отсечения головы усыпленной перед экзекуцией жертвы народного гнева. И лишь в африканских предместьях то тут, то там, можно заметить эти «фонари революции». Надо отдать должное изобретательности наших африканских товарищей, они, после того как выявляется очередной враг революции и Иуда заподозренный в симпатиях к англосаксам, дожидаются позднего вечера, и, как только стемнеет, совершают свой скорый и правый народный суд и расправу, и после этого, облитый шотландским виски и еще живой повешенный негодяй немедленно и беспощадно кремируется под звуки там-тамов и приветственные крики революционно настроенной общественности, освещая своим очистительным пламенем суровые негроидные лица революционеров в живописных позах застывших с оружием в руках вокруг превращенного на время в иву парижского фонарного столба. Глядя на этот костер, любой француз испытывает чувство глубокого, морального удовлетворения. Да, - так сегодня освещается Париж. Да, так мы освещаем путь своей революции!
Жизнь входит в свои права и возвращается в спокойное русло. Работают заводы, школы, больницы, коммунальные службы. Люди вернулись к своим ежедневным обязанностям. Несмотря на разбуженный океан революции людям каждый день нужно что-то есть. И парижане продолжают свое восстание не отходя от парты и станка, даруя Республике своим непрестанным трудом разящий меч народного возмездия.
Летопись революции продолжается. Весь Интернет переполнен как бы хроникой революционной борьбы свидетелей и участников восстания, их комментариями, мыслями, воспоминаниями. Сейчас уже трудно сказать, кто первый бросил возбужденной толпе горячий призыв идти на штурм символа реакции и англосаксонской диктатуры, кто первый бросил «коктейль Молотова» в поразительный по своей варварской роскоши и возмутительный по своему опустошительному воздействию на массовое сознание парижский Диснейлэнд. Однако, его дымящиеся руины и кровь расстрелянных защитников на стенах разгромленного МакДональдса доставляют поистине эстетическое удовольствие любому честному французу, этим, наглядным результатом народного революционного творчества. По предложению незабвенного Марата Жискара Д'Эстен Валери, подло и умышленно зараженного в собственной ванне подосланной англичанами проституткой смертельным штаммом СПИДа, место былого национального позора будет очищено от руин и преобразовано в «площадь Великой Свободы от Диснейлэнда».
Не стоит быть наивным и думать, что толчком к восстанию послужило выступление депутата Робеспьера, с его призывом к парижанам выйти на улицы и высказать тем свое возмущение передачей Лиона, Льежа и всех заморских территорий под элементы глобальной американской противоракетной обороны. Это не так. И последовавший за тем арест депутатов Робеспьера, Марата и Де Мулена, и безумный приказ «самого венгерского из всех французских президентов» о роспуске парламента и введении прямого президентского правления, и возмущенные массы из предместий на улицах города, к которым присоединились все честные французы, и переход артиллерийского полка подполковника Наполеона на сторону восставших перед самым штурмом Дома инвалидов, где струсившее правительство пыталось спрятаться за спины швейцарских наемников из Иностранного легиона, и попытка побега президента на родину его очередной жены-фотомодели, - в далекую и всегда враждебную Франции Австрию, когда он, переодетый в женское платье пытался добраться до границы в карете скорой помощи, и его судьбоносное задержание в Варренне, когда служащий бензоколонки узнал его по портрету на банкноте в 20 Евро, которой тот расплатился за заправленное в его карету горючее, и последовавшая затем в Тюильри публичная казнь на эшафоте под ножом замечательного изобретения нового министра юстиции доктора Дантона Д' Гильотина преступной президентской четы, – все это лишь внешние, видимые глазу причины. Истина же заключается в том, что падение Пятой республики есть запоздалая реакция народного Гения на цепь предательств и поражений, которую Франция вынуждена была нести на себе как вечное проклятье после своего фактического подчинения англосаксам, начиная еще с июня 1940 года. Разгром в мировой войне, поражение во Вьетнаме, отторжение Алжира, позор Арзаруана – вот истинные, главные причины восстания французского духа.
Кто-то, ленивый и окаменелый сердцем скажет что в Париже перебои с продовольствием, одеждой и, электричеством. Кто-то укажет на разгул и вакханалию преступности, под видом реализации давно известного и задорного французского клича «К топору!». Кто-то сошлется на мятежную на английские деньги Вандею, на ужасы революции, на формирующуюся под эгидой Австрии антифранцузскую коалицию, - а я укажу на договор с Россией и Китаем, подписанный под аккомпанемент гигантского ядерного взрыва в далеком Тайгасибирске, на наши ядерные испытания в Полинезии, - атолл Муруроа снова увидел и услышал славу и блеск Франции! На поражение контрреволюционного мятежа в низовьях Луары. На восстановление конституционного порядка в Бретани и в Вандеи. На разрушение подземного тоннеля под Ла-Маншем. На силу французского штыка. На нас.
Мы отреклись от старого мира, и отрясли его прах с наших ног. Кроме того, вместе с Россией и Китаем мы обязательно выстроим свой, новый мировой порядок. Свой, - великий, гуманный и благостный мир. Свою, справедливую Европу. Свой, свободный мир знания и добра. И знамя святого Людовика еще не раз осенит нас своим победоносным шелестом и разбудит к жизни новых Вольтеров и новых Руссо и навечно погребет под руинами Диснейлэнда позор и ужас навеки поверженного в пыль наследия политического маркиза Де Сада со всем его англосаксонским барахлом.

Министр промышленности и вооружений Французской Народно-Демократической Республики
Ксавьер-Антуан Д'Бишелон.

ПРОДОЛЖЕНИЕ – 5 июля

Полный текст романа-буриме с последовательным изложением Эпизодов см. на сайте nigru.ru
Спокойствие

КАК Я ОТНОШУСЬ К РЕФОРМЕ ОБРАЗОВАНИЯ И МИНИСТРУ ФУРСЕНКО

Давно уже меня донимают некоторые посетители моего блога с просьбой поднять проблему образования и оценить деятельность министра Фурсенко.
Я не делал этого по двум причинам. Во-первых, тут и без меня говорится много правильных вещей, правда – длинновато. Но для кого говорится?
Во-вторых, я-то много раз публично высказывался о том, как отношусь к нынешним реформам в этой области. Говорил (в том числе и по ТВ), писал, сделал, как минимум, две свои передачи. Одну совсем недавно – прошла этой весной. Другую - года три назад.
Тем не менее, решил сейчас, уже в ЖЖ, еще раз продекларировать свою позицию.
Мое отношение к реформе образования как в средней школе, так и в высшей – резко и глубоко отрицательное. То же – конкретно к ЕГЭ. То же – к болонской системе (или к тому, что под ее маркой делается). То же – к дегуманизации нашего образования.
Я считаю, что советская (сталинская) система на порядки лучше. И прежде всего потому, что он фактически сохранил дореволюционную классическую систему непрерывного академического образования с 1 класса школы и до аспирантуры. Советские общеобразовательные школы – это классические гимназии (усложненные спецшколами, то есть фактически – вузовскими курсами), советские ПТУ и техникумы – реальные училища. Плюс всякого рода кружки, олимпиады, дворцы пионеров и пр. И успехи советской системы образования были блестящие (кроме иностранных языков – по понятной причине).
Я считаю, что математику как метанауку, которая закладывает и поддерживает логическое мышление, надо преподавать и в гуманитарных вузах.
Я считаю, что русскую литературу (по причинам очевидным, в том числе – из-за ее громадного объема и богатства, а главное – из-за ее облагораживающего воздействия) нужно преподавать и в технических вузах, а уж на естественных факультетах – обязательно.
Курс философии – тоже для всех и на все годы обучения в вузе.
Ну и так далее.
Я считаю, что нынешняя реформа убивает слишком многое из хорошего, что еще сохранилось от советской средней и высшей школы, а они сохранили от дореволюционной.
Я считаю, что Россия просто должна договариваться с разными странами о взаимном признании дипломов, а не встраиваться в чужие юридические механизмы в области образования. На то мы и самостоятельное государство, чтобы не подстраиваться под других, а требовать признания своего. Тем более, что оно чаще всего лучше – в этой сфере.
Я высказывал это свое мнение, в том числе – жестко отрицательное отношение к реформе образования, лично Владимиру Путину, когда он был президентом. Просто просил его остановить нынешнюю реформу.
Я практически никогда не рассказываю публично о таких эпизодах, но в данном случае это для меня принципиально.
У меня резко критическое отношение и к министру Фурсенко – как к министру, проводящему такие реформы. Я его высказывал публично. Сам Фурсенко об этом знает. Он мне говорил, что я не совсем правильно трактую то, что происходит с образованием, но это детали. Я вижу продукт данных реформ – он чаще всего удручает, и я остаюсь при своем мнении.
Я и дальше буду отстаивать свою позицию. Но…
На Санкт-Петербургском форуме я специально пришел послушать, что будут говорить на секции, посвященной образованию. Выступали – Фурсенко (мы с ним, кстати, до того столкнулись: я так и сказал – специально пришел послушать вас), Кузьминов, другие поклонники Болоньи и западных методик. Ни на подиуме, ни в зале не нашлось ни одного человека с противоположной позицией. Во всяком случае, никто так не высказался. А ведь речь шла как раз о реформе. Кстати, основной тезис Фурсенко (он учел критику) был таков: советская система образования еще в советские времена перестала быть такой, как ее описывают, а в 90-е годы она разрушилась окончательно – и возродить ее просто не реально. Что же – опять мне нужно было вставать и выступать, раз 150-200 специалистов, сидевших в зале, молчали?
Где вы, пророки и апостолы классической системы? Почему ваш голос не слышен? Почему вас не видно? Почему вы столь не убедительны, когда изредка вступаете в публичные дискуссии на сей счет? Где весь гигантский профессорско-преподавательский корпус, который у себя на кафедрах критикует реформу, а потом ей покоряется?
Может, в ней что-то есть? Может, вы устарели? Может, классическая система для рыночных времен не подходит? Может, реформаторы образования правы?
Не знаю ответов. Но пассионарности и смелости критикам нынешней реформы точно не хватает.
А в ЖЖ можно все что угодно обсуждать и кого угодно критиковать – толку то что?


ПОЭТИЧЕСКОЕ. Обращаю внимание всех поэтов и любителей поэзии, что наш Поэтический турнир-2 продолжается до 30 июня включительно – смотрите соответствующий форум ниже по странице.