June 23rd, 2008

Красный галстук

УХОД ЯВЛИНСКОГО: ПОЗДНО – ХУЖЕ, ЧЕМ НИКОГДА

Лучше поздно, чем никогда. Эта максима, как и большинство других, универсальна до определенного предела и далеко не для всех ситуаций.
В случае с оставлением Григорием Явлинским поста председателя партии «Яблоко» мы имеем как раз такую ситуацию. То есть в данном случае, скорее всего, «поздно» уже не лучше, чем никогда, а возможно, и хуже.
Я очень хорошо знал в своё время Григория Явлинского, всегда голосовал за него и за «Яблоко» на выборах, напечатал множество его статей и интервью, в меру сил поддерживал его в политике. Перед думскими выборами 1993 года Явлинский предложил мне возглавить московский список партии – я отказался, но голосовал, естественно, за «Яблоко».
Более того, мы были друзьями (не самыми близкими, безусловно, но друзьями).
Политически мы разошлись весной 1999 года, когда «Яблоко» приняло участие в попытке организации в Думе импичмента Ельцину. В своих статьях я назвал это «политическим и интеллектуальным падением» этой партии и ее лидера.
Логика моя была проста и основывалась на реалиях политической ситуации в России и знании того, как поведет себя Ельцин в том случае, если дело с импичментом дойдёт до конкретного результата.
Через год (в 2000-м) должны были состояться президентские выборы. Очевидно, что Ельцин на третий срок не пойдет (не из-за конституции, а по причине физической немощи). Режим ужасен, но финал близок. И надо подойти к этому финалу без крови. Но в случае объявления импичмента Ельцин, безусловно, пошел бы на самые жесткие действия, что могло бы привести страну к повторению 1993 года или даже хуже.
Все что нужно – дать Ельцину спокойно досидеть в Кремле и готовиться к выборам.
Считаю, что именно с этого рокового для «Яблока» момента и началась история падения этой партии.
Почему Явлинский проиграл?
Во-первых, он волк-одиночка, человек вне команды (если только команда не работает на него), а в политике такие не побеждают (исключение – открытая и откровенная революция).
Во-вторых, после относительного успеха «Яблока» на выборах 1993 года Явлинский совершенно поверил, что он – следующий после Ельцина президент России. Правда, иногда он говорил, что станет президентом не в 2000 году, а в 2004-м. То есть в его анализе отсутствовал вариант неуспеха. И он отсекал всё, что оптимистическому сценарию не соответствует. В том числе и трезвый анализ причин, по которым партия стала терпеть поражение за поражением, с каждыми следующими выборами получая все меньше и меньше голосов. Кстати, такова же была кривая и личных результатов Явлинского на президентских выборах.
В-третьих, это, конечно же, знаменитая неуживчивость Явлинского. Он действительно не терпел вокруг себя людей с иными мнениями, так или иначе – получалось, что тех, кто мог составить ему конкуренцию внутри партии.
В-четвертых, Явлинский пренебрег одним из главных правил политической жизни России – «правилом начальника». Я сам много раз убеждал Григория Алексеевича войти в правительство (а предлагали ему при Ельцине несколько раз). Не буду пересказывать, чем он объяснял свои отказы (в моем пересказе его аргументация может быть невольно искажена). А вот что говорил ему я: - В России нельзя стать президентом, если до того ты не вошел в номенклатуру, уже не стал НАЧАЛЬНИКОМ для аппарата и для народа. Даже Ельцин, которого к власти привела народная стихия, был не из диссидентов, а диссидентом из НАЧАЛЬНИКОВ, «заступающимся за народ» кандидатом в члены Политбюро, «обиженным» НАЧАЛЬНИКОМ.
Из диссидентов в президенты – это не для России. Из оппозиции в президенты – это не для России. Может, это и плохо, но таковы законы реальной российской политики.
В-пятых, «Яблоко» все больше и больше из протопартии, которая способна была стать настоящей партией, превращалось в правозащитный кружок.
Григорий Явлинский долго сопротивлялся внутрипартийному давлению – покинуть свой пост. Наконец, видимо, это стало просто невозможно.
Он оставил руководство партией не на пике её и собственного успеха, а в нижней точке своей личной и своей партии истории. Он вынужден был ее оставить. Он не воспитал себе преемника.
Вот почему я и утверждаю, что в данном случае поздно – даже хуже, чем никогда.
Скорее всего, теперь «Яблоко» вовсе сойдет с политической сцены России.
Во всяком случае, возродить ее могут только титанические усилия фигуры, не менее яркой, какой в свое время был сам Явлинский. Но Григорий Алексеевич сам сделал все, чтобы таковой рядом не было.