May 25th, 2008

желтый пиджак

КОЕ-ЧТО О СЕГОДНЯШНЕЙ ЛАТВИИ

Вчера вечером вернулся из Риги, с традиционного Балтийского форума, который проводился в 10-й раз. Заседания форума всегда проходят в Юрмале, где участники и живут.
В прошлом году я на этот форум не ездил. В связи с этим был крайне удивлен тем, что центральная улица Юрмалы за два года совсем не изменилась. Те дома, которые два года назад стояли не отремонтированными или полуразрушенными, такими и остались.
Возможно, это связано с экономическим кризисом, в который постепенно вползает Латвия. Падают цены на недвижимость. Растет безработица, все больше молодых латышей уезжают из страны – в Англию, Северную Ирландию, Исландию – на заработки. На работу соглашаются самую черную. Вот одно из часто встречающихся объявлений в местных газетах: «Легальное трудоустройство. Англия, Кипр, Северная Ирландия. На фабрики, строительство. В сферу обслуживания, сельхоз. По спец. И без спец. с англ. яз. и без: фасовщицы, упаковщики, строители, шоферы, сварщики, автомеханики, горничные, повара, охранники и пр.»
После урегулирования (на межгосударственном уровне) отношений с Россией и при новом президенте местные официальные лица и политики стараются избегать антироссийской риторики, к тому же – в условиях нарастающего экономического кризиса, в преодолении которого Евросоюз вряд ли поможет, все надежды – на инвестиции из России.
Но антироссийскую активность на официальном уровне сейчас демонстрируют Эстония и Литва - эстафета передана в надежные руки (и так всегда идет по кругу). Однако местные антирусский национализм не затух. Одна из главных новостей последних дней – публичное антирусское выступление самого известного и успешного латышского адвоката Андриса Грутупса. В интервью самой тиражной газеты на латышском языке он заявил, что поведение русских у памятника Освободителям 9 мая вызвало у него глубокую неприязнь. Но главное не этот зоологический шовинизм, а политика. Грутупс, встревоженный политическими успехами местных прорусских партий, снятием остроты конфликта с Россией и нарастающей консолидацией русских общин в Латвии, заявил, что в случае военного конфликта (с Россией) «представители нацменьшинств» сразу же перейдут на сторону врага: «Пятая колонна полностью сформирована и представляет величайшую угрозу для нашей страны».
Повторяю, это слова не замшелого деревенского националиста, а самого преуспевающего адвоката Латвии, входящего в категорию «сливки сливок» местной элиты.
Главная интрига местной политической жизни – приедет ли Путин на саммит Балтийского сообщества, которые скоро состоится в Риге и в котором обычно участвуют главы правительств.
Главное событие последних дней – сообщение владельцев двух основных русскоязычных газет Латвии: независимого «Часа» и лояльного властям «Телеграфа» о слиянии изданий. В комментариях часто присутствует версия о том, что за сделкой стоит Березовский, а объединенное издание сохранит лояльность «Телеграфа» и полностью откажется от критической линии «Часа».
Но об этом, возможно, завтра.

ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ: НАТО ПРОТИВ ООН (12). Роман-буриме

ЭПИЗОД 12 (Автор—1: Евгений Сергеев-Сеймский)

Совместное обращение Президента Верховной Гады незалэжной Тавроскифии в бегах
к многоуважаемому пану президенту США и гоноритым панам членам Еуропейского парламенту, Совета Еуропейского союзу, Еуропейской комиссии, Палаты правосудия, Счетной палаты, Гаагского международного суда, Международного олимпийского комитету и панам — членам оргкомитета еуропейской лотереи «Еуромиллионы».

Ясновельможные Ваши превосходительства! Браты! Панове! Чиловики!

Самостийность наша, незалэжность нашей ридной мати Тавроскифии уснова подвергаиться засмэртному запытанию.
Темные и дикие силы Востока в очередной раз за нашу трехтысячелетнюю историю бросают вызов еуропейской аутентичности нашего, скифского самосознания.
С того самого светлого дня в истории скифского народа, когда немеркнущая звезда еуропейского просвещения и свободы воссияла над обильными нивами и пашнями многострадальной и еще не оправившейся от ужасов голодомора ридной Скифии, мы, тавроскифы, прямой дорогой направились в великую общееуропейскую хату. Забыты были на Тавроскифии багровые годы москальской власти. Могучая участь ждала наш народ. Не перечислить всего того, что было перестроено на Скифии за светлые годы свободы под непрестанной опекой и при добросердечном участии панов еуропейцев и многоуважаемых панов американцев — не хватит на это чернил и бумаги. Кончится и принтер.
Тогда впервые после всех страшных лет правления восточных загарбников в каждом мисте и мистэчке были открыты бесплатные школы и читальни, где любой мог обратиться к своим скифским корням. Разучивались народные песни и танцы. Детей учили азбуке и счету до десяти и лучшие из них могли получить в прэзэнт конфекты. Ширилась и росла скифская народная самодеятельность и народные промыслы.
Широко шагал по просторам Скифии аглицкий язык. Гарные скифские дивчины — прямые потомки Елены Троянской, Ифигении Тавридской и готьского круля Алариха — могли беспрепятственно найти себе жениха в Еуропе и совершенно бесплатно подвергнуться аборту. Скифия-мать от самих своих сосцов и материньского молока отрывала любимых своих дитин, и благородная, бесценная скифская кровь наших щирых парубков и хлопцев широким Борисфеном проливалась за свободу Еуропы и Америки на полях Ирака, Афганистана, Заира и Республики Конго.
Неподъемная тяжесть легла на наши и еуропейские плечи по преодолению нашей оставшейся в наследство от московских папуасов отсталости. Но недолго пришлось нам ждать в тесных приемных справедливости и в узких коридорах воздаяния. Тогда, впервые за много десятилетий, с неоценимой помощью шведских специалистов на желязницах Скифии стали курсировать самые современные и компьютеризированные паровозы с еуропейской колеей и минимальным расходом воды и сосновых дров. Именно они повезли в новую жизнь тысячи грузовых эшелонов с освобожденными от рабства и необходимости трудиться за гроши скифами в чудесную и трудолюбивую Неметтчину на радостный труд и великое дело познания мира, имея-то всего при себе зубную щетку и 5 килограммов ручной клади.
Всех еуропейцев изумляло небывалое в мире Скифское экономическое чудо. Радовало оно и нас. Рос сбор металлолома, диких лесных ягод, грибов, орехов и целебных, чудодейственных трав. Наметилась стабилизация в производстве экологически чистой бересты, соломы, камыша и ивового лыка. Возрождалось бортничество. Расцвела пышным цветом народная медицина. По всей Тавроскифии, как грибы после великого дождя свободы, возникали салотопни и свечные заводики. Варилось мыло. В домнах Пряморожья плавился высококачественный сургуч. Почти у каждого скифского аборигена появились в достаточном количестве стеклянные бусы, ожерелья, медные кольца, зеркала и колокольчики, что всегда, по словам еуропейских экономистов, свидетельствует о росте благосостояния туземного населения. Вывоз соли, рыбы, дегтя и бобровых шкур достиг своего пика в прошлом году в виде ежегодного прироста в 32,1% впервые с января 1654 года! Навсегда, и золотыми с бриллиантовым отливом буквами, будет вписано величайшее достижение свободных скифов в сфере экономической деятельности — третье место в мире по сбору зверобоя на душу населения — сразу же после Андорры и Центрально-Африканской республики! Все это позволило совершить технологический и технотронный рывок нашей милой Родине. Скифия — единственная на всем Пострадянском пространстве Держава, которая стала, наконец, родиной слонов. Их, покрытых искусственной шерстью, подкованных полипропиленом и разукрашенных в цвета национального прапора пустили вольно пастись в девственные леса Серовежья и степи Тавриды.
Да, так было панове!
Немеркнущий свет этих свершений вселял в нас уверенность в обеспеченное и великое будущее нашей страны. Уверенность в том, что мы, скифы, займем свое достойное место в великой семье великих еуропейских народов.
Всего этого не было и духу в кровавой Радянской Тавроскифии. Кацапы и кацапки жирели на смерти и горе наших нив и хат. Не слышно было тогда пения соловейка в вишневых садах и треска кузнечика в подсолнуховых полях Батьковщины. Священная скифская земля чавкала кровью и стонала, прилипая к грубым сапогам москальских мучителей. Хаты горели, пули летели, и в итоге — навеки пропали все вклады.
И вот теперь опять москали хотят колоть нашу страну. Схитить Тавриду и Борисфен. Разбить шатры своих стойбищ у стен самой древней столицы цивилизованного мира, упоминавшейся еще в шумерских клинописях, в Ветхом Завете и в устной традиции индейцев Юкатана и Перу (как Кецалькоатль, т.е. «Пернатый змей») — у стен славного Змиева.
Степные орды московского царя уже сформировали 60 монгольских истребительных батальонов, готовых к резне, насилиям и грабежам нашей рухляди и классической скифской культуры. Как оказалось, во все славные годы свободы и счастья скифского народа темные силы варварства и угнетения не переставали из своей берлоги мрачно и с лютой завистью следить за расцветом скифской государственности своими жадными и неумытыми глазами.
И вот тогда, когда благородные паны полковники под руководством героя скифского народа пана коронного гетмана Иеремии Вишневецкого пришли на Борисфен восстанавливать конституционный порядок и привести к покорности неразумных, возмечтавших о невозможном и немыслимом для еуропейца сценарии кацапского бунта, который некоторые лихие тати раздули сразу же после трагических событий в цивилизованной и милой сердцу любого чубатого скифа Гвалтии. Когда в Таврии и Меотиде отряды самообороны печенегов таврических и албанских добровольцев начали свою акцию по умиротворению, имея на это полное право в силу своей компетенции и в соответствии со всемилостивейше дарованными им Президентским фирманом, грамотой Меджлиса, пайзцой Великого Курултая и ярлыком Еуропейской комиссии, в этот драматический момент титанической схватки за будущее всей Еуропейской цивилизации москальский медведь «шатун» — страшный в своей дикости и неистовый в своем бешенстве — показал всему миру свои желтые от скифской крови клыки. Опалил своим смрадным дыханием скифскую землю и обезумел, почуяв поживу и добычу.
Кровавые следы его чудовищных лап — погибель пана коронного гетмана у Желтых Вод и печенегской милиции в Заливе Свиней — это трагедия лучших сынов своего народа, которые лишь несли березовую ветвь мира и совсем немного оливковых розг бунтовщикам и нежелательным элементам Скифии, которые, если уж говорить честно и прямо, стояли и всегда будут стоять на низшей ступени развития и большинство из них просто не имели право на физическое существование, — так вот, эти люди погибли за незалэжность свободной Тавроскифии при исполнении своего великого долга, но они не погибли для славы!
Не слушаем мы, отметаем брехню москалей за массовые казни, расстрелы заложников, экономическую блокаду, голод и преднамеренное истребление русского населения. Но Божижь мой! Если что-то и доказали городу и миру суды Гаагского трибунала по бывшей Югославии, то только то, что человек любой национальности, сражающийся за еуропейское жизненное пространство, не способен на такие, может быть иногда и необходимые, эксцессы. В отличие от своих врагов, боец еуропейского гуманизму и просвещэния всегда был и всегда будет одухотворен великой идеей всеобщего еуропейского братства и направляем великой и облагораживающей сердце мечтой всеобщего еуропейского процветания. Обладая непоколебимой верой в окончательную и всеочищающую победу, а также лелея в себе всесокрушающую верность круглозвездному блакитному флагу, он всегда являлся цельной и развитой в моральном, духовном и физическом отношениях личностью. Настоящим, дисциплинированным солдатом. Человеком с большой, заглавной литерной буквы. Дикость, отсталость, темнота, жестокость и врожденная подлость присущи исключительно и бесповоротно только врагам Еуропы.
Великий русский правозащитник — С.Н. Чембураклия — уже сейчас, даже не дожидаясь официального расследования и руководствуясь примером Катыни и прекрасным знанием этнографии примитивных местных обычаев, грубости нравов и сильного влияния на подданных русского царя, отталкивающих и нелепых племенных обрядов, суеверий и языческих верований, признал, что массовые захоронения гражданского населения, обнаруженные под Ольвией, Борисфенопетровском, и Дхармьковом, могут быть делом рук и совести только его взбесившихся соотечественников. Отрадно, что в среде русских каннибалов всегда можно найти достойных и честных людей, которые не побоятся бросить в испещренное шрамами и татуировками лицо дикаря суровую правду в таком тоне и виде, что рано или поздно обязательно ссохнутся его проколотые костью заскорузлые уши. Отрадно! Но этого, панове, слишком мало для сегодня! Мало! Буйные скопища людоеда Русакова стоят уже под Змиевым и мы не можем оставаться сейчас со своим горячо любимым и оплакивающим наш безвременный отъезд народом.
Братская Сжечь Посполита приняла наше удрученное, но несломленное правительство. Общаясь с такими же пострадавшими, как и мы, от москальского вероломства и упрямства ясновельможными панами — правительствами Истомии, Лаптии и Ингерманлаптии в бегах, — мы с еще большей решимостью готовы присягнуть на щедро омытом кровью наших предков священном знамени Еуропейского союзу в своей стальной решимости бороться за интересы своего несчастного народа до Великой Перемоги — воссоединения ридной Тавроскифии в границах 1991 года с непременной аннексией Кольского полуострова в качестве компенсации и дальнейшего обеспечения жизненных интересов нашего народа в части энергетической безопасности и экономического благорастворения воздухов. И уверенность наша в том, что по бескрайним просторам нашей Родины, по шляхам, хуторам и полям картоплянной ботвы будут снова бродить и вольный скиф, и косматый горчично-лазурный слон с бивнями цвета тунисского апельсина, сейчас сильна как никогда.
Отдавая себе отчет в грандиозности происходящих сегодня событий, мы с испепеляющей мозг и душу надеждой и верой обращаем свой взор к святому Капитолийскому холму священной Американской республики Соединенных Штатов Северной Америки. Оттуда, как по волшебству, словно голубь Святого духа, нисходит на всех нуждающихся и утружденных светлый облик и лик благообразного американского народа. И мы хотим, чтобы как встарь, средь мирных просторов освобожденной Скифии, вдоль дорог, оградок и погостов стояли политые постным маслом и увенчанные венками из роз и гирляндами чеснока женские обнаженные каменные изваяния, поставленные благодарными и коленопреклоненными скифами на своей земле в честь Матери-Америки-Благой-Кормящей в тех самых чудотворных и заветных местах, где ее коснулась нога американского официального представителя — от пана Президента до пана помощника Министра просвещения и социального обеспечения включительно.

Еще Скифьська не сгинела и панночка вще не вмерла!

Гойда!

Еуросоюз, Сжечь Посполита, г. Кваков.
25.09.2012

ПРОДОЛЖЕНИЕ — 31 мая