May 14th, 2008

желтый пиджак

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СТОЛИЦУ СВОБОДОМЫСЛИЯ

Несколько пунктов, как технических, так и содержательных.
1. Все последние дни я находился на Алтае, в Белокурихе. Улетел туда в ночь с 10-го на 11-е, вернулся – сегодня.
2. Когда я улетаю, то для этого Политдевника не пишу сам, я по телефону наговариваю своим помощникам, иногда второпях, пару-тройку тезисов, которые они оформляют в виде текста. Естественно, при такой методе кое-какие нюансы исчезают или вообще выпадают из поля зрения.
3. Вернувшись в Москву, не всегда могу вернуться и к теме прошлых записей. Тем более – просмотреть все комментарии.
4. В данном случае хочу пока конкретизировать два момента по новом составу правительства. Персональных. Во-первых, интересным и неожиданным является назначение Александра Авдеева, нашего посла в Париже, а до того – одного из заместителей министра иностранных дел. Прекрасно, что министерство культуры опять стало отдельной самостоятельной административной единицей. Авдеев, которого я хорошо знаю, может оказаться очень успешным министром. Интеллигентен (в хорошем смысле слова), образован, всегда интересовался искусством и неплохо в нем разбирается. Одновременно – не входит ни в какие сложившиеся внутри нашей культуры кланы и группировки, следовательно, может встать над корпоративными интересами отдельных групп. И, безусловно, не потеряется среди нашей «культурной элиты», как придворной, так и оппозиционно-фрондирующей. Во-вторых, я, как и многие, разочарован тем, что сохранен статус кво в образовании. Оно – в глубочайшем кризисе. И это тот самый случай. Когда нужно менять не белье, а девочек.
5. Алтай – был там впервые, пока только в предгорьях, чудесный край. Очень понравились мне люди – как простые, так и начальники. В них сохранилось человеческое, а не только функциональное. Простота – не провинциальная, а нормальная. Даже наивность. Возможно, об алтайских впечатлениях напишу подробнее как-нибудь позже.
6. В Белокурихе проходила российско-немецкая конференция «Сибирь-Германия» с участием немецких, московских, новосибирских и местных экспертов. Немецкую команду возглавлял Александр Рар. На конференции мне пришлось выступить в роли возмутителя спокойствия, так как пока немцы говорили о своих делах и красотах Алтая, все было нормально. Но как-только они начали давать оценки событиям внутри России, на постсоветском пространстве (в частности, на Украине), отношениям между Россией и Евросоюзом, сразу проявилось традиционное: вместо объективного, пусть и критического анализа, пропаганда. В частности, кто-то затронул тему Украины. И несколько немцев подряд выступили в том смысле, что раз «Украина», «украинцы», «эта страна» выбрали НАТО, что Россия не имеет право их выбор ставить под сомнение, а тем более препятствовать его реализации. В резких тонах я заявил, что либо все кто в этом духе выступал, не имеют никакого представления о том, что происходит на Украине, либо просто лгут. Далее – рассказал очевидные вещи: о том, что большинство населения против вступления в НАТО, что русские – на 90 процентов против, что выбор сделали только «оранжевые», которых в стране меньшинство, ну и так далее. Привел данные социологических опросов. По реакции оппонентов понял, что большинство из них просто не знают о реальном положении дел и искренно считают, что большинство населения Украины, кроме нескольких махровых коммунистов, уже давно хотят в НАТО. Уточнил у Рара – он то все знает хорошо. Рар подтвердил: увы, так пишет немецкая пресса, так это подается на Западе. А потому, кроме нескольких специально занимающихся этим вопросом экспертов, все остальные, как эксперты, так и большинство политиков, уверены: «украинский народ давно хочет, просто Россия мешает и России это не нравится».
7. Словом, даже в почти девственных ландшафтах Алтая тебя настигает западная пропаганда - угрюмая, убогая, но эффективная. А главное – у них полное единомыслие. Наши эксперты высказывают разные, иногда прямо противоположные идеи. Они же – все говорят «под копирку». Пришлось опять сообщить им, что самая интеллектуально свободная страна Европы – Россия. У них же – «свобода мысли и слова в рамках утвержденной политической линии». С тем и вернулся в мировую столицу идейной свободы – Москву.