May 1st, 2008

Светлый

НАШ ПЕРВОМАЙ, или ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ «КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА»

Всех историков, аналитиков и геополитиков, слетающимся в этот блог, как советские трудящиеся на первомайскую демонстрацию, прежде всего поздравляю как раз с Днём международной солидарности трудящихся! Как я понимаю, это относится к большинству «слетающихся», ибо они, безусловно, трудящиеся и, как я заметил, многие из них испытывают тягу к международной солидарности.
Ради праздника, дабы не обременять всех серьезными проблемами и вопросами, хочу пересказать историю, над которой, да просится мне этот грех, узнав о ней, я смеялся в голос.
История опубликована в газете «Коммерсант» от 25 апреля с.г. под заголовком «Канадскую журналистку радушно выслали из Чечни». И эта история такова.
Чеченские власти выслали с территории республики корреспондентку канадской газеты «Глоб энд Мэйл» Джейн Армстонг. Формальный повод – отсутствие у журналистки спецразрешения на присутствие в зоне проведения антитеррористической операции.
Канадку задержали на третий день пребывания в Чечне прямо за завтраком в гостинице. Несколько часов её допрашивали в милиции, обставив дело так «как будто поймали шпионку» (здесь и далее в кавычках – цитаты из текста заметки).
По сведениям местных правозащитников, канадка не только имела на руках аккредитацию при МИД России, но и заранее согласовала с местными властями цель поездки: «Ее интересовали чеченские обычаи, например, она собирала материал о горской традиции похищения невест». «За этим материалом канадская журналистка даже выезжала в горный Шатойский район, где присутствовала на чеченской свадьбе. «Рассказы о наших красивых обычаях только пошли бы на пользу имиджу республики», - считает правозащитница Хеда Саратова». Обращаю внимание: это цитата, это не я придумал.
Финал истории – журналистку оштрафовали на 3 тысячи рублей, отобрали у нее аккредитации МИД и, видимо, отправили в Москву (последнее не уточняется, но вряд ли в Канаду).
Еще раз приношу извинения за свой смех и НЕ солидарность с коллегой, но, согласитесь, иных чувств и ассоциаций у меня этот случай вызвать не мог.
Маркс любил повторять, что история повторяется дважды – сначала как трагедия, потом как фарс. Но, как показывает жизнь, бывает и иначе. Сначала история описывается как комедия (или фарс), а потом оборачивается профессиональной драмой.
В «Кавказской пленнице» Гайдая, аж сорокалетней давности, как известно, показан именно этот случай. Некто Шурик, то ли фольклорист, то ли журналист, тоже поехал на Северный Кавказ собирать «старинные обряды, легенды, тосты». Ну а уж участвовать в таком обряде, особенно в похищении невесты – тут Шурик, насколько я помню, даже не находил слов для того, чтобы выразить, как он этого желал.
К делу Шурика активно подключились местные правоохранительные органы, вплоть до прокурора, и даже «репрессивная психиатрия», чего, слава богу, в случае с канадской журналисткой не было. И именно в гостинице, правда, не за завтраком, а за ужином (ибо и танцы были), к нему подсели три странных человека-провокатора – явно переодетые сотрудники спецорганов (в том случае – из личных спецорганов товарища Саахова). Как мы помним, они даже пообещали Шурика, если будет сопротивляться, зарезать.
И Шурик тоже – в каком-то горном районе, не исключено, что и Шатойском, - принял-таки участие в похищении невесты, за что и поплатился, оставшись в конечном итоге со своим ослом, а не с любимой девушкой.
Правда, сестра главного организатора «спецоперации», простая советская горянка, в отличие от современной правозащитницы, не считала, что похищение невесты относится к числу «красивых обычаев, рассказ о которых только пошел бы на пользу имиджу республики», а напротив – признавала это варварством и вообще тем, что надо бы не пропагандировать, а скрывать. Даже и сам товарищ Саахов старался скорее скрыть, чем рекламировать и сам «красивый обычай», и свою роль в нём.
Конечно, нельзя требовать от всех иностранных журналистов, чтобы они перед поездками в некоторые регионы России смотрели некоторые воистину гениальные (теперь это очевидно) и провидческие советские фильмы. Хотя наш МИД мог бы и устраивать соответствующие кинопоказы.
С другой стороны, современная журналистка должна бы понимать, что власть товарища Саахова в общем-то спокойные даже в тех местах (да и то не всегда) советские времена ничто в сравнении с властью и «обычаями» современного главы Чечни Кадырова и его соратников. Об этом пишут даже и наши газеты. А посему, прежде чем ехать одной в горы для сбора «красивых обычаев, обрядов и тостов», надо бы заручиться поддержкой не местных правозащитников, а кого-нибудь другого.
Я всегда говорил, что чаще всего советы России относительно того, какую политику вести на Кавказе, дают те люди, которые никаких гор, кроме Альп, не видели. Да и те чаще всего на фотографии.
Надеюсь, тем не менее, что у Джейн Армстонг все уже хорошо, и она написала прекрасный материал. Возможно даже, именно высылка ее из Чечни и привлечет внимание читателей к этому репортажу. Тем более, что это такой же «красивый кавказский обычай», как и «похищение невесты». Следовательно, чеченские спецслужбы своим рвением лишь расширили круг того, что журналистка и так хотела узнать.