March 20th, 2008

Красный галстук

КОГДА МОСКВА ПРИЗНАЕТ «НЕПРИЗНАННЫХ»

Показательно, что ряд «либерально» настроенных посетителей блога охарактеризовали мой позавчерашний (от 18 марта) пост как провокацию. Но я ведь просто сообщил о том, что показывали во всем телеканалам (не только нашим), и кратчайшим и невиннейшим образом прокомментировал. И это - провокация. А где свобода выражения мнений при опоре на объективно изложенные факты? Где один из любимейших лозунгов «либералов» «Факты священны, комментарии свободны»?
Оказывается, «священны» только хорошие факты о тебе и плохие о твоих оппонентах. Оказывается, «свободны» только твои комментарии или только комментарии, которые тебе нравятся. Ч. и т. д.
Теперь главное на сегодня – о «непризнанных государствах». Как в ближайшие годы будет решать эту проблему Россия.
Прежде всего, нужно отметить, что объективно четыре постсоветских «непризнанных государства» делятся на две пары.
Абхазия и Южная Осетия, если отбросить многие значимые, но всё-таки детали, непосредственно примыкают к границам России, и впрямую в конфликт вокруг этих государств вовлечены только две страны.
В случае с Карабахом и Приднестровьем ситуация существенно иная. Карабах является предметом спора Армении и Азербайджана, с Россией не граничит, его жители гражданами России не являются. Понятно, что именно Армения и Азербайджан являются главными держателями «карабахских акций» при любом варианте исхода конфликта, и Россия не может здесь быть инициатором реализации того или иного сценария.
Приднестровье также не граничит с Россией, и является зоной непосредственных интересов не только Молдовы, но ещё и Украины и Румынии. К тому же, в Приднестровье живут не только русские (в большинстве своём – граждане России), но и украинцы и молдаване.
Исходя из этого можно предположить, что сценарий официального признания Москвой независимости этих государств при относительно спокойном развитии событий в любом случае в первую очередь коснётся Абхазии и Южной Осетии и лишь во вторую (по срокам) – Карабаха и Приднестровья. Следовательно, можно пока сосредоточить своё внимание на первой паре.
Здесь ситуация такова. Де-юре Москва по-прежнему признает целостность Грузии в том виде, в котором эту целостность понимают в Тбилиси, но де-факто, естественно, Россия рассматривает эту целостность как отсутствующую.
Второе важное обстоятельство тоже неоднозначно. Москва готова к совмещению юридического статуса территории Грузии с реальным, но только в том случае, если Сухуми, Цхинвали и Тбилиси договорятся об этом полюбовно. И эта дверь, видимо, будет считаться Москвою ещё какое-то время по-прежнему открытой. Однако при полном понимании, что вероятность того, что абхазы и осетины с этим согласятся, стремится к нулю.
Фактический статус Абхазии и Южной Осетии как протекторатов России в принципе позволяет ей тянуть с официальным признанием независимости этих государств сколь угодно долго. Замораживание нынешнего статус-кво на неопределённое время, очевидно, приведёт к тому, что рано или поздно вопрос решится сам собой и не в пользу Грузии. Посему именно она является тем субъектом конфликта, который рано или поздно должен (или постарается) перейти к форсированному разрешению проблемы.
И вариантов у Грузии всего три. Первый (всё-таки уговорить абхазов и осетин) практически невероятен. Второй – начать военную операцию по захвату «отторгнутых территорий». Третий – вступить в НАТО и сделать то же самое, но уже под прикрытием этого альянса.
Совершенно очевидно, что первые же признаки реализации обоих последних вариантов моментально приведут либо к признанию Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии, либо, что практически одно и то же, к введению по просьбе этих государств российских войск и на ту, и на другую территорию. Причём в случае вступления Грузии в НАТО, очевидно, что Москва сделает решающий шаг в этом направлении до того, как Тбилиси официально присоединиться к альянсу.
Таким образом, любая масштабная силовая операция Грузии против Абхазии или Южной Осетии, а равно вступление Грузии в НАТО являются красной чертой, перейдя за которую Тбилиси окончательно потеряет эти территории.
Может ли Москва официально признать независимость Абхазии и Южной Осетии в случае, если Грузия не пойдёт на роковой для себя и для всего Кавказа шаг?
Скорее всего, российские власти будут по-прежнему оттягивать это решение. Но не пассивно, а, с одной стороны, максимально расширяя своё сотрудничество с обеими «непризнанными государствами» по всем направлениям. С другой же стороны, внимательно наблюдая за развитием косовского прецедента на контролируемом Евросоюзом и НАТО пространстве. Можно предположить, что повторение косовского сценария хотя бы в ещё одной точке Европы, но, прежде всего, на Балканах, автоматически приведёт к признанию Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии.
Естественно, стремительно подтолкнёт Россию к такому признанию и решение Грузии, если оно состоится, признать независимость Косово.
Так или иначе, но все иные варианты развития событий не могут выйти за пределы той достаточно очевидной сценарной рамки, описание которой я дал. И изменить что-либо существенно никто не сможет. Можно лишь, пойдя на обострение (но это менее всего относится к России), спровоцировать обвально-стремительное, а потому и по преимуществу силовое (с жертвами или без оных) разрешение проблемы. Но и в этом случае окончательный вариант решения представляется однозначным. И определяется это не Москвой, а волей абхазов и осетин.
P. S. Кстати, только что услышал в телерепортажах, как Саакашвили в глаза хвалит Буша. Прямо как в своё время первый секретарь ЦК Грузинской коммунистической партии Шеварднадзе Брежнева. Вот вам и весь сказ о «свободе» и «независимости» Грузии и грузин. Через тридцать лет будущий грузинский президент будет говорить что-то аналогичное человеку в чалме.
P. P. S. Насколько правильно я смог разобраться в коллизии, приведшей к призыву провести 21 марта в ЖЖ «день без контента», не знаю. Но я буду в рядах тех, кто в этой акции участие примет. Завтра – молчу.