March 1st, 2008

КАК Я ПОНИМАЮ РУССКУЮ ГОСУДАРСТВЕННУЮ И ПОЛИТИЧЕСКУЮ ИСТОРИЮ ХХ ВЕКА

Накануне президентских выборов я предпочитаю отвлечься от бессмысленной суеты лозунгов и призывов, и обратиться (несмотря на явно не расположенную в последние дни к серьезным дискуссиям аудиторию) к действительно фундаментальным проблемам нашей политической истории, из которой собственно и рождается будущее.
Ниже изложен мой взгляд на политическую историю России в ХХ веке, подробно обоснованный в статье 'Какой Медведев и какой Путин нужны нам после марта 2008 года?', опубликованной в февральском номере журнала "Политический класс".

СОВЕРШЕННО так же, как французская история конца XVIII-XX веков, российская история ХХ века и до сегодняшнего дня естественным образом членится на периоды Республик, каждой из которых соответствует свой конституционный акт, иногда фундаментально отличающийся от предыдущего, иногда являющийся просто его модернизированным вариантом.
Без деталей и объяснений приведу новую (и, на мой взгляд, истинную) периодизацию русской государственной и политической истории последних ста лет.
I (Февральская) Российская Республика: февраль-октябрь 1917 г. Квазиконституционный акт - постановление Временного правительства от 1 сентября 1917 г.
II Российская (Советская) Федеративная Республика: октябрь 1917 г. - 1922 г. Конституция РСФСР 1918 г.
III Республика-СССР (Союзное государство): 1922 г. - 1927 г. Конституция СССР 1924 г.
IV Республика-СССР (Союзное государство) - режим сталинской диктатуры: 1927 г. - 1953 г. Конституция СССР 1936 г.
V Республика-СССР (Союзное государство): 1953 г. - август 1991 г. Конституция СССР 1977 г., Конституция РСФСР 1978 г.
VI Российская Республика: август 1991 г. - 31 декабря 1999 г. Конституция 1993 г.
VII Российская Республика: 1 января 2000 г. - до настоящего времени. Собственная Конституция - пока нет.
Изложенная периодизация, ни в малейшей степени не искусственная и полностью свободная от каких-либо политических спекуляций, основана исключительно на реальных исторических событиях и фундаментальных фактах.
Конечно, данная периодизация изложена мною в самой общей форме. Если сравнить ее с аналогичной линейкой политико-государственного развития Франции, то сразу же можно отметить, что при деталировке в нашей периодизации (спрессованной по отношению к французской ровно вдвое: один век против двух) найдется место и якобинской диктатуре, и термидору, и Второй империи, и монархической Реставрации (сталинизму). Но я попытался изложить сейчас только общеисторическую республиканскую тенденцию развития России, продвигающуюся вперед через регулярные смены политических режимов и их политико-правовых основ.
Из данной периодизации и ее объективных характеристик, которые, на мой взгляд, невозможно поставить под сомнение, с неизбежностью следует вывод о том, что режим ныне существующей VII Российской Республики, в отличие от всех предшествующих ему режимов, не обладает своим, отражающим его сущность и формальные черты конституционным установлением.
Следовательно, такое конституционное установление, а, проще говоря, Конституция VII Российской Республики, рано или поздно возникнет, ибо не может не возникнуть.