February 20th, 2008

О ХТОМИКАХ-ГНОМИКАХ, МОЕЙ ПРОЗОРЛИВОСТИ И МОЕЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ

Радует и вдохновляет ход дискуссии о ХТОМИ, развернувшаяся после моего вчерашнего поста. Очень понравился мне уменьшительно-ласкательный вариант – хтомики. С удовольствием им воспользуюсь, тем более, что в каком-то смысле он более точен. Действительно, большинство хтомиков – гномики или карлики. Но, надо признать, довольно злые карлики и довольно неприятные гномики.
Утверждение, что хтомиков на всякое произвольно выбранное сообщество существенно меньше трети, требует социологических доказательств. Я всё-таки настаиваю на своей цифре. Дело в том, что хтомики тоже бывают разные – латентные, явные, колеблющиеся, ярые, простейшие (vulgaris), хтомики-интеллектуалы, хтомики-солдаты, хтомики-лакеи, хтомики-теоретики и практики, а также хтомики-болтуны, балаболы, хтомики-гедонисты и хтомики-аскеты (этих сугубое меньшинство) хтомики-оппортунисты и хтомики-террористы, хтомики-провокаторы и хтомики-тихони, патентованные хтомики и хтомики-любители. Ну и так далее. И отчетливо мы различаем лишь некоторые типы хтомиков, как правило – именно болтунов и провокаторов.
Словом, сей подвид Homo sapiens требует изучения.
Кто-то заметил, что, описывая хтомиков, я, сам того не желая, затронул тип революционера. Не совсем так. Действительно, много схожего, но настоящий революционер чаще всего не мещанин (хотя чаще же всего – выходец из мещанской среды). А хтомики – мещане по преимуществу. Революционер – концентрированный человек. Хтомик – утрированный человек.
В интересах науки и общественной гигиены, считаю, дискуссия о феномене ХТОМИЗМА должна быть продолжена как здесь, так и в академической печати.
С печальным удовлетворением отмечаю и собственную прозорливость в подходе к проблеме Косова, в прогнозировании поведения стран и деятелей Евросоюза. Да и целый залп деклараций сепаратизма, грянувший в последние дни, противоречит фарисейским заклинаниям смиренных «поклонников Запада» - да ничего не будет!
Напомню также, что как-то я поставил под сомнение профессиональные качества нынешнего генсека ООН г-на Пан Ги Муна – в связи с тем, что при звуке взрыва он чуть не спрятался под стол. Меня тут же обвинили в неуважении к институту Генерального секретаря и чуть ли не ко всему корейскому народу. Кажется, события последнего дня показывают, что и в этой оценке я оказался более прозорлив, чем те, кто по-прежнему верит, что генсеки ООН появляются в результате сложной и изощрённой системы профессионального отбора, выносящей на всемирную вершину лучшего из лучших, объективнейшего из объективных и достойнейшего из достойных.
Впрочем, моя прозорливость объясняется не исключительными интеллектуальными качествами, а прежде всего непредвзятостью – матерью научного анализа.
Кроме того, я уже достаточно опытен как в политическом анализе, так и в знании людей. Например, я прекрасно знаю, что в каждой широкой дискуссии, в которой я принимаю участие, а говорю я всегда то, что думаю, обязательно появятся пара-тройка хтомиков, которые попытаются уязвить и спровоцировать меня вопросом о моей национальности, используя для этого моё отчество. Шулерство известное: отрекусь от еврейства – обвинят в антисемитизме, отрекусь от русскости – обвинят в еврействе.
Нынешним шулерам-провокаторам, видимо, невдомёк, что моё имя вписывали и в списки «врагов русского народа», и в списки «антисемитов». Сам Гусинский в своё время обвинил меня в антисемитизме – позвонив мне с телефона Березовского. Всё это давно пройдено.
Конечно же, я русский и люблю Россию во всём её величии и в её многочисленных, но не смертных – таковых у России нет и не было, грехах. Но если кто-то хочет считать меня евреем, я разубеждать этого «кого-то» не намерен и оправдываться не собираюсь. Да плевать мне на то, что считают провокаторы! Не всегда плевать – что они делают.
Равно не удастся никому вывести меня из себя и другими пошлыми намёками, регулярно появляющимися в моём блоге. Другое дело, что иногда мне надоедает быть толерантным - и я отвечаю по принципу «хаму – хамово».
В последнее время меня часто просят высказаться о различных передачах и высказываниях «Эха Москвы». Нельзя постоянно игнорировать эти просьбы. Поэтому отвечаю.
Когда-то давно я был постоянным слушателем этой радиостанции и частым гостем разных её передач. Но вот уже более двух лет я совсем, в буквальном смысле слова – совсем не слушаю «Эхо Москвы». Потому что однажды мне надоело слышать и слушать поглотившие эту когда-то демократически разнообразную радиостанцию тенденциозные истерики и поношение людей, мыслящих иначе, чем пять или шесть «главных голосов» этой радиостанции. Конечно, до меня доходит информация о разных гадостях, которыми эти «голоса» и подголоски удостаивают меня (читатели, в частности, пишут в письмах; коллеги рассказывают), но и в данном случае – говорю совершенно искренне – мне на это наплевать. Тем более, что я точно знаю, кто там что и почему говорит. В том числе и обо мне.
Поэтому никаких комментариев ни к каким передачам «Эха Москвы» я давать – без крайней, чрезвычайной нужды – не собираюсь.
А Сергей Кургинян - честнейший человек. Правда, несколько запальчивый и всё ещё стремящийся переубедить тех, кого переубедить, даже правдой и железной логикой, уже невозможно в принципе. Я на такие подвиги давно уже не поднимаюсь…