February 11th, 2008

Эмоции

А КАДРЫ КТО?

Просмотрел большой объем откликов на пятничную речь Путина и комментариев к ней. Разноголосица довольно сильная. И один из важнейших пунктов этой разноголосицы – трактовка готовности сегодняшней элиты России следовать предначертаниям плана Путина по доброй воле, без понуждения – в силу согласия со словами и идеями Путина.
Большинство комментаторов утверждают, что элиты пойдут за Путиным. Те представители самих элит, кто не стесняется говорить публично (а таких – абсолютное меньшинство) – тоже выражают такую готовность.
А вот я отношусь к числу скептиков, то есть тех людей, которые считают, что со старой элитой вход в нарисованное Путиным будущее нам заказан.
Кадры решают всё! Это железный закон всякого управления, тем более политического управления, которое невозможно заменить чисто техническими схемами и механизмами, неумолимо требует на одно из первых мест при обсуждении реализуемости идей Путина поставить именно кадровый вопрос.
Что мы сегодня в этом смысле имеем?
Элиту, которая больше молчит. Кто из так называемых олигархов, что ельцинского, что путинского призывов высказывается ясно и недвусмысленно по основным проблемам страны, в том числе и тем, о которых говорит сам Путин? Никто. Наша элита – публично молчащая элита. А это неспроста. Ведь что-то она думает.
Не совсем точно употребляя в данном случае слово «элита», я скорее имею в виду современный правящий класс России, класс бюрократически-олигархический, класс властно-владетельный, то есть обладающей и властью, и большей частью собственности в стране. План Путина (вкладывать деньги в людей, то есть во всех людей, ликвидировать бедность и пр.) фактически покушается и на власть, и на собственность этого правящего класса.
Наш правящий класс номенклатурен, то есть закрыт, герметичен. В него трудно попасть, но еще труднее из него выпасть (вход рубль – выход два). Политическая реформа в стране привела к тому, что номенклатурных начальников высшего уровня стало гораздо больше. Например, у нас сейчас множество бывших глав правительства: (если начинать только от Ельцина): Гайдар, Черномырдин, Кириенко, Примаков, Степашин, Касьянов, Фрадков, скоро будет и Зубков. Всем им нужны номенклатурные должности. Номенклатурные, то есть связанные с государством или политикой. Просто в частный бизнес идти никто не хочет. А помимо премьер-министров есть еще множество их заместителей, просто министров, губернаторов крупнейших регионов и президентов республик в составе РФ. Без государственного прикрытия они не решаются уходить в вольное, самостоятельное политическое или экономическое плаванье. Эта система раздвигает номенклатурную сеть и привычки номенклатурного поведения за пределы собственно номенклатуры.
Вся эта система, то есть головка и костяк кадровой системы, не хочет никаких политических и иных инноваций. Именно она и есть «наш средний класс», то есть класс, слишком довольный тем, что имеет сегодня, чтобы без понуждения стремится к переменам.
Обычный средний класс тоже консервативен, но малая часть его (обычно – из числа молодёжи) всё-таки стремится подняться еще выше. Номенклатурный «средний класс» выше подняться не стремится. Он уже на самом верху. Ему нужно лишь, чтобы и его дети не выпали из номенклатурной системы. А это значит – закрыть дорогу выходцам из низов.
Если Путин после президентских выборов не решится на кадровую революцию, он не может рассчитывать на то, что нынешние элиты, вполне довольные своей жизнью в последние годы, поддержат делом, а не пустыми словами, его идеи и действия.