February 4th, 2008

ОТРЕЧЁТСЯ ЛИ МЕДВЕДЕВ ОТ МЮНХЕНСКОЙ РЕЧИ ВЛАДИМИРА ПУТИНА?

  Прогноз по выборам в Сербии, естественно, подтвердился, но всё-таки сербы удивили тем, что сдались не полностью, а с  очень небольшим перевесом. Так Запад создал на востоке Европы (точнее - в центре) ещё одну пополам расколотую страну (первая - Украина). Колите, Шура, колите!
С раннего утра сидел на очередной конференции, посвященной отношениям между Россией и Евросоюзом. С их стороны представлены все главные страны. Их речи, увы, в основном традиционные.

            Во-первых, удивление-раздражение-недоумение. Россия вновь ведёт самостоятельную политику, все громче заявляет свою позицию по тому или иному вопросу…  На это я сказал: мы же вас много лет подряд предупреждали, что долго в состоянии ельцинского одряхления Россия находиться не будет, что же тут нового и неожиданного?

            Во-вторых, у России есть обязательства перед ОБСЕ, перед Советом Европы, Россия почему-то имеет свою точку зрения на проблему энергетической безопасности, по поводу Косово, по поводу замороженных конфликтов на постсоветском пространстве. В России плохо с демократией, с правами человека, коррупция, грузин вы обижаете и прочее – полный набор. На это я сказал – у России теперь обязательства только перед собственным народом и миром во всём мире.

            В-третьих, НАТО никому не угрожает, ракеты в Польше – против Ирана, и вообще Польша опасается за свою безопасность, и т.п. Тут я позволил себе заметить, что если иранские ракеты угрожают США, то пусть они ставят свои противоракеты подальше от наших границ. Мы за их безопасность не отвечаем. А также усомнился в том, что в Тегеране только и думают, как бы напасть на Варшаву. Следовательно, поляки бояться России. В этой связи я попросил кого-нибудь изложить любой сценарий, по которому бы Россия напала на Польшу. Даже самый фантастический. Лишь один участник, да и то наш, предложил такой вариант – в случае, если Польша нелегально врежется на дне Балтийского моря в газопровод «Нордстрим».

            В-четвертых, надо бы нам (им) с Россией всё-таки подписать новый договор, чтобы… Далее невнятно. Я сказал, что никакого нового (реально нового) мы не подпишем, потому что ничего нового, кроме общих слов и претензий к России, у вас для нас нет.

            Проглядывает сквозь всё это надежда – вот станет президентом Медведев и отречется от Мюнхенской речи Путина. Насколько я понимаю, именно этот вопрос (отречется или нет?) раскалывает и участников дискуссии в этом блоге. Одни считают, что отречется. Другие хотят, чтобы отрёкся. Третьи надеются, что этого не произойдёт.

            Вот собственно и нерв отношения Евросоюза, Запада к нашим президентским выборам: будет Медведев лишь добросовестным поставщиком газа и нефти для ЕС или ещё захочет какие-то интересы России отстаивать, посмеет иметь собственное мнение по вопросам Косова, европейских дел, энергобезопасности, американской ПРО в Европе, Ирана и т.п.?

            Выношу этот вопрос на обсуждение. Если соберётся капитальный подбор мнений, поделюсь им завтра с нашими «европейскими коллегами». А то большинство из них как-то уж очень пригорюнились, неожиданно для себя узнав, что Россия, оказывается, существует, причём не в виде придатка к их газовым плитам.