?

Log in

No account? Create an account
 
 
Всё-таки очень интересно, кого захотят сербы избрать своим президентом. Тадича, который фактически готов обменять Косово на членство в Евросоюзе, или Николича, не желающего идти на такой постыдный обмен?
Конечно, сила солому ломит, и если уж Запад решил расчленить Сербию, сейчас он имеет возможность это сделать. Россия, естественно, будет против, но воевать за интересы сербов, если они сами эти интересы продадут и предадут, не станет.
Вопрос однако не в России, а в Сербии. Менее чем через десять лет после бомбардировок НАТО (то есть и Евросоюза) своей территории добровольно, да еще с потерей земли вступить в союз с теми, кто тебя в общем-то полностью незаконно атаковал, убивал твоих мирных жителей, а потом фактически частично оккупировал и расчленил, - это как-то не вяжется с представлениями не то что о суверенитете, но даже и о элементарной национальной чести. Скорее, напротив, это унизительно. Хотя чечевичная похлебка тоже нужна...
Вообще поведение братьев-славян удивительно.
То, что никакого славянского братства не существует, это очевидно. То, что различия религий (католицизма и православия) для славян (или их элит) важнее, чем общие корни, языки и духовное родство, тоже. Но зачем же так меркантильно?
Россия ослабла - все славяне переметнулись под крыло, а точнее - под управление богатого Запада, став резервуаром дешевой рабочей силы для западноевропейского среднего класса.
Россия вновь окрепла - теперь вот и болгары вновь вспомнили о том, кто их освободил от "турецкого ига". И даже заявляют, что, дескать, они доказали, что можно быть и членом НАТО, и союзником России.
Сидение на двух стульях представляется многим сегодня самой эффективной политикой, но настоящие-то мировые игроки прекрасно знают цену таким союзникам и рано или поздно требуют сделать выбор.
Из стана в стан перебегая можно сохранить себя физически (и то далеко не всегда), но никогда духовно, никогда исторически. Ведь именно землю и ресурсы перебежчиков в конце концов делят те, кто возглавляет конкурирующие, а временами и противоборствующие центры мировой политики. Так что выигрыш перебежчиков всегда тактический, максимум - оперативный. И никогда не стратегический.