January 11th, 2008

ПОСЛЕДНИЙ БЕЛЫЙ ЕВРОПЕЕЦ УМРЁТ ЗДОРОВЫМ, ДА ЧТО ТОЛКУ?

Я курю, а потому в данном вопросе не вполне объективен. Но, думаю, не больше, чем те, кто активно борется с курением на Западе, а теперь и в России. Вчера наше правительство решило присоединиться к международной конвенции по борьбе с курением. СМИ подали это решение как благую весть.
На мой же взгляд, тут мы, как это слишком часто бывает, бездумно «догоняем» Запад, который, как это бывает ещё чаще, усиливает борьбу с мелкими пороками и грехами, но развивает большие, защищая «права» тех, кто предаётся им. Более того, взамен одних пороков, объявленных недопустимыми, индустриально вводятся другие – ещё более опасные, но приносящие большую прибыль.
Повсеместно запрещая курение, один из безобиднейших человеческих пороков, но укорачивающий индивидуальную жизнь, Запад все активнее разрешает однополые «браки», от которых дети не рождаются, то есть не укорачивается, а пресекается вообще жизнь человеческого племени.
Или очевидно воспитывающие привычку к насилию, вплоть до навыков убийства, компьютерные игры. Где их придумали и разве кто-то уже запретил? А что опаснее – курильщики или убийцы?
Что касается современной России, то, конечно, запрет на рекламу сигарет необходим (правда, почему пивной алкоголизм по-прежнему рекламируется, причём активно?) и борьба с курением полезна. Однако главное ли это, с чем именно сейчас должны бороться наши законодатели и правительство? Когда, например, гораздо более опасная тенденция насыщения нашего рынка генетически модифицированными продуктами (ГМП) набирает силу.
Или почему у нас столь смехотворно низки штрафы за загрязнение окружающей среды? Не потому ли, что выставить на улицу миллион курильщиков безопасней и легче (да и мзду за право курения с них не возьмёшь), чем заставить одно более-менее оснащенное юристами предприятие заплатить полной мерой за отравление целой реки?
Всё наводит на мысль о том, что в конечном итоге те или иные запреты и разрешения исчезают и вводятся не потому, что кто-то озабочен состоянием здоровья своей нации (и тем более – чужих), а из-за усиления одних лоббистских группировок и ослабления (одряхления по причине возраста) других. Плюс запрещение одного, часто менее опасного, отвлекает внимание общества от продвижения другого, того, что гораздо опаснее.
Политика и бизнес тесно переплетены. Перестройка и введение рынка в СССР, а также рыночные реформы в Китае спасли в своё время от краха американскую табачную промышленность. Но табачное лобби, обрадовавшись такому неожиданному подарку, ослабло. Зато другие лоббистские группировки за это время окрепли.
Уверен, что последний белый европеец (имею в виду граждан Евросоюза) умрёт не от рака лёгких и вообще здоровым, в возрасте 98 лет, в отличной больнице и будучи застрахован от всех превратностей жизни (кроме смерти), но у него не будет детей, так как он будет членом «однополой семьи». При его последнем вздохе будут присутствовать курящие врачи и медсестры, которым не суждено будет дотянуть и до 70-ти. Зато у каждого из них будет по три-четыре ребёнка. И будут они мусульманами.
Победить все беды и пороки одновременно нереально. Вопрос – в определении приоритетных опасностей. И официальный список эти приоритетов рождает много сомнений.
Что касается России, то в первую очередь нам нужно бороться сегодня не с курением, а жёстко, включая репрессивные методы, с наркобизнесом и наркоманией, а также с распространением ГМП. Вплоть до полного запрета производства и ввоза последних. Тем более, что наша страна одна из немногих, кто может полностью обеспечить себя экологически абсолютно чистыми продуктами.
Кстати, кроме нефти-газа и зерновых (для биотоплива, если приспичило) это третий (но не последний) козырной туз в нашей колоде. Куда не посмотри окрест – всюду у России сплошь козырные карты, как правило, старшие. Просто вводить в игру их нужно по собственному разумению, а не повторяя чужие зады.