December 18th, 2007

Микроэссе о гнусности и паскудстве

Если я не алкоголик, мне в голову не придёт обвинить другого в алкоголизме. Я же просто не представляю, что можно быть алкоголиком.
Если я не продажен, я не обвиняю в продажности других. Ибо не знаю, что можно продаваться.
Если я не плохой главный редактор, я не обвиню в этом другого. Ибо главный редактор не может быть плохим - иначе он не редактор, тем более не главный.
Если я не подлец, я не делаю подлости. Просто не умею. А если делаю, причём обязательно анонимно, трусливо, передергивая, зная, что подличаю, то я обязательно обвиняю в том, чем порочен сам, других.
Если я обворовываю хозяина, то мне нужно оправдать это тем, что кто-то другой растратил то, что спёр я.
Вот вам и объяснение того, что часто происходит.
Возьми сумму обвинений, прикинь или узнай, кто автор и кто публикатор - и поймёшь всё о пороках этих людей.
Это же так ясно, это же знают в общем-то все. Но боятся сказать правду. Первые, авторы и публикаторы, потому что сами паскудники. Вторые, слушатели, потому что боятся паскудников.
Почему боятся? Потому что подлец против честного человека всегда с форой. В виде подлости. Ведь чужая подлость никогда не направлена против себя - всегда против других. И только честный человек не несёт видимой угрозы подлецам. Оттого они и смелы - из-за угла, из-под псевдонима, за безымянной ссылкой на "источник".
Но ведь подлец это всё равно подлец. Это просто диагноз - и от него не избавиться. Нет ни просто лекарств, ни панацеи.
А во главе всего - зависть, эта религия подлецов.