October 2nd, 2007

Красный галстук

Угроза общенациональному лидерству Путина

Вчера я назвал в «Политдневнике» несколько совершенно очевидных последствий решения Путина возглавить список «единороссов». Причем постарался быть максимально объективным – говорил только лишь о неизбежных изменениях в политическом рисунке нашей действительности и воздерживался от оценок данной президентской инициативы. Думаю, что сегодня самое время пойти как раз от обратного и высказать собственную оценку произошедшего.

Сразу скажу – к принятому Путиным решению у меня отношение сложное. Я бы даже сказал – очень сложное. Почему-то сейчас все бурно обсуждают далекие перспективы – возможное премьерство Путина и логичную в этом случае трансформацию страны из президентской в парламентскую республику. Да, это серьезные вопросы, заслуживающие отдельного разговора. Меня же беспокоят перспективы самые ближайшие, а именно – декабрьские выборы в Думу, точнее, непосредственное участие президента в этой кампании.

Я считаю одним из немногих, но бесспорных достоинств ельцинской эпохи беспартийный, даже подчеркнуто надпартийный статус гаранта Конституции. Ельцин, конечно, мог поддерживать на выборах то одно, то другое «издание» партии власти, однако сам никогда не идентифицировал себя ни с «демороссами», ни с «выбороссами», ни с «эндээровцами». И правильно делал – я в 90-е много писал о реальном значении партий в новой России. В той ситуации «делиться» и без того весьма спорной и проблематичной популярностью с тем или иным партийным новоделом было бы для Кремля убийственным шагом. И Ельцин это понимал.

По большому счету в данном конкретном вопросе ситуация с тех пор мало изменилась. Давайте взглянем на многочисленные интернет-рейтинги партий, особенно на те, где вопрос задается не о прогнозируемых перспективах, а об электоральных предпочтениях. Где там «единороссы»? Наверное, я не открою какого-то большого секрета, если скажу, что популярность чиновничества (и соответственно партии этого самого чиновничества), мягко говоря, невысокая. Так зачем же Путину – подлинному общенациональному лидеру с утойчиво высоким рейтингом – брать на себя не только заботы «единороссов», но и терпеть неизбежные имиджевые издержки от того, что он как гарант Конституции становится, по сути, выразителем интересов партии чиновничества. Лично я этого упорно не понимаю.

Путин многократно говорил о своем желании видеть левый политический фланг более современным и адекватным стоящим перед страной задачам. Но мне кажется, что фактическое «вступление» президента в «Единую Россию» не только надолго законсервирует тот левый фланг, какой мы имеем сейчас, но и значительно усилит ряды его электората за счет тех представителей «путинского большинства», которые причисляли себя к таковому большинству при беспартийном Путине, но не при Путине – функционере партии чиновничества. Формальная беспартийность, которую президент намерен сохранить по крайней мере до 2 декабря, именно формальна и не меняет сути дела.

Наверное, многие политтехнологи захотят меня убедить в обратном, а именно в том, что данное решение не только не повредит высокому рейтингу президента, но и усилит его. Сегодня я уже прочитал несколько подобного рода заявлений. Но я вижу ситуацию прямо противоположным образом и не думаю, что кто-то сможет развеять мои «заблуждения».

Я могу привести еще аргументы в пользу моего крайне настороженного, если не сказать больше, отношения ко вчерашнему решению президента. И видимо, сделаю это в ближайшие дни. А пока что призываю думать не о каком-то химеричном партийном канцлерстве, а о реальной угрозе реальной популярности реального общенационального лидера.