June 6th, 2007

Что позволено нашим «несогласным», то не позволено «несогласным» «ихним»

До сих пор не утихают причитания разного рода правозащитников – здешних и тамошних – по поводу «омоновских зверств» при разгоне «маршей несогласных». Сегодня разгоняли «несогласных» в Хайлигендамме. Разгоняли с характерной немецкой основательностью и педантизмом – водометами и слезоточивым газом, о чем наши омоновцы, остерегающиеся лишний раз взяться за дубинку, и помыслить не могут. И каким-то странным и совершенно непостижимым для меня образом правозащитники до сих пор об этом ничего не знают – молчат, будто воды в рот набрали. И ни слова о «зверствах» немецких правоохранителей.

Я конечно, понимаю, что наши «несогласные» – «несогласные» правильные и хорошие (простите за столь ювенальную риторику, но именно такая риторика представляется мне наиболее подходящей в данном случае), потому что они против авторитарного Путина – этого душителя свобод и демократии. Поэтому наших «несогласных» надо всячески защищать. А понаехавшие в Германию «несогласные» – это «несогласные» плохие и неправильные, так как мешают работать собравшимся в Хайлигендамме столпам мировой демократии. Поэтому действия немецких полицейских – абсолютно адекватные и заслуживают всяческой поддержки и одобрения.

Но меня удивляет, как только правозащитники не догадались, что «несогласные» в Германии разбушевались не просто так, а потому что не хотят присутствия на саммите «большой восьмерки» недемократичного Путина. А значит, они тоже правильные и хорошие «несогласные». Разве не так? Но правозащитники все равно молчат. В этом случае их молчание можно истолковать двояко. Либо они вдруг почему-то перестали считать Путина гонителем демократии – и соответственно, начали осуждать собравшихся в Хайлигендамме «несогласных» и поддерживать «воспитывающих» их полицейских. Либо просто в европейском демократическом заповеднике даже солнце светит по-другому, делая черное белым и белое черным.