June 5th, 2007

О мировоззренческой эластичности наших политиков

Просто диву даешься, с какой лёгкостью отдельные политики и государственные мужи меняют свои убеждения. Прежде и слышать не желали ни о каких «нарушениях» Конституции по поводу количества допустимых президентских сроков и их продолжительности. А вчера вдруг резко поменяли свою точку зрения на прямо противоположную. И сделали это с демонстративной поспешностью, дабы эта самая поспешность была замечена и запомнена. Ну, что ж – это их право. А безусловное право всех остальных – делать соответствующие выводы по поводу стойкости убеждений лиц, которые претендуют на те или иные высокие роли в публичной политике.

Кстати, подобное флюгерство – еще одно, правда, парадоксальное, но всё же свидетельство того, что все упреки в адрес нашей власти по поводу её «авторитаризма» и «недемократичности» – пустой звук. Каким образом я это заключил из мировоззренческой мимикрии наших топ-политиков? Очень просто. При настоящем авторитаризме непопадание в унисон с генеральной линией чревато для карьеры. В лучшем случае для карьеры, а в худшем – для жизни. У нас же – я убеждён – продемонстрированные идейные метания на конституционной почве прямо и непосредственно не отразятся на политической судьбе этих неустойчивых политиков. Во всяком случае не окажутся не то что причиной, но даже поводом для принятия соответствующих кадровых решений. Равно как и те, которые и прежде отстаивали позицию, в число сторонников которой вдруг вошло и первое лицо, также не обретут дивиденды только и именно за это. Побольше бы такого «авторитаризма» для иных «политкорректных» и «демократических» режимов!

Из других заметных событий дня назову слова польского премьера Качиньского о том, что вчерашние путинские заявления по вопросу об ответных шагах России на разворачивание американских ракет в Европе – «это язык Хрущёва». Даже завидно становится – такого откровения не могут себе позволить ни лидеры ведущих европейских стран, ни даже американцы. Хотят, да не могут – все-таки как-никак ощущают на себе груз ответственности за собственный имидж и имидж своих государств. Вероятно, польский премьер не обременён подобной ответственностью. Равно как и знанием истории – его аналогия с эпохой Карибского кризиса грешит множеством неувязок и несоответствий. Думаю, нам просто не следует замечать эту досадную оплошность Качиньского и даже где-то посочувствовать ему – какую цену приходится платить за свидетельства лояльности его заокеанским хозяевам!


В СОДЕРЖАНИЕ последнего номера "МН"