May 29th, 2007

О чём я говорил с французской журналисткой

Была у меня вчера одна журналистка из одного очень известного французского издания. Попросила о встрече для того, чтобы получить ответ на вопрос о причинах резкого ухудшения отношений между Россией и Евросоюзом.

Наш разговор я упредил уточнением: вы, видимо, пишите статью, и из того, что я скажу, туда войдет максимум абзац (опыт – великое дело!). Поэтому я сейчас в течение 15 минут отвечу на ваш вопрос, а вы выберете нужные вам фразы. Она согласилась с этим разумным (я бы сказал, картезиански разумным) сценарием. Но реализовать этот сценарий не удалось.

Дело в том, что уже первые фразы моего ответа явно разочаровали журналистку. Я сказал, что в отношениях ЕС - Россия действительно глубокий кризис. Вина за это, на мой взгляд, полностью лежит на ЕС и Западе вообще. Никакого искреннего сотрудничества, а тем более союзничества с Россией ЕС не желает. А желает он только одного – чтобы Россия не усиливалась, поставляла нефть и газ на условиях ЕС, выполняла все распоряжения ЕС относительно внутренней жизни России и охраняла свою территорию от китайцев, но не потому, что Запад так ценит территориальную целостность России, а чтобы Китай не получил её природные богатства. Кроме того, ЕС не считает Россию Европой, а русских – европейцами, а потому утверждает, что Россия должна еще дозреть до европейских ценностей. Меня эта позиция полностью не устраивает. Фанаберию западноевропейцев я отменить не могу и не собираюсь, но и собственной фанаберией поступаться не намерен. Либо ЕС говорит с Россией, как с равноправным партнером – либо плевал я на ваши рекомендации.

Это я сейчас так последовательно излагаю, а в реальности уже первые мои фразы вызвали целый град вопросов: так Россия не разделяет европейских ценностей? А нормы европейской демократии Россия собирается соблюдать? А вы подписали пакт Молотова-Риббентропа? А зачем вы оккупировали половину Европы? И далее в том же духе.

Не буду перечислять всё, что я сказал в ответ. Выделю два-три момента.

В ответ на упреки России в империализме я попросил привести хотя бы один пример, когда Россия (или СССР) напала хоть на одну западную страну. Ответа не получил (при этом перечислил Наполеона, Крымскую войну, Первую и Вторую мировые, когда как раз Запад ступал на территорию России).

Собирается Россия строить демократию или нет – её внутреннее дело. С искренними партнерами я готов это обсуждать, с теми, кто с 1985 года Россию во всем и всегда обманывал – нет (как гражданин России, естественно, не как журналист – в этом качестве участвуешь во всех дискуссиях).

Заметил, что если ей нужен не мой ответ, а ею желаемый, то пожалуйста – цитируйте: Россия ужасна – Запад прекрасен, вы миротворцы – мы злодеи, вы демократы – мы диктаторы.

Ещё она спросила – а в России есть демократия? Я ответил – да, конечно. Правда, будучи человеком объективным и беспристрастным, всё-таки уточнил: моя личная оценка, которую я неоднократно оглашал, такова – в России сейчас квазидемократия в смеси с протодемократией. Но и это – наше внутреннее дело.

Она напомнила мне, что в 1991-1992 годах в своей колонке в «Фигаро» я писал иначе. Я ответил: вполне вероятно. Мои оценки изменились. Потому что 15 лет назад я верил в искренность Запада по отношению к России, но постоянные обманы с вашей стороны эту веру уничтожили.

Словом, не получила французская журналистка, видимо, желаемого ответа. Но виноват ли я, что говорил то, что думаю, то, что есть в реальности, и то, что не возлагает в очередной раз вину на Россию? Не виновата я!!!!!


В СОДЕРЖАНИЕ последнего номера "МН"