April 25th, 2007

На смерть Ельцина. Не сотворите себе и другим кумира

День похорон – не лучшее время для критических замечаний, но всё-таки градус пропаганды, заданный государственными телеканалами и официальными изданиями столь высок, что это не только вызывает недоумение, но и пугает.

У Бориса Ельцина достаточно заслуг перед страной, чтобы приписывать ему ёще и чужие заслуги. Не Ельцин дал России демократию и свободу слова и печати (всё это появилось уже при Горбачёве, в том числе и официальная отмена цензуры, альтернативные выборы и пр.).

Но главное даже не в этом. Всем хорошо известно, сколь, мягко говоря, неоднозначно у граждан России и всего бывшего СССР отношение к покойному и его политике. И ведь все эти люди смотрят телевизор.

Вчера по Первому каналу демонстрировался спецвыпуск программы «Судите сами». Меня тоже приглашали принять участие в этой программе. Я отказался, предполагая, кто и что будет говорить, – в такой день и в такой компании странно и неприлично было бы выглядеть «скептиком». Но то, что я услышал, превзошло даже мои прогнозы.

Известные люди творили кумира – ладно бы только себе, они творили его другим. Но кому другим?

Населению России, простым её гражданам, которые уж о Борисе Николаевиче Ельцине точно имеют своё, собственной жизнью прочувствованное мнение!

Более всего Россия нуждается в объективной оценке своей истории, особенно истории ХХ века и особенно его конца. Заменить эту объективность «новой пропагандой» всё равно не удастся – разве что времена идейной смуты в головах будут ещё дальше продлены в будущее.

Ельцин умер, но Ельцин ещё слишком жив для сотен миллионов людей, чтобы сотня возвысившихся при нём интеллигентов, хоть и имеющая выход в телеэфир, могла рассчитывать на то, что их мнение перевесит мнение всего народа.

Виталий Третьяков о Ельцине:

"МН": Сретение президентских юбилеев - Ельцина и Горбачева

Из неизданной книги о Ельцине: Инстинкт власти (1)


Из неизданной книги о Ельцине: Инстинкт власти. Московские страсти (2)

Из неизданной книги о Ельцине: Инстинкт власти. О том, что он хочет (3)

В СОДЕРЖАНИЕ последнего номера "МН"