January 11th, 2007

Путин слушал наши вопросы 4 часа

"МН":Путин слушал наши вопросы 4 часа

НЕСКОЛЬКО НАСУЩНЫХ ПРОБЛЕМ
развития гражданского общества в России


Встреча с Путиным началось в 13.30 и закончилось без двадцати шесть. Поэтому сейчас я только успеваю, как обещал, сообщить те вопросы, которые я поставил.

1. Я не претендую на то, чтобы быть классическим правозащитником, поэтому остановлюсь на проблемах, которые касаются интересов скорее большинства, чем различных меньшинств.
Начну с того, что, возможно, покажется, неожиданным, неуместным и совсем не политическим.

Общество в целом и отдельные его граждане, если даже не все из них это осознают, безусловно имеют право на защиту от пошлости и от внедрения через государственные СМИ норм преступного стиля и даже образа жизни, фактически экстремистских форм поведения, об обеспокоенности наличием которых вы сами только что говорили.

Вот в этом смысле у меня очень большие стилистические разногласия с современной властью.

Мне известны недавно произнесенные Дмитрием Медведевым слова о том, что лучшим средством от пошлости является тоталитаризм. Это, конечно, красивый афоризм, но, во-первых, говорящий о, так скажем, некоторой безответственности нашей власти, а во-вторых, если придерживаться его как истины, то дайте несколько точечных выбросов тоталитаризма. Современная российская власть не настолько демократична, чтобы делать вид, что она не пользуется этим тогда, когда она считает это нужным. А раз в данном случае не пользуется, значит, не считает нужным.


2. Гигантской правозащитной проблемой современной (да и всегдашней) России была и остается почти абсолютная незащищенность ее граждан от произвола бюрократии вообще и конкретных чиновников - в частности. В этом смысле, понимая все прагматические резоны того, что губернаторы у нас сохраняют свои посты по 12-15 лет, я считаю данную ситуацию совершенно нетерпимой и отдающей население страны под полный произвол региональных начальников. Тем более что при всем критическом отношении к федеральной власти нельзя не видеть, что региональные властители у нас на порядок более авторитарны, а порой и прямо деспотичны, чем федеральная власть.

3. У меня нет ответа на вопрос, можно ли управлять таким мегаполисом, как Москва, демократично. Думаю, что полностью демократично нельзя. Но нельзя и терпеть полное отсутствие какой-либо, даже в минимальных проявлениях, демократии в городе Москве. О местном самоуправлении здесь речь не идет даже теоретически.

Мое предложение здесь таково, и прошу отнестись к нему без иронии - хорошо бы сделать так, чтобы по тяжбам жителей Москвы с московскими чиновниками и вообще всеми службами и органами московской власти первой судебной инстанцией были бы не московские суды, а Верховный суд России.

4. В этой же связи коснусь проблемы грядущих думских выборов. Лично я категорический противник того, чтобы политическую жизнь в России кто-либо регулировал и даже контролировал или инспектировал извне. Но и никакого, абсолютно никакого доверия в смысле проведения избирательной кампании и самих выборов вплоть до подсчета голосов к нашим властям у меня нет. Думаю, у других сидящих за этим столом этого доверия не больше. Где выход?

Может быть, нынешней власти нужно стимулировать (сейчас многое - и не всегда плохо - стимулируется центральной властью) создание общественных организаций, условно называемых «союзами обеспокоенных граждан» (к сожалению, тоже калька с западного). Эти организации должны иметь возможность публично декларировать свое недоверие тем или иным властным органам или чиновничьим организациям по конкретным проблемам, например, подсчету голосов на выборах. Но не только – по текущим проблемам тоже. В Москве я бы в составе такой организации выразил недоверие всем чиновникам, имеющим отношение к архитектурно-строительным проблемам, к организации дорожного движения, к размещению наружной рекламы.

Важно не обременять эти организации обнародованием юридических доказательств своей правоты (бюрократия никогда к таким доказательствам их не допустит). Ведь недоверие к человеку или институту основано в конечном итоге не на сборе документов и юридически закрепленных свидетельств – простые граждане не следователи Генпрокуратуры. Важно создать систему зависимости власти от общественного мнения помимо выборов – и не после Кондопоги, а до того, как что-то подобное случится.

Возможно, такие общества могли бы быть созданы вокруг нашего Совета, а он – координировать их естественную, а не специально организованную деятельность. Этим могла бы заняться и Общественная палата.


Стенограмма встречи Путина в Совете при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека 11 января 2007 г.